Сегодня

В«Исторический момент для признания Донбасса насталВ» — в ДНР ждут послания Путина

В«Исторический момент для признания Донбасса насталВ» — в ДНР ждут послания Путина

Слухи о том, что президент России Владимир Путин может признать ЛДНР (включить в состав России / официально ввести миротворцев) во время оглашения ежегодного послания Федеральному собранию 21 апреля, начали распространяться после того, как кто-то неверно процитировал слова депутата Госдумы Казбека Тайсаева, выразившего свое пожелание о том, что Путин мог бы объявить о признании Донбасса. По мере приближения к дате послания эта тема стала подниматься все чаще и чаще как в либеральных, так и в патриотических СМИ.
Этому способствовала и неординарная ситуация вокруг Донбасса — повышенное информационное внимание, военные приготовления с обеих сторон, самый сильный кризис минского процесса за все годы его существования, когда участники не могут достичь даже минимального прогресса, хотя бы в части обмена пленными, а Киев и вовсе заявляет о своем нежелании проводить переговоры в Минске, поскольку Белоруссия якобы утратила свой суверенитет и нейтральность.
Анонсированный масштабный форум «Единство русских», который пройдет в Донецке 22−23 числа, то есть сразу после оглашения послания, и на который съезжаются российские СМИ, тоже наводит на определенные размышления. О том, можем ли мы услышать в среду о признании Россией независимости Донбасса или о включении его в состав России, мы поговорили с экспертами из Донбасса и России, которые сошлись в том, что исторический момент способствует признанию, но выразили сомнение в том, что Москва готова сейчас пойти на такой шаг.
«Накануне предыдущих посланий президента тоже циркулировали волны самых разнообразных слухов по поводу их содержаний.
Мне кажется, это элемент технологии информационного разогрева, и сама по себе циркуляция этих слухов ничего не говорит о сути послания. А вот как раз о тех сенсационных решениях, которые действительно реализовывались, таких как конституционная реформа например, не было абсолютно никаких вбросов и слухов. То сенсационное, что было реализовано, зачастую стало неожиданностью даже для существенной части лиц, принимающих решения или близких к подготовке решений», — сказал президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.
Вместе с тем он согласился, что сейчас сложился подходящий момент для решительных действий, в том числе и в силу окончательного отказа Украины от Минска.
«Минский процесс, безусловно, можно считать исчерпанным и законченным. Нужно определяться. Совершенно непонятно, чего ждать в этой ситуации, которая для России не улучшается. Уже исчерпаны все аргументы в пользу того, чтобы откладывать решение», — убежден Ремизов.
По его оценке, сейчас нет хороших вариантов решений по Донбассу, но признание ЛДНР хотя бы в текущих границах — лучший вариант в сложившихся условиях.
«Хороших решений не существует, но этот вариант позволяет избежать войны, позволяет выполнить моральные и политические обязательства перед жителями Донецка и Луганска. Это вариант, который позволяет закрыть тлеющий конфликт, ставший инструментом управления и дающий слишком сильные рычаги влияния на ситуацию вокруг России внешним игрокам.
Даже если Россия платит свою цену за это решение, его принятие завершит ситуацию, при которой эту угрозу можно будет включать и выключать извне, когда в любой момент можно поставить нашу страну со всеми ее планами на грань военного конфликта», — сказал Ремизов.
Военный сценарий он назвал вполне вероятным, но очень трудно прогнозируемым по срокам.
«Украина будет реализовывать военный сценарий в расчете на быстрый удар, настолько быстрый, что время, которое требуется на принятие решения о вмешательстве, будет слишком долгим для успешного ответа. Им важен эффект внезапности. Также нужно учитывать выбор момента с точки зрения политической конъюнктуры, с точки зрения оперативных соображений военных. Так что назвать дату невозможно, но вероятность военного сценария сейчас высока», — заключил он.
Однако большая война в Европе, по оценке эксперта, не нужна в настоящее время никому, включая США.
«Война возможна, но с небольшой вероятностью. Трудно предполагать, что могут быть приняты какие-то решения об официальной военной поддержке Украины со стороны стран НАТО, но в ходе боевых действий могут иметь место неуправляемые ситуации и инциденты с вовлечением третьих стран, во время войн возникают ситуации труднооцениваемых рисков, поэтому возможна некая неуправляемая эскалация.
Но это больше фактор случайности, нежели осознанное решение со стороны блока НАТО», — отметил Ремизов.
По мнению военно-политического деятеля ДНР, основателя батальона «Восток» Александра Ходаковского, шанс на признание сейчас есть и на Донбассе очень на это рассчитывают. При этом Ходаковский отметил, что главной целью Донбасского восстания было все же вхождение в состав России, а не создание независимых анклавов.
«Нужно понимать, что политики и обыватели по-разному оценивают события. Политики, причем даже наши, местного уровня, понимают, какие перспективы открывает перед нами признание. Тогда как обычные люди не до конца могут это оценить.
Изначальные посылы референдума, на который выходили люди, то, ради чего они грудью останавливали бронетехнику противника, заключались не в создании оторванного от России анклава. Конечно, люди сердцем хотели быть с Россией, хотели бы присоединиться к России. Первоначальный вариант бюллетеня о референдуме содержал пункт о присоединении к России.
Уже потом, когда был запущен процесс проведения референдума, при печатании бюллетеней этот пункт убрали по различным обстоятельствам, потому что политики рассуждают исходя не из своих личных предпочтений, а исходя их текущей реальности. Не все одинаково восторженно воспримут наше признание, но и отрицательно к нему точно относиться на Донбассе никто не будет. Но те, кто понимает значение этого шага, воспримут его как значительный прогресс и скачок в развитии ситуации», — сказал Ходаковский.
Он пояснил, что в настоящее время республики не могут нормально выстраивать правовые отношения с Россией, в том числе договорные отношения о сотрудничестве в сфере безопасности.
«Мы не можем с Россией договориться о размещении здесь военных баз, например.
Если Украина, будучи признанным государством, может обращаться к НАТО и предлагать альянсу свои услуги по размещению различных военных баз на своей территории, особенно баз морского базирования, то мы такой возможности для взаимодействия с Россией как непризнанная территория не имеем.
Конечно, признание со стороны России не повлечет за собой одномоментного увеличения уровня жизни, не снимет с нас угрозу эскалации войны, но это станет необходимым шагом для того, чтобы реализовать все остальные меры, и в первую очередь меры по обеспечению безопасности этой территории. Без этого шага дальнейшее невозможно», — уверен Ходаковский.
Рассчитывать сейчас на принятие ЛДНР в состав России, на его взгляд, безосновательно, но для признания республик наступил подходящий исторический момент.
«Я думаю, для того чтобы серьезно говорить о включении нас в состав России, нужно определенное время, необходимо, чтобы развились те обстоятельства, которые еще находятся в процессе своего вызревания. Может быть, потом мы будем говорить о принятии в состав России не одной трети областей, а всей территории в довоенных границах, и тогда это будет совсем другой разговор. Я втайне надеюсь на это», — отметил военный.
Ходаковский заявил, что не готов оценивать вероятность заявлений Владимира Путина о признании республик уже в эту среду, но резюмировал, что вероятность такого шага и все условия для его реализации есть.
Один из идеологов Донбасского восстания экс-спикер парламента ДНР Андрей Пургин, в свою очередь, скептически отнесся к возможности заявлений о полном признании Донбасса, однако выразил мнение, что могло бы иметь место расширение правового сотрудничества между республиками и Россией, шаги, направленные на дальнейшее признание, как в свое время произошло с решением о выдаче паспортов России.
«Я сомневаюсь в том, что будет объявлено о признании, потому что это поставит окончательную точку в этой истории, а в политике не принято ставить точки. Владимир Владимирович является политиком, вот такое окончательное признание нас в тех границах, которые сейчас существуют, или даже включение в состав России мне представляется маловероятным. К тому же идут сложные «нормандские» переговоры, причем изначально было объявлено, что они многосерийные, и сегодня только первая серия. Я не слишком верю, что, не дожидаясь окончания переговоров, Владимир Владимирович выйдет и объявит о присоединении.
Мне кажется, что это все же спекуляции, причем грубоватые спекуляции. Они нелогичные с точки зрения политики и здравого смысла. Понятно, что все ждут каких-то решений, заявлений от Владимира Владимировича, потому что тянуть с неопределенностью Донбасса уже невозможно.
Пауза затянулась, но тем не менее я не думаю, что уже на этой неделе будет озвучено безапелляционное решение о полном признании. Возможно частичное признание, указ, который позволит нам существовать в человеческих условиях с доступом на российские рынки нашей продукции, какие-то нормы, разруливающие коллизии в отношениях республик и России», — подытожил Пургин.
По крайней мере это, по его оценке, кажется более реальным, нежели полное признание, которое пока что выглядит маловероятным. Но даже шаги по углублению интеграции дали бы новый толчок для развития Донбасса, не говоря уже о более радикальных решениях.
Таким образом, эксперты разошлись во мнениях относительно того, что именно скажет президент о Донбассе во время своего ежегодного послания, но риторика последнего времени показывает, что Россия не собирается отступаться от Донбасса и, судя по всему, будет готова оказать ему политическую и прочую необходимую поддержку даже в случае самых негативных сценариев развития ситуации.
Кристина Мельникова

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: