Сегодня

Мысли о войне съели украинцам мозг

Мысли о войне съели украинцам мозг

При президенте Зеленском, который пришел к власти на лозунге скорейшего установления мира в Донбассе, украинцы стали больше верить в вероятность большой войны. Об этом свидетельствуют результаты недавнего опроса, проведенного социологической группой «Рейтинг».
Оказалось, что более 80% респондентов боятся «полномасштабного вторжения России». Причем, 36% опрошенных оценивают такую вероятность как высокую, 31% - как среднюю, 15% - низкую. И только 12% в подобное развитие событий не верят совсем.
Украинские социологи в этой связи напоминают, что в декабре 2018 после истории с украинскими моряками в Керченском проливе, которая, как известно, стала результатом провокации тогдашнего лидера незалежной Петра Порошенко, вторжения российской армии всерьез опасался 21% участников подобного опроса.
То есть на сегодняшний день количество тех, кто реально считает угрозу высокой, выросло в полтора раза.
Но дело не только в том, что очередной «президент мира» (в данном случае Зеленский), декларируя поначалу совершенно иные цели, сумел поставить страну на грань военного конфликта с Россией так, что большая часть граждан это почувствовала и даже поверила в это. В то же время, если послушать очень многих украинских политиков, а также военных и околовоенных экспертов, то они уже семь лет как воюют с Россией. То есть уже воюют, но ждут, что мы нападем… Странно же.
И почему-то те, у кого в голове засела мысль о войне, не зададутся простым вопросом, зачем России Украина. Эта большая, бедная, проблемная территория — по сути, «черная дыра».
Прокомментировать данные опроса «СП» попросила члена Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдана Безпалько:
— Опасаются ли они вторжения России или ждут с нетерпением, чтобы Россия уже пришла и навела порядок на этой территории, которой управляет то кондитер, то комедиант? Ведь любой социологический опрос можно интерпретировать по-разному, в зависимости от того, как будут составлены вопросы, с какими акцентами, с какими, соответственно, ударениями. И по большому счету разные соцопросы показывают поэтому разные результаты.
Могу сказать, что, конечно же, эти цифры — отчасти результат пропаганды, которая, не переставая, льется с экранов, со страниц, и которая уже полностью заполонила сознание граждан Украины. По крайней мере в той части, которая касается тревожности и опасений, что рано или поздно, но такое поведение руководства Украины приведет ее к войне с Россией.
С другой стороны, я думаю, что большинство людей войны вовсе не хотят войны и устали вообще от каких-либо конфликтных сценариев — настоящих и возможных.
76% населения Украины согласны (или скорее согласны) предоставить Донбассу автономный статус. 93% населения считают, что президент Зеленский находится под иностранным влиянием. Кстати, это тоже один из ответов на вопрос, почему сейчас вероятность войны с Россией по мнению некоторых граждан повысилась.
Может быть, просто потому, что Украиной управляют извне. И рассматривают Украину исключительно в качестве топлива, в качестве дров, которые хотят подбросить в костер. А вовсе не потому, что Россия стремится дойти до Львова и все окрасить в цвета российского триколора.
Поэтому я бы не стал сейчас придавать особого значения всем этим опросам.
Украинское население сейчас занято в основном выживанием. Оно занято тем, что пытается найти какой-то источник заработка, оплатить коммунальные услуги, купить продукты получше, каким-то образом получить медицинские услуги, платные или бесплатные, дать образование детям, хоть сколько-нибудь значимое. А по возможности и выехать за пределы Украины, чтобы начать хотя бы в лице детей жизнь заново уже в другой стране.
«СП»: — Украинский политолог Михаил Погребинский расценил как положительный фактор то, что количество людей, верящих во «вторжение России», растет. По его мнению, это является одной из предпосылок для роста антивоенных настроений в стране, что в конечном счете приведет либо к урегулированию конфликта мирным путем, либо к массовым протестам антивоенного характера. А что сейчас мешает украинцам протестовать против войны?
— Не верьте Погребинскому. По большому счету ничего позитивного в росте военных угроз нет. И антивоенное движение на Украине отсутствует не потому, что оно не может возникнуть из-за того, что люди не ощущают угрозу войны. А потому что оно будет немедленно уничтожено.
В нацистской Германии тоже не было антивоенного движения — уверяю вас. Зато в относительно демократической Америке в 60−70 гг. оно было. Потому что там все-таки определенные элементы свобод у граждан имелись.
На Украине нет никаких свобод у граждан. Есть только свобода пойти и умереть на Донбассе за интересы украинских олигархов, националистических вожаков и американцев, которые рассматривают Украину как средство давления на РФ.
Если Погребинский считает себя свободным человеком, почему он тогда сам не выступает в качестве застрельщика антивоенного движения. Пусть выйдет к Офису президента, пусть подискутирует с Билецким или Парасюком где-нибудь в прямом эфире. Что от него после этого останется?
Страна, в которой свободно убивают людей типа Олеся Бузины, сжигают их живьем, как в Одессе, где опьянелые от безнаказанности активисты совершают акты вандализма под окнами президентского Офиса, она не может породить антивоенное движение.
Антивоенное движение там может быть только с оружием в руках, как бы странно это ни звучало. И это все антивоенное движение находится на Донбассе сейчас.
«СП»: — Еще один парадокс: тот же опрос показал, что почти 70% украинцев считают, что страна движется в неправильном направлении. Одобряют нынешний курс — 22%. При этом, если бы выборы президента состоялись в ближайшее время, то опять победил бы Зеленский или Порошенко — т.е. как раз те, кто ведет (или вел) Украину не туда. Почему?
— Во-первых, хочется заметить, от граждан Украины сейчас ровным счетом ничего не зависит. И эти выборы — не более чем определенного рода игра, в которую позволяют им немножко поиграть.
Им было скучно, когда установилась, пусть и небольшая, но стабильность, и, соответственно, они устроили сначала один Майдан. Потом — второй
Но теперь от них совершенно ничего не зависит. Страна находится под внешним управлением, а кураторы и представители элит плевать хотели на мнение населения Украины.
Что касается выборов, то, естественно, если выбор будет между политиками вроде Зеленского, Порошенко или кого-либо им подобного, то выберут кого-то из них.
На самом деле лучшим выбором для Украины было бы вхождение в состав единого государства с Россией и Белоруссией. Всегда, когда Украина находилась в составе общего государства, там росло население, процветала культура, расцветала экономика и развивалась промышленность. А когда она впервые получила независимость с 1991 года, все это пошло вниз, причем очень-очень интенсивно.
По оценкам одного из украинских экономистов Сергея Кораблина, украинский ВВП рухнул после обретения независимости на 60%.
Нужна ли такая независимость? И от кого она, собственно говоря, эта независимость? Обижали разве Украину раньше, когда она была частью единого государства, единого общерусского проекта? Нет.
Поэтому здесь гражданам Украины стоит задуматься скорее именно об этом. А не о том, кого из этих гнилых и отвратительных политиков выбрать очередной раз на пост президента.
Кто бы ни взошел сейчас из них на пост президента, на Украине ничего не изменится за исключением вывески. Это, наверное, и ежу должно быть понятно. Даже ежику, у которого мозг абсолютно гладкий, без извилин, за тридцать лет понятно, что кого бы ни выбирали, все равно на Украине будет точно так же.
«СП»: — В таком случае, каким вам видится будущее этой страны?
— Будущее Украины зависит от ряда условий, которые мы заранее предусмотреть не можем. Допустим, будет масштабный военный конфликт, в рамках которого Украина просто распадется на фрагменты. Часть из них может войти в состав России или существовать в качестве независимых государств, но которые будут аффилированы с Россией.
Украина может также лишиться, скажем, покровительства США и ЕС и просто превратиться в очень глубокую периферию. В такое восточноевропейское Сомали, где политики будут драться между собой, экономика деградировать, а население массово выезжать. Эти процессы — их начало — мы уже наблюдаем сейчас.
Может быть еще масса вариаций. В любом случае, заранее просчитать что-либо невозможно.
Нам главное сформулировать четко свои цели и задачи. Свою стратегию — что мы хотим. Какой мы хотим видеть Украину… Чего мы хотим от украинского государства, от тех людей, которые там живут…
На мой взгляд, это самое важное.
Пока что большинству населения России не совсем понятно, что, собственно говоря, мы от Украины хотим.
Светлана Гомзикова

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: