Сегодня

Forbes (США): энергетический кризис, который Европа сама себе навязала

Forbes (США): энергетический кризис, который Европа сама себе навязала
У энергетического кризиса в Европе много причин. Но ключевыми факторами являются высокомерие ЕС с его зеленой политикой и энергетический покер, в который играет непреклонная Россия, уверен автор. Он приводит примеры, как именно Европа сама себе навредила.

Европа оказалась в тисках беспрецедентного энергетического кризиса. Кое-кто говорит, что если не заняться решением этой проблемы, она будет сопоставима с арабским нефтяным эмбарго 1970-х годов, и возникнут серьезнейшие экономические, социальные и политические последствия. Марка Брент сегодня на рекордной за пять лет отметке в 84 доллара за баррель, а спотовые цены на газ в пять с лишним раз превышают показатели годичной давности. Из-за этого страны переключаются с газа на грязный уголь, а переход Евросоюза к зеленой энергетике откладывается.
Нынешний кризис в Европе вызван ростом спроса на энергоресурсы после пандемии, экстремальными погодными явлениями (невиданная жара и продолжительные зимы), сбоями в цепи поставок, а также недостаточными запасами топлива в региональном и общемировом масштабе. У российского босса Владимира Путина есть повод открыть шампанское ввиду новых санкций ЕС против Кремля. Он говорит, что Европа сама себе навредила. Возможно, он прав.
Вот что рассказал об этом аналитик мирового рынка СПГ из S&P Global Platts Самер Мозес (Samer Moses):
«Европа оказалась между молотом и наковальней. На мировом рынке сжиженного природного газа уже почти год существует дефицит, а у России свои проблемы в области добычи и инфраструктуры. Таким образом, Европа лишилась двух ключевых источников гибких поставок газа. Поскольку хранилища в регионе опустошены, любой намек на пессимистические новости, будь это погодные катаклизмы или перебои с поставками, может заставить рынки еще больше поднимать цены. Базисные факторы диктуют рынку, что надо искать баланс в связи со скачком спроса. Такая динамика уже прослеживается во всей Азии и в Европе».
Такое злополучное стечение обстоятельств — редкость, но оно иллюстрирует, насколько сильно многие эксперты из сферы энергетики (включая автора статьи) обеспокоены поспешным отказом Европы от традиционных источников энергии (газ, уголь, АЭС) и переходом на непостоянные возобновляемые источники. Генеральный план Европы по достижению углеродной нейтральности заставляет страны-члены ЕС отказываться от долгосрочных закупочных контрактов и переходить на краткосрочное ценообразование. Из-за этого кризис обходится еще дороже энергетическим предприятиям и потребителям, которые сегодня занимаются поиском альтернативных поставщиков топлива. Газовые экспортеры типа России и Катара не прочь на этом подзаработать.
Катарский министр энергетики Саад аль-Кааби (Saad Al-Kaabi) заявил: «Мы видим огромный спрос со стороны всех наших покупателей, но к сожалению, не в состоянии удовлетворить всех». Катар отдает предпочтение потребителям из Восточной Азии, которые больше платят. ЕС уже не главный рынок. Такую тенденцию отмечают экспортеры во всем мире. А поскольку добыча внутри Евросоюза снижается, так как истощаются запасы, скажем, на гигантском газовом месторождении Гронинген в Нидерландах, ЕС приходится платить за импорт все больше и больше. Одновременно увеличивается спрос на СПГ во всем мире, так как страны видят в газе переходное топливо на период отказа от углеводородов и развития зеленой энергетики.
В то же время, и Китай переживает острый энергетический кризис, который усугубило беспрецедентное по своим масштабам наводнение, перебои с поставками после пандемии и рост спроса. Чтобы восполнить недостаточную добычу угля внутри страны, Китай за последний год вдвое увеличил импорт СПГ (это еще одна причина, по которой объемы поставок в Европу ниже обычных). 20 с лишним китайских провинций ввели нормирование, чтобы справиться с ухудшающейся ситуацией. «Обеспечить поставки энергоресурсов любой ценой», — приказало правящее в стране Политбюро. Это наглядно показывает, насколько сильно гигантская китайская экономика зависит от импорта угля и газа.
Россия хоть и не похожа на откровенного рыночного махинатора, но имеет хорошую возможность нажиться на сложившейся ситуации, видя, что Европа готова покупать газ в любых объемах и по чудовищным ценам. Кремль воспользовался газовым дефицитом и заговорил о необходимости скорейшего ввода в эксплуатацию «Северного потока 2». Это амбициозный (и скандальный) геостратегический проект Кремля, который проложил подводный трубопровод напрямую в Германию и намерен перекачивать туда по 55 миллиардов кубометров газа в год. Некоторые немецкие промышленники и российские политические руководители называют его благом для энергетической безопасности Европы, но в действительности из-за этого трубопровода ЕС попадет в еще большую зависимость от капризов и прихотей государственного Газпрома.
Несколько лет назад руководитель Газпрома Алексей Миллер в моем присутствии заявил, что его компания «наполовину коммерческое, а наполовину политическое предприятие государства». С тех пор это соотношение еще больше сдвинулось в сторону политики и составляет сейчас 40 к 60.
Европейские руководители немедленно заговорили о том, что Россия использует ситуацию на газовых рынках в качестве инструмента давления, чтобы добиться сертификации «Северного потока 2». В настоящее время Газпром поставляет трубопроводный газ через Украину. Новый трубопровод проложен в обход этой оказавшейся в сложном положении страны. По закону российские энергопроизводители сначала должны удовлетворить внутренний спрос, а уже потом заниматься экспортными поставками. Это значит, что недостающие объемы экспорта можно списать на нехватку запасов топлива в России.
Исполнительный директор Международного энергетического агентства Фатих Бирол (Fatih Birol) заявил: «Россия могла бы сделать больше для того, чтобы увеличить газовые поставки в Европу и заполнить хранилища до необходимого уровня в рамках подготовки к наступающему зимнему отопительному сезону». Далее Бирол сказал, что Россия могла бы незамедлительно увеличить поставки на 15%.
Бывший канцлер Германии и стойкий сторонник России Герхард Шрёдер опубликовал статью, в которой утверждает, что российское правительство не в состоянии манипулировать рынками: «Любой, кто занимается серьезным анализом, скажет: причины роста цен надо искать на международном рынке. Это увеличение спроса, глобальные тенденции мирового рынка и погода».
ЕС стремится уйти от углеводородов в своей энергетической инфраструктуре, однако Брюссель пока не сумел создать достаточно надежные мощности для производства электроэнергии. Без большого количества атомных, угольных и газовых электростанций Европа станет темным и холодным континентом. Более того, у нее нет источников энергии на то время, когда энергетика возобновляемых источников не сможет работать на полную мощность, скажем безветренным летом, которое в этом году было в Британии. В условиях нарастающих климатических изменений безветрие и пасмурная погода становятся все более непредсказуемыми, а нехватка базисной генерации как раз и привела к текущему кризису.
Кое-кто предложил покупать альтернативное топливо, такое как уголь, который дает в два раза больше углеродных выбросов по сравнению с газом. Это сводит на нет все усилия по преобразованию энергетики.
Великобритания, Франция и Испания объявили о новом потолке цен. Франция пошла еще дальше и объявила, что к концу десятилетия выделит на атомную энергетику один миллиард евро. Лучше поздно, чем никогда.
Несмотря на всю свою рациональность, Германия в будущем году выведет из эксплуатации почти все свои реакторы, сделав ставку на ветровую и солнечную энергию. Но не исключено, что уже очень скоро ей, поддержавшей «Северный поток 2», придется преклонить колени перед Россией и ее верховным правителем Путиным, чтобы удовлетворить свои потребности в энергоресурсах. Научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований Джек Шарплс (Jack Sharples) сказал следующее:
«Мы узнаем это наверняка только в том случае, если увидим, как Россия внезапно вытаскивает из своего заднего кармана лишний газ, о котором мы ничего не знали, как только «Северный поток 2» будет введен в коммерческую эксплуатацию… И наоборот, если/когда СП-2 будет утвержден и запущен, и мы внезапно увидим резкое сокращение газового транзита через Украину, это будет указывать на то, что никаких лишних запасов у Газпрома нет, а цель «Северного потока 2» состоит в том, чтобы просто вытеснить Украину».
Полагаться на Россию в надежде на то, что она закроет брешь в поставках энергоресурсов, весьма рискованно. Но нежелание Европы сотрудничать с США за рамками краткосрочных контрактов — это еще большая недальновидность. Европа отказалась заключать долгосрочные соглашения о закупках, и Америка перенаправила свой СПГ в Азию, а ЕС остался ни с чем.
У энергетического кризиса в Европе много причин. Но ключевыми факторами являются высокомерие ЕС с его зеленой политикой и энергетический покер, в который играет непреклонная Россия. Главный урок таков: нельзя осуществить преобразования в энергетике, не создав в достаточном количестве надежные и рентабельные базисные генерирующие мощности.
При участии Шона Морони (Sean Moroney) и Сары Шинтон (Sarah Shinton)
источник
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: