Сегодня

Музейный Лас-Вегас в Украине — иллюзия или реальность?

0
Музейный Лас-Вегас в Украине — иллюзия или реальность? Музейный Лас-Вегас в Украине — иллюзия или реальность? Источник: Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА

По мнению мастера — это не просто художественные работы, в них заложена информация на сакральном уровне, а в расположении фигур скрыто пророчество и предупреждение потомкам.


Барельефы, которые когда-то украшали корабль, — уникальны, их изготовление — сложный и трудоемкий процесс. За три сотни лет никто не взялся это повторить. И если о первой работе, «Весне», уже достаточно много писали СМИ, то вторую работу, «Осень», изготовленную весной текущего года, мастер представил недавно. В связи с этим событием мы решили посетить мастерскую Вячеслава Козака, чтобы воочию увидеть эти шедевры.


— Вячеслав Валерьянович, расскажите, как у вас возникла идея сделать эти работы?


— Наша цивилизация идет по пути развития технологий, компьютеризации а не развития тела и духа человека, как это было у древних народов. От этого мы все страдаем с каждым годом все больше и больше. На мой взгляд, это тупиковый путь. Два резных панно — попытка на моем уровне немного сместить акценты с технократического на духовно-эстетическое восприятие мира. Восприятие более натуральное, сбалансированное, если хотите — эротичное... Это не коммерческий, а имиджевый проект. Причем проект украинский, под который специально разыскивалась информация.


В качестве материала для панно взят сорокалетний орех, выдержанный в течение 12 лет после среза. Если над панно «Весна» мастер трудился с 2005 по 2009 год, работая по девять часов в день, то «Осень» была выполнена уже в более короткий промежуток времени (с 2009 по май 2011 года). Судомоделист использовал «технику левой руки», поскольку под правую руку перемещать деревянный планшет по рабочему столу практически невозможно.


— Почему именно орех вы выбрали как материал для своей работы?


— Из ореха сделаны оригиналы, что уже само по себе удивительно для таких размеров. Это пять метров в длину, более метра в высоту и толщиной 15 см. Представьте себе, какими должны быть деревья, чтобы из них можно было сделать заготовки для такого размера панно. Понятно, что планшеты были наборными, тем не менее, впечатляет. Я бы эту работу (панно-оригинал) сделал из дуба. Он больше «дружит» с водой и влагой, чем орех, что немаловажно для эксплуатационных качеств галеры в целом. Но и в орехе есть свои плюсы, а уж если оригинал сделан из него — то, как говорится, сам Бог велел…


— Вы сделали два резных панно за семь лет. Это много или мало? За это время можно родить ребенка и отправить его в школу.


— Хорошее сравнение. Эти две работы — действительно, мои «дети», и я их очень люблю. И «старшенькую», и «младшенькую». Много сил, времени, нервов и здоровья ушло на реализацию проектов. И работа закончена только в практическом плане. Предстоит еще очень серьезный процесс «взросления детей». А что касается продолжительности работы: изготовление оригиналов шло в резчицкой мастерской порта Марселя с 1688 по 1694 год. За это время было сделано четыре барельефа «Времена года», четыре скульптуры — два Тритона и две богини Славы, четыре фигуры Путти с оформлением, три кормовых герба и другие более мелкие элементы декора галеры.


— То есть за семь лет был выполнен весь декор галеры, а вы за такой же срок сделали только «Весну» и «Осень»?


— Да, но в первом случае работала целая мастерская, а во втором — я один. Если учесть этот факт, то результат по времени примерно одинаков. Но у меня выполнена ювелирная версия двух панно.


— Вы сказали, что закончена только практическая часть и еще предстоит «взросление» работ. Что вы имели в виду?


— После окончания работы над «Весной», пока я резал «Осень», прошло время. Первоначальная пестрота грецкого ореха из Вергунки, который я использовал, постепенно начала уходить. Параллельно с этим естественным процессом начал проявляться приятный красно-коричневый оттенок по всей площади работы. Приходит природное равновесие в колористике и текстуре, которое невозможно достичь никакими декоративными покрытиями. Начинают проявляться аристократизм, благородство и ощущение старины, которые характерны только для ореха. «Дети» взрослеют. «Гадкие утята» начинают превращаться в прекрасных лебедей. Работы становятся более декоративными. Появляется такое качество, как театральность.


— Театральность? А при чем здесь театр?


— Во-первых, есть сценарии резных панно, которые включают в себя совершенно конкретные сюжетные линии. Во-вторых, есть персонажи, время действия, географический и исторический фон, на котором происходят все события. Есть даже социальные группы, к которым принадлежат герои.


В-третьих, есть мифологическая база, из которой взяты все действующие лица, причем украинская. В-четвертых, есть режиссер этого застывшего действа, и есть зрители, которые хотели бы это увидеть. Ну чем не театр?


Стоит отметить, что обе работы выполнены монолитно, составляющие сюжета вырезаны из массива планшета. Это можно легко проследить по структуре древесины. Вячеслав Козак принципиально отказался от электроинструментов, и даже самые мелкие детали, например фаланги пальцев, вырезал резцами. Каждая деталь панно имеет свое значение, а каждый образ наполнен философским смыслом. Вячеслав Валерьянович обращает внимание на отсутствие в работе прямых углов. »В природе нет прямых углов, — любит говорить он. — Прямой угол — выдумка человека, первый признак неестественности и оторванности от гармонии природы». Мастер считает свою работу живым существом как минимум на информационном, энергетическом и духовном уровне. 


В какой-то степени парадоксально, но новую работу, «Осень», мастер завершил весной. «Осень» продолжает сюжет «Весны», центральной деталью остается зодиакальная дуга с соответствующими каждому времени года знаками (Весы, Скорпион), переходя в зимние. 


— Поговорим о сюжете резного панно «Осень»: что там происходит, кто изображен?


— Сначала хочу пересказать версию композиции и сюжета капитана Шарля Дюпена, который занимался реставрацией декора этой галеры в 1813 — 1915 гг. Вот его впечатления от «Осени»: он говорит, что в правом углу барельефа представлены запад, вечер и осень. Арка зодиака больше не поднимается, пуская в путь Солнце, а опускается вниз. Кони Аполлона устремляются в океан, но их опережают три знака осени — Весы, Скорпион и Стрелец. День скоро будет завершен… Тетис сидит на огромной раковине и плывет в окружении своих тритонов. Здесь ее поза более грациозна, чем на предыдущем барельефе. Аполлон сидит в своей колеснице и отдыхает. Он смотрит на землю, которая представлена четырьмя реками.


На панно «Осень» происходят метаморфозы и с остальными героями «Весны»: например, небольшая собачка, изображенная на первом панно, здесь уже выросла в зрелую собаку и уже успела обзавестись потомством.


Образы интересны тем, что «дорисовать» их автору помогло само дерево. Мастер специально подбирал такую структуру ореха, создававшую природный и одновременно необходимый для сюжета тон — от светлого весеннего — до мрачного осеннего. 


— Занимались ли вы более углубленным изучением персонажей — так, как это было с панно «Весна»?


— Конечно. Для меня это очень интересная работа, хотя и требует много времени. В левом нижнем углу изображены четыре мужских персонажа с кувшинами, из которых вытекает вода. Так в эпоху барокко и рококо изображались реки. Замечу, что это вполне конкретные реки, с названиями (4 реки, изображенные в виде


4 мужских персонажей, расположение которых на панно точно соответствует бассейнам рек: Рона, Луара, Сена и Од). Проецируем ситуацию на карту Украины. Получается, что Рекам на резном панно соответствуют Южный Буг, Тиса, Западный Буг и Северский Донец (есть еще вариант с Днестром). Это косвенное географическое подтверждение европейского кода развития Украины. Обратите внимание, что трем рекам Франции с женскими именами и одним мужским соответствуют три реки Украины с мужскими именами и одним женским. А теперь скажите, что мы с французами не один народ? Да сама природа нас создала друг для друга!.. Кстати, у Франции, как у государства, все в порядке и с Плодородием, и с Красотой, и с Богатством, и с Достатком. А вот судьба Франции как географической территории, по моим «раскладам», более чем драматична.


— А какая связь между судьбой Франции и этими резными панно?


— Связь прямая, если во главу угла поставить знаки и символы. Я говорю о периоде примерно через 50 лет. К примеру, 2070 год. Природные процессы: нарастание сейсмической и вулканической активности Земли, ускоренное таяние гренландско-исландского ледника, изменение температуры Гольфстрима и т. д. Результаты изменения климата мы наблюдаем ежедневно. А теперь вспомним 1783 год: извержение вулкана Лаки в Исландии. Над Европой зависло облако вулканической пыли и пепла. В Европе как следствие — массовый голод. Только во Франции от голода умерло около тридцати тысяч человек. А ведь почти за сто лет до этого в сюжетах «Весны» и «Осени», были предупреждения о том, что может быть беда, и что нужно сделать, чтобы ее избежать.


— Не может быть! Сейчас, в современном мире, с его развитием, никто этого сделать не может, а тогда…


— Согласен. Точной даты тогда никто назвать не мог, да и сейчас то же самое. Но классическое искусство показывает не только красоту и совершенство, но и воспитывает, учит каким-то жизненным законам и правилам. Посмотрите на левую часть «Осени»: это иллюстрация того, что нужно делать и как распоряжаться урожаем во все времена, чтобы в годы бедствий не быть голодным. Между Весами и Скорпионом помещен сноп колосьев — символ урожая. Он разделен на две части, и это символично. Одну из них бережно поддерживает нимфа и как бы забирает ее себе на хранение, а вторая часть снопа накладывается на одну из чаш весов. Если весы — это инструмент торговли (прежде всего продуктами), то этот фрагмент сюжета говорит, что съесть, использовать или продать можно только часть снопа, часть урожая, а вторую необходимо оставить и сохранить.


— Вы говорили о Франции в 2070 году. Что, в резных панно сокрыто какое-то пророческое «послание» потомкам? Может что-то произойти?


— Хотелось бы верить, что ничего плохого не будет. Но… Одним из главных действующих персонажей на обоих резных панно, как ни странно, является Вода. Посмотрите внимательно на изображение. Она — основа сюжета, находится внизу, и с ней связаны все персонажи. На «Осени» четко видно, что направление движения Воды — с запада на восток. А теперь посмотрите на карту. Где запад, где восток, а где Франция. Причем, обратите внимание, изображение вырезано так, что Вода хлещет полным ходом. Это не маленькая струйка, которую наливают в стакан. Она все прибывает и прибывает. Не хочу быть пророком, но Францию на какое-то время может просто затопить в связи с природными катаклизмами.


— Почему вы так переживаете за Францию? Богатая европейская страна. Французы могут принять меры безопасности: построить дамбу, отселить часть людей.


В крайнем случае, у них есть горный массив — Альпы.


— А откуда вы знаете, что Альпы не «зашевелятся»? Однако никакие ученые ничего определенного не скажут. Что касается переживаний за Францию, я уже давно занимаюсь изучением таких направлений в ее культуре, как судомоделирование и художественная обработка дерева. Это большой кусок моей жизни. Поэтому мне небезразлична судьба культурных ценностей, накопленных во французских музеях, в случае каких-либо природных аномалий. Куда и как в случае чего перемещать сотни тысяч экспонатов? В те же Альпы — сомнительно. В Америку, через океаны, — кто будет платить и где это все там размещать? В Сибирь, Казахстан, Монголию — очень далеко и недешево. В Африку?


Единственный разумный и рациональный вариант, на мой взгляд, это украинские степи и Донбасс. Место спокойное, обжитое, сейсмически устойчивое. Плюс сравнительно неплохо развитая сеть железных дорог, практически готовые энергомощности. А уж отремонтировать дороги, построить павильоны для хранения, показа музейных экспонатов на ровном месте, учитывая современные технологии вообще не проблема.


— Хорошо, построим «музейный Лас-Вегас» на территории Украины. А если «потопа» не будет?


— И отлично! Тогда все сооружения и инфраструктура при них будут называться «Украинско-французский «сухой» порт Европа — Азия», с самым большим в мире грузооборотом. Ведь говорят же о возрождении Великого Шелкового пути. Но в случае каких-либо природных стихий на территории Франции, в Украине вас уже будут ждать: пакуй — грузи — отправляй. У нас все готово. Уверен, что именно так и нужно сделать. Но, к сожалению, все будет по-другому.


Я — реалист.


— И как же, по-вашему, будут развиваться события?


— Общеевропейское правительство начнет «решать вопрос», когда к Эйфелевой башне будут подъезжать не автобусы с туристами, а морские катера и лодки. Время будет упущено. В лучшем случае будут спасены главные реликвии из европейских музеев. Часть, конечно же, будет разворована самими чиновниками. Часть погибнет. Что-то раздадут на хранение коллекционерам. В истории это уже было.


— Все это очень интересно. Но будет ли ваша идея с «музейным городом» финансово выгодна? Просто так деньги вкладывать не будут ни государства, ни частные лица.


— Сейчас Франция на музейном деле и показе своих культурно-художественных ценностей зарабатывает деньги. Я не знаю, сколько. Но в любом случае — это зарабатывание средств на части того, что можно показывать вообще. В музейных запасниках еще много интересного. А если показать все и сразу? Наверное, денег будет еще больше? Логика примитивная, но смысл в ней есть. А если сделать это масштабно, на магистральном пути


Европа — Азия? Разумеется, грамотно, продуманно и коммерчески обоснованно.


— А что французы? Они как-то оценили вашу деятельность? В своем деле вы, действительно, провели большую работу.


— В 2005 году мне была предоставлена стажировка в Национальном морском музее в Париже в течение месяца за счет французской стороны. Помогли в этом вопросе Ассоциация друзей морского музея, Луганский французский альянс и посол Франции в Украине в тот период Филипп де Сюремен. Для меня было очень важно, как мастеру, все увидеть своими глазами. Открылось еще одно жизненное правило — хочешь увидеть будущее — загляни в прошлое.


В самом Музее приняли очень тепло, помогали. Было такое впечатление, что я знал этих людей всю жизнь. Через французских журналистов я планирую обратиться к президенту Франции с открытым письмом — коротко рассказать о себе, своей работе, ознакомить с проблемами, попросить информационной поддержки.


Для меня главное в этом вопросе — с помощью журналистов обратить внимание руководства Франции на то, что у мастеров, занимающихся изучением и популяризацией французской культуры, например, в США и Украине, разные условия и возможности для этого. Они несравнимы. И если вовремя не обратить на это внимание, то место Франции в культурном сегменте Украины займут другие страны.


— На галере, о декоре которой мы говорим, были еще два резных барельефа — «Лето» и «Зима». Планируете ли вы работу над ними?


— Для того чтобы планировать, нужно все тщательно продумать. Есть ли материал, какого качества, и вообще определиться, из чего резать. Есть ли финансовый ресурс для того, чтобы я мог позволить себе творческую работу такого масштаба? И много других вопросов. На барельефе «Лето», внизу, по центру, показан глобус Земли. Сейчас я говорю об оригинале, который в Музее. Напоминаю, что работа окончена в 1694 году. Где можно увидеть этот глобус вблизи и рассмотреть, как на нем изображены материки, океаны, моря и все остальное? Для меня это принципиально важно, так как я буду сравнивать глобус того времени с глобусом современным. Что изображено, чего нет. Очень важно увидеть Землю глазами мастеров того времени, почувствовать дух той эпохи. Это помогает перевоплотиться и стать одним из тех мастеров. Можно сделать приблизительно, но в эту «приблизительность» любой специалист ткнет меня носом — и правильно сделает.


По словам мастера, его работы предназначены украинцам, которые хотели бы, но не могут поехать в Париж и посмотреть оригиналы. Точно так же, как и для тех французов, к которым он не может приехать со своими панно, но ювелирные версии которых они хотели бы посмотреть. Подобные проекты нужны и мировому сообществу. Существует программа ЮНЕСКО о сохранении, поддержке и развитии редких и исчезающих ремесел. Резные панно Вячеслава Козака — это два маленьких «кирпичика» в эту программу, причем «стройматериалы» эти — украинские.

Герман Борисов

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: