Сегодня

История Европы, рассказанная волынкой

0
История Европы, рассказанная волынкой История Европы, рассказанная волынкой Источник: Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА
История Европы, рассказанная волынкой

Шкуропатский — луганчанин, он родился и вырос здесь, окончил Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко. Работал специалистом по рекламе в банке, параллельно занимался рок- и фолк-рок-музыкой. Разочаровавшись в творческих перспективах (а точнее — в отсутствии таковых) в своем городе, переехал сначала в Харьков, а потом в Киев. Работал на многих случайных работах. Успел побывать системным администратором, компьютерным техником и даже поваром. Сейчас он живет в столице, занимаясь музыкой на профессиональном уровне, зарабатывает на жизнь своим творчеством. В Луганск Алексей регулярно приезжает, чтобы навестить родителей и друзей. Уже достаточно известный в Украине волынщик, музыкант группы F.R.A.M., исполняющей музыку в стиле тяжелый фолк, он лишь этой весной впервые дал концерт в Луганске. А на днях снова приехал в гости к родному городу.


— Алексей, как давно ты играешь на волынке, почему выбрал именно этот инструмент?


— Я играю на волынке около трех лет. Она привлекла меня силой и плотностью звука, я нашел в ней какую-то особую выразительность, к которой я всегда стремился в музыке. Однажды я услышал песни немецкой рок-группы «In Extremo», которая широко использует волынки и другие старинные инструменты, и понял, что именно на волынке и родственных ей дудках я хочу играть.


— Долго ли и сложно ли учиться игре на волынке?


— Не очень долго и не очень сложно. Не сложнее, чем на любом другом инструменте. Достаточно лишь усидчивости, прилежания и терпения окружающих. Методика, конечно, играет далеко не послед-нюю роль — многие аматоры хватаются за музыкальные инструменты, толком не зная, чего они сами хотят. Это может стать серьезным препятствием для музыканта-самоучки. Но я, когда впервые взял в руки волынку, уже был музыкантом и твердо знал, чего хотел. Прежде волынки я освоил блок-флейту, но флейтовый звук никогда не казался мне достаточно... большим, что ли. Разница между звуком флейты и звуком волынки сравнима с разницей между нежной акварелью и масляными красками. В любом случае блок-флейта значительно упростила мне общение с волынкой и привила вкус к быстрым высокоголосым мелодиям, которые в узком кругу волынщиков стали моей визитной карточкой.


— Расскажи, пожалуйста, с чего вообще начиналась твоя музыка.


— Мое увлечение музыкой началось еще в средней школе, но тогда я слушал социальный панк-рок. Писал стихи, многие из которых до сих пор считаю неплохими, и мне хотелось посредством музыки донести их до людей, сделать восприятие более доходчивым. Тогда мои музыкальные проекты были скорее направлены на поэтические перформансы, в которых музыка отодвигалась на второй план. Впоследствии взаимодействие слова и звука стало более тесным, а спустя время я стал заниматься качественной инструментальной музыкой.


— На скольких инструментах ты играешь?


— Сейчас я играю на волынке, всевозможных дудочках и старинных тростевых инструментах. Играю на гитаре, но недостаточно хорошо для того, чтобы выступать с ней на сцене.


— Ты играешь на галисийской волынке. В чем ее особенность? Скажем так, немного технических подробностей для неспециалистов.


— Галисийская волынка, известная также как «гайта» — не самый популярный в мире, но один из наиболее универсальных видов волынок. По своим возможностям она годится для исполнения практически любой музыки: от народной до аранжировок песен «Rammstein». В отличие от более сладкоголосой шотландской волынки, звук гайты слегка подобен звучанию соло рок-гитары или рок-клавишных. Она имеет немного другой внешний вид и в игре с ансамблем, на мой субъективный взгляд, более проворна. Впрочем, я не играю галисийскую музыку, зато использую в своих музыкальных композициях элементы ирландской, шотландской, немецкой, французской, итальянской музыки, и этот список можно продолжать еще долго. Мировой фолк, немного кантри и, конечно же, украинской музыки. Я хочу создать большое полотно исторической музыки западной цивилизации, рассказать языком волынки историю становления человеческого духа и культуры.


— Расскажи о группе F.R.A.M. Как она образовалась, как давно играете, чьи песни исполняете?


— Группа была основана мною и еще парой друзей-музыкантов около трех лет назад, еще, по сути, до того, как я научился играть на волынке. Мы хотели смелого эксперимента, смеси электронной и средневековой музыки, сценического имиджа космических пиратов, делящих на части карту звездного неба... Но в итоге получилась просто добротная рок-группа. Если честно, всей феерии, что я хотел бы извлечь из нее, я так и не извлек, но тем, что получилось, вполне доволен. Мы выпустили альбом, правда, в России, и сейчас неторопливо делаем новую программу. Ядро нашего репертуара — это авторские, главным образом мои песни, заключающие в себя стихи символистского толка и музыку, основанную на роковом переосмыслении народных мелодий. Или же авторскую, тоже большей частью мою музыку, вдохновленную средневековой эстетикой. Мне вообще кажется, что рок-музыка как таковая — это прямое продолжение фольклора. Еще мы довольно эффектно играем свои волыночные версии песен «Rammstein», раньше играли что-то из «Tanzwut» и даже волыночную кавер-версию на песню российской группы «Ария» «Улица Роз» — правда, я ее не очень люблю. Кроме группы F.R.A.M., я играю в группе «Имя Розы», где мы исполняем в акустическом варианте старинную музыку и ранние роковые песни, что звучит довольно забавно. Например, «The Beatles» или Элвис Пресли на волынке… А до группы F.R.A.M. я играл в луганских группах «МЕД», «Cloverband» и немного в харьковской группе «Амарок». Эпизодически сотрудничал с группой «Natural Spirit» (мою волынку можно слышать в припеве песни «Ціна свободи» их последнего альбома) и киевской группой «Чай с Мясом».


— Расскажи о своем сотрудничестве с «Cruachan» (культовая ирландская группа, играющая в стиле фолк-металл. — Прим. авт.).


— Это была сказка моего детства, ставшая реальностью. Мы познакомились на фестивале Global East Open Air (международный рок-металл фестиваль, проводится ежегодно в Киеве. — Прим. авт.). Их заинтересовала моя игра на волынке, а я сказал, что они были одними из тех, кто вдохновил меня заниматься народной музыкой. «Cruachan» предложили мне принять участие в записи их нового альбома «Blood on the Black Robe». Мы наработали достаточно много материала, но в конце концов решили, что в альбом пойдет только то, что близко к совершенству. Таким образом родилась ирландско-украинская версия их песни «The Voyage of Bran» — мне кажется, что я смог добавить в их воинственную музыку немного казацкого колорита. Конечно, нигде в украинских рок-изданиях, освещавших выход этого альбома, мое участие не было упомянуто, а в украинских кругах исполнителей фолк-рока я приобрел репутацию выскочки. Но это реально самая лучшая песня их альбома, так что в Ирландии я более тиражируем, нежели в Украине.


— Какую музыку любишь слушать, кого считаешь своими кумирами?


— Я люблю и слушаю огромное количество музыки. Постараюсь перечислить непосредственно то, что влияет на работу: это «Subway to Sally», «Cruachan», «Rammstein», «Otto Dix» и... может показаться странным, «The Beatles». Правда, относительно всех, кроме последних, я бы не использовал слово «кумиры», потому что на примере «Cruachan» я понял, что все они — живые люди, доступные для предметного общения и сотрудничества.


— Музыка занимает все свободное время? Или есть еще какие-то увлечения?


— Музыка — это моя основная деятельность и единственная на данный момент работа, которой я живу. Что до увлечений вне ее, то это литература и путешествия — отсюда я черпаю впечатления, которые помогают мне писать стихи и песни.


— Где ты уже успел побывать с выступлениями?


— Я давал концерты в Киеве, Ужгороде, Хмельницком, Днепропетровске, Запорожье, Донецке, Харькове, Одессе, в Белгороде и, конечно же, Луганске. Кроме того, я постоянный участник международного исторически-музыкального фестиваля «Стародавній Меджибіж», что проходит ежегодно в меджибожской крепости, одном из самых впечатляющих мест Украины.


— Вы часто даете бесплатные концерты, выступаете на площадях. Вы делаете это просто в свое удовольствие или по каким-то другим причинам?


— Я по возможности играю сам или с группой на улицах всех городов, где мы даем концерты. Мне интересна реакция людей на появление в обыденности их жизни такого неожиданного элемента, как волынка. Мне словно хочется сказать, что старое время окончилось и отныне все будет иначе. Я всегда мечтал о городах, полных света и звука.


— Слышала, что вас в Донецке недавно забирали в милицейский участок «за хулиганство», когда вы играли на улице…


— Да, в Донецке у нас был интересный эпизод. Нас отвели в милицейский участок и предложили на выбор — «мелкое хулиганство» или «нарушение общественного порядка». Последнее состояло в том, что мы стояли на тротуаре и могли бы мешать движению пешеходов, если бы пешеходам захотелось идти именно через место, где мы стояли — вот как закручено. Мы выбрали «мелкое хулиганство». По сути это был милицейский произвол. Кстати, квитанция о штрафе так и не пришла. Потом я пару раз играл на улице в Донецке безо всяких последствий.


— Часто ли случаются подобные казусы? Какая основная реакция прохожих?


— В Каменце-Подольском была смешная ситуация, когда я играл возле местной крепости, а экскурсовод попросила меня стать так, чтобы не казалось, что я имею отношение к самой крепости, а то ей надо что-то говорить по поводу моего здесь присутствия, а она не знает что.


Реакция везде разная. В Луганске, Донецке, Днепропетровске — это, как правило, равнодушие. Жители этих городов, похоже, видят и слышат волынки каждый день, их этим не удивить. Хотя мне кажется, что устрой мы уличную драку, они так же равнодушно проходили бы мимо, боясь повернуть голову. В Харькове, Хмельницком или Ужгороде вокруг собираются люди. Хлопают, радуются, пытаются угадать трудноузнаваемые в колорите волынки популярные мелодии. Есть люди, которые относятся резко отрицательно, но это почему-то исключительно представители старшего поколения. Молодежь всегда и везде становилась на нашу сторону, а дети — те и вовсе в полном восторге.


— Творческие планы и мечты?


— В моих планах — содействовать музыкой изменению парадигмы мышления соотечественников. Моя музыка словно говорит, что старое советское и постсоветское время окончено, что мир и история велики и готовы принять нас в свои объятия, если мы сделаем шаг им навстречу. Если же более конкретно, то в планах концерты, студия, штудирование литературы, репетиции — все то, что составляет жизнь музыканта.

Богдана ГАЙВОРОНСКАЯ

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: