Сегодня

Соло на… ведрах

0
Соло на… ведрах Соло на… ведрах Источник: Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА

— На самом деле использование подобных неклассических ударных инструментов уже не редкость, — утверждает Александр Щуров. — За границей, например, этим никого не удивишь. Спичечные коробки, просто коробки любых габаритов, посуда и даже сельскохозяйственные косы дают интересные ритмические рисунки. К сожалению, финансы не всегда позволяют работать на качественном ударном инструменте, и музыканты научились играть на подручных предметах, что производит на публику даже больший эффект, чем, скажем, игра на привычных барабанах.


Александр и Дмитрий познакомились еще в музыкальной школе, оба занимались у Сергея Ивановича Бедзвина, который и ныне опекает ребят, являясь концертмейстером ударных инструментов оркестра. Кстати, по его приглашению они и попали в оркестр: сначала в качестве стажеров, затем как полноправные музыканты. Так что в течение десяти лет молодые музыканты не раз выступали вместе дуэтом и в составе различных ансамблей, начиная с музыкальной школы, хотя Саша старше Димы на два года. Их путь в оркестр, пусть и с разницей во времени, тоже похож. После школы — колледж, потом — институт. Правда, Саша заканчивает Луганский государственный институт культуры и искусств, а Дима учится в Луганском национальном университете имени Тараса Шевченко.


— Вы сразу выбрали ударные, когда поступали в музыкальную школу, или пробовали себя в других направлениях?


А.Щ.: Если честно, то понравилось слово «ксилофон», а представления об этом музыкальном инструменте вообще не имел. И вообще в школу шел с намерением освоить фортепиано.


Д.И.: В моем случае все гораздо прозаичнее — выбор за меня сделала мама-пианистка. Но никто из нас ни разу не пожалел об этом выборе.


— И все-таки вы играете на других инструментах?


Д.И.: Разумеется, например, на фортепиано. Все ударники умеют играть на инструментах ритм-секции (бас-гитара, ритм-гитара), чтобы интуитивно чувствовать импровизации тех, кто на них играет.


А.Щ.: В ударных столько разных инструментов, что осваивать все новые и новые никогда не скучно.


— Ваш дебют в симфоническом оркестре состоялся в Девятой симфонии Бетховена. Получается, вас обоих прописало в оркестре одно и то же произведение?


А.Щ.: О, как сейчас помню свое волнение тогда. Мне нужно было вступить в четвертой части перед хоровым эпизодом и выдать свое соло на большом барабане. На репетициях мне никак не удавалось вступить вовремя, и было очень стыдно перед австрийским дирижером Куртом Шмидом. Слава Богу, на концерте все получилось. Это было восемь лет назад — на первом курсе колледжа.


Д.И.: Мой дебют в симфоническом оркестре состоялся в тринадцать лет, и в Девятой симфонии я исполнил партию на треугольнике. Наш оркестр выступает с легкими концертными программами для детей разных возрастов, и солируют в них тоже дети. Будучи учеником музыкальной школы, я играл на ксилофоне с оркестром «Пляску скоморохов» Римского-Корсакова.


— Где репетируют ударники? Ваши соседи не жалуются на шум?


А.Щ.: Дома не репетируем. Спасибо директору филармонии Вере Васильевне Геций, которая предоставила нам специально оборудованную комнату для репетиций, где наши упражнения никому не мешают.


— А что за история с приобретением там-тама (один из видов гонга. — Прим. авт.)?


А.Щ.: В прошлом году мы играли «Кармен-сюиту» Щедрина, где ярко представлен там-там, а в филармонии его тогда не было. На какие ухищрения шло руководство, не знаю, но там-там благополучно приобрели в Киеве. Сейчас у нас нет только маримбы (клавиатурный ударный музыкальный инструмент, состоящий из укрепленных на раме деревянных брусков, по которым ударяют колотушками. — Прим авт.) и колоколов. Думаю, постепенно обзаведемся и этими музыкальными инструментами.


— Вы начали экспериментировать с музыкальными инструментами еще в колледже. С чем первым вышли на публику?


Д.И.: Опыт импровизации начался с игры в студенческом джаз-бэнде под управлением Николая Йовсы. Когда дают возможность показать себя в сольном выступлении и играть не по нотам, хочется удивлять.


А.Щ.: Сначала начинаешь слушать звуки и «снимать» их. Потом пытаешься воспроизвести эти звуки на том, что есть под рукой.


Д.И.: Это может быть стол, чашка, ложка. Когда понимаешь, что из шуточного перестукивания рождается что-то серьезное, пробуем подобрать инструмент для публичного выступления. Так появился наш номер «Boxing day», где в качестве ударных инструментов были задействованы обыкновенные картонные коробки. С коробками мы в первый раз и вышли на публику. Это было в 2007 году.


А.Щ.: Но с оркестром только с прошлого года выступаем с ведрами.


— И как оркестранты восприняли идею с ведрами?


А.Щ.: Радостно. Для них это тоже своего рода эксперимент. Бытует мнение, что если симфонический оркестр, то он играет только серьезную, философскую классику. А музыканту интересно всё, в том числе и музыкальные шутки, музыкальные эксперименты и даже провокации.


Д.И.: Одно и то же музыкальное произведение каждый ощущает по-своему, каждый музыкант ищет свои способы передачи этих ощущений публике.


А.Щ.: Самый большой опыт приобретается на сцене. Обязательно нужен некий посыл в зал, который помогает слушателям настроиться на одну волну с музыкантом. Оттуда, из зала, и идет основной заряд для куража. Иногда ударник идет на маленькие хитрости, чтобы заинтересовать своей игрой публику: например, можно прокрутить тарелки или манипулировать палочками.


— Нет желания попробовать себя в каком-нибудь телевизионном талант-шоу?


Д.И.: Нет. Там ведь не профессиональное мастерство главное, а наличие какой-либо истории у участника, лучше — драмы или трагедии.


— У ударников есть музыкальные предпочтения, любимые композиторы?


Д.И.: Люблю джаз и классику: Чайковского, Баха, Шостаковича. Много интересного для инструменталиста в современной музыке.


А.Щ.: Шостакович — тот автор, который задействует в своих произведениях ударные в полном диапазоне. Поэтому, конечно, Шостакович. Вообще мы стараемся играть любую музыку. Ударные в любом произведении звучат эффектно. Это только кажется, что стучать в барабаны легко. А попробуйте ударить один-единственный раз в там-там в финале Шестой симфонии Чайковского, но так, чтобы этот удар символизировал конец всего.


— Хороших ударников мало. В молодежные эстрадные или рок-группы вас не приглашали?


А.Щ.: Мне нравится играть фьюжн (смешивать стили). Именно в этом направлении работает квартет под названием «Трио», который играет авторскую музыку. Вместе с этой группой выступаю в молодежных клубах. Весной на джазовом конкурсе в Донецке «Трио» занял второе место. Музыка — моя работа и мое хобби. Не вижу ничего зазорного в том, чтобы пробовать себя в коллективах разной жанровой направленности. Любой сценический опыт обогащает.


Д.И.: Оркестр, камерный ансамбль или молодежная рок-группа — это просто разные пути самореализации и профессионального развития. Пробовал себя в разных коллективах. Сейчас играю в экспериментальной рок-группе «Пятница, 13», тяготеющей к поискам в электронной музыке, и джазовом ансамбле.


— На конкурсы не планируете поехать в качестве солистов или ансамбля?


А.Щ.: К сожалению, подобные конкурсы зачастую не располагают достаточной материально-технической базой для их проведения. А ехать куда-то с фурой необходимых инструментов не имеет смысла. Проще, наверное, пригласить на конкурс в Луганск — база у нас есть.


— А никогда не хотелось уехать из Луганска в поисках лучшей музыкальной доли или карьеры?


Д.И.: Для меня не имеет значения, где заниматься своим любимым делом.


А.Щ.: Я патриот своего города и не стыжусь этого. Горжусь тем, что выступаю вместе с нашим оркестром.


Сейчас Александр и Дмитрий готовят целую концертную программу для ударных инструментов. Кроме традиционных, намерены использовать коробки, столы, ведра и косы. Будет эффектно, зрелищно и музыкально, обещают ребята.

Ирина ЛИСИЦЫНА

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: