Сегодня

«Земли сельскохозяйственного назначения должны быть в государственной собственности», —

0
 (голосов: 0)
«Земли сельскохозяйственного назначения   должны быть в государственной собственности», — «Земли сельскохозяйственного назначения должны быть в государственной собственности», —

 Вы много лет занимаетесь земельным вопросом, а в недавно вышедшей книге «На перепутье» вы утверждаете: решая судьбу земли, нужно очень внимательно изучить историю страны и предельно честно думать о ее будущем. Вы по-прежнему являетесь активным сторонником того, чтобы земля оставалась во владении государства, и каждый желающий мог приобрести право на аренду с возможной передачей этого права в наследство?
— Можно сказать по-другому: очень хочется, чтобы земля оставалась в собственности всего народа. Это ведь не обезличенная «территория» или площадь. Это — земля, символ и синоним родины, связи с предками и потомками. Поверьте, для меня это не пустые слова. Я потомственный крестьянин, с детства работаю на земле, знаю все уголки родной Старобельщины, где проливали крестьянский пот мои предки-казаки. В случае необходимости они готовы были и крови не пожалеть, лишь бы не пустить на свое поле чужаков.

 В последние пятнадцать лет активно занимаюсь сельхозпроизводством, так что хорошо знаю проблемы крестьянства и могу достаточно точно предположить, что станется с нынешним селом, если мнение громады будет проигнорировано. Проект закона о рынке земли, который сегодня активно обсуждается в парламенте, к сожалению, нельзя назвать «выражением чаяний народа». По-моему, в ходе его подготовки и обсуждения мнение народных масс если и не проигнорировано полностью, то уж точно досконально не изучено и не учтено. Когда глава парламента Владимир Литвин говорит о том, что лучше еще подождать немного и — не торопясь и не жульничая! — внимательно выслушать народные замечания, провести более глубокое обсуждение, ему аплодируют миллионы крестьян. Потому что реального обсуждения до сих пор не было. Если говорить о Луганщине, то чиновники просто на скорую руку отписали нужный начальству документ, руководствуясь одним правилом — выдержать сроки и «не умничать». Говорят одно — пишут другое. На что мужику надеяться? Люди ведь должны иметь такой документ, который будет отвечать на все их вопросы, содержать, если хотите, четкую инструкцию по купле-продаже земли, ее дальнейшему использованию и содержанию. А что имеем? К сожалению, имеем документ, который ограничивает права хозяина-кормильца и развязывает руки разным проходимцам. В юридическом плане они хорошо подкованы и во всем, что не является монолитом, очень скоро и очень сноровисто понаделают дырок. Знаете, крестьянский подвал с припасами от нашествия прожорливых крыс может только бетон защитить или камень-дикарь. Иначе от сочного окорока и веревочки не останется...

— Получается, что в части прав непосредственно покупателя-землепользователя многое остается невыясненным...
— А кто, действительно, будет защищать интересы селян по отдельности и сельских громад как таковых? Кто станет отстаивать права миллионов людей, позаботится о налаживании их жизни в новых условиях? Что бы мы ни говорили и как бы культурно ни отводили глаза в сторону, а признавать придется: украинское село ожидают не эволюционные, а революционные потрясения с непредсказуемыми последствиями. Конечно, можно руководствоваться правилом «главное ввязаться в драку, а там — посмотрим». Только вот пластыря и бинтов после такого развлечения вряд ли хватит.
— В какой мере ваш Земельный союз может защитить селян?

— Прекрасно понимаю, что «Доля» всех не обогреет и глобальных проблем национального масштаба не решит. Это изначально региональный проект, создавать который начал потому, что четко понял: селяне остаются один на один со страшным для многих врагом — нежеланными переменами. Против них будут действовать и продажные чиновники, и шустрые мальчики с отличным юридическим образованием, и хваткие жулики, и откровенные бандиты. Они давно почувствовали: при большом переделе ожидаются большие заработки! А что до судеб? Так кто этим заморачивается? «Доля», конечно, не былинный богатырь. Но помочь-посоветовать-поддержать (в первую очередь организационно и юридически!) сможет. Сила, говорят, в правде. А еще — в единстве.
— Словом, вы считаете, что проект закона о рынке земли в существующем варианте принимать нельзя и его следует доработать?
— Причем категорично серьезно! Главный вопрос сегодня — привести в порядок землепользование. Какие категории земли следует принимать во внимание? Какой размер надела должен быть у хозяйства? Какими должны быть привлеченные инвестиции? Все это нужно подсчитать. Нет учета — нет порядка. Если собственниками земли станут дельцы, которые ничего не смыслят в сельскохозяйственном производстве, они будут относиться к земле, как к обычному товару. И будут из нашей землицы выжимать максимум прибыли, не заботясь о ее состоянии. В советское время, как известно, государство гарантированно забирало у селян урожай, давая взамен технику, удобрение, стройматериалы. Да, мы сегодня живем в другом обществе. В обществе, в котором активно развиваются рыночные отношения. Однако это не значит, что государство должно утратить контроль над правильным использованием земли сельскохозяйственного назначения и не содействовать развитию аграрного сектора экономики. И уж совсем не значит, что власть может позволить себе надежды на возрождение даже подкорректированной продразверстки, когда выращенное не мытьем, так катаньем пытаются забрать едва ли не ниже себестоимости. Добром такие дела не закончатся! Если я на своей земле вырастил продукцию, то она принадлежит мне. Тогда почему государство желает иметь все рычаги при распределении моих продуктов? То квоты, то лицензии, то угрозы и лживые обещания. На мой взгляд, государство должно создавать условия, мотивацию для того, чтобы я сам захотел с ним сотрудничать, чтобы мне это было выгодно. Как все будет устроено дальше — закон на это ответа не дает.
— Так что же это такое — рынок земли в Украине?
— Купив землю, человек получает право ею пользоваться — это понятно. Конституция защищает право частной собственности на землю — это тоже понятно. И вроде как приветствуется! Но в проекте закона о земле этого нет. Если я не буду обрабатывать свою ниву, у меня ее вроде как заберут. Так какая же это частная собственность? С личным домом я ведь волен поступать как угодно: хочу — в нем живу, хочу перестраиваю, хочу — сношу... С земелькой, стало быть, распоряжаться таким образом я уже не могу. Вроде бы и владею ею, но под чиновничьим приглядом. Но это не собственность, это — мишень для произвола и повод для разгула коррупции. Кстати, разговор мы начинали с права на аренду и с возможности на наследование этого права. Тоже ведь форма собственности.
— А вы считаете у государства имеются ресурсы, чтобы выкупить земли у крестьян?
— Подсчитано, что земля в Украине может стоить около 400 миллиардов долларов. Для мирового рынка — смешные деньги. А при покупке такого богатства, как пахотные земли отличного качества огромной европейской страны — тем более. Но наше правительство такими ресурсами, говорят, не располагает...
— Сельхозпроизводители тоже утверждают, что не имеют средств.
— Не скажу ничего о магнатах — их возможностей не знаю. Но среди знакомых нет таких, кто бы мог оперировать реальными суммами и вложить их в приобретение земли. Селянам сейчас не хватает даже средств, чтобы нормально провести посевную. Банки кредитов не дают. Умышленно или из собственной бедности — разговор отдельный. Но вывод напрашивается один: те, кто сегодня работает на земле, покупателями своих полей стать не смогут. Вопрос «Где взять деньги?» — головоломка, которую предстоит решить государству, прежде чем принять закон о рынке земли. Многие говорят: дайте кредиты! Но у ипотечных кредитов, когда в качестве залога можно заложить землю, тоже имеются подводные рифы. Разве обстоятельства не могут сложиться таким образом, когда именно банк, а не сельхозпроизводитель, может стать владельцем части угодий? За долги. По крайней мере, закон пока не дает крестьянам таких гарантий. Должен заметить, что большинство сельхозпроизводителей не считают банки равноправными партнерами и часто рассматривают их как силу, которая паразитирует на сельскохозяйственном производстве.
— Как вы считаете, Владимир Николаевич, а само крестьянство готово к реформам на селе?
— Нет, не готово! И я считаю, что это должно быть сегодня главной темой в обсуждении проекта закона о рынке земли.
— Но ведь речь идет и о продовольственной безопасности нашего государства. Считается, что новые отношения на селе будут содействовать, прежде всего, достижению высоких объемов урожаев. Разве не так?
— Нам бы сначала разобраться: каким образом сделать так, чтобы труд украинских селян и рекордные урожаи, как, в частности, в прошлом году, не служили причиной бедности самих селян и проблем всего аграрного сектора.

ПОЗИЦИЯ

Владимир ЖИВАГА: «Хочет государство не иметь проблем с обеспечением продовольствием? Тогда в феврале пусть скажет: «Дорогой крестьянин, стране нужно столько-то миллионов тонн зерна такого-то качества. Вот предоплата, за которую ответишь имуществом. Действуй!» Страна будет с хлебом, сельхозпроизводитель — с гарантированной прибылью. Правда, у посредников и разного рода «разводящих» доход упадет...».

Алла АНТИПОВА.
Газета Верховной Рады Украины «Голос Украины», 31 января 2012 года.
Фото из архива В. Живаги.




Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: