Сегодня

Мистер Дождь

0
Мистер Дождь Мистер Дождь Источник: Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА

Будущий «волшебник» родился в деревне Казановка (Воронежская губерния). Вскоре его семья переехала в шахтерский город Кадиевка. Отучившись семь классов, окончил ФЗУ при коксохимическом заводе по специальности токарь. Начал выступать в клубной самодеятельности.


«Цирком я увлекся еще мальчишкой, в тридцатых годах, когда жил в Кадиевке, — вспоминал фокусник в одном из своих интервью. — Увлекся настолько, что без него не представлял дальнейшей жизни, кем бы я ни был — униформистом или билетером. Даже построил свой манеж во дворе, привлек к этому всех пацанов с улицы. Стал заниматься акробатикой, манипуляцией, жонглировал чем только мог. Вместе с партнером подготовил акробатический номер, который был выдвинут на областную олимпиаду художественной самодеятельности. Когда ехали обратно, сделали пересадку в Горловке. И тут меня словно током ударило: перед вокзалом красовалась большая афиша: «Цирк-шапито».


— Никуда дальше не едем, остаемся здесь, — заявил я партнеру.


Прямо с вокзала, забрав нехитрые пожитки, мы отправились в здание под брезентовым куполом. Там согласились просмотреть наш номер. Конечно, мы не выдержали испытания. Нам предложили работать в униформе и продолжать репетиции. Некоторое время спустя мой партнер не выдержал, сбежал. А я остался. Переезжал из города в город. Демонстрировал номер с гирями, занимался манипуляцией. Обучался этому жанру где только мог, в том числе и у китайских фокусников на базарах. В 1939 году во Владивостоке впервые выступил как манипулятор, показав «Сценку в ресторане». Почему все-таки, владея уже семью цирковыми жанрами, я остановился на манипуляции? В те годы манипуляторов почти не было. Кроме того, очень нравилось работать на манеже без всяких занавесок, открытым зрителям со всех сторон. Радовался, когда мог удивить совершенно неожиданными трюками. И в то же время постоянно искал новое, постепенно подходил к иллюзии «Водная феерия», которая появилась после десяти лет поисков…»


В годы Великой Отечественной войны Илья Символоков работал в составе фронтовых цирковых бригад, лишился всех близких родственников, проживавших в Кадиевке. Но после войны творческие поиски продолжились.


В 1949 — 1954 годах Илья Калистратович выступал как мнемотехник с номером «Счетная машина». Публика восторженно принимала его трюки: исчезновение двух ожерелий из рук артиста и появление этих ожерелий на шее у ассистентки; мгновенная смена окраски нескольких дамских шляпок, лежащих под стеклянным колпаком; превращение больших шалей (по 3,5 метра каждая) в гирлянды светящихся китайских фонариков. Стандартный трюк с исчезновением и появлением папирос он превратил в комическую сценку с коверным-пожарником. Он манипулировал гирляндами маленьких цветных лампочек в полуосвещенном цирке.


— Тридцать пять лет работы «цирковым волшебником» убедили меня, что фокусников нужно готовить обязательно. Для манипуляции нужна школа, нужен педагог. Одному добиться успеха в этом жанре очень сложно. И начинать надо максимум с шестнадцати, а еще лучше с десяти лет. Репетировать не жалея себя, мыслить. А подсказать мысль, направить ее может только хороший наставник. Ну а когда человек в совершенстве овладеет манипуляцией, он может шагать и дальше — к иллюзии, — заметил как-то Илья Калистратович.


Знаменательно, что Символоков беспрерывно обновлял свое выступление. От обычного, как его называют нередко, программного номера он дошел до номера аттракционного плана на целое отделение. И это без крупной аппаратуры и множества ассистентов.


В 1967 году иллюзионист развивает и обогащает номер, в свое время созданный Тен-Иши, и выпускает новый сенсационный аттракцион, названный «Водная феерия». Трюки с водой в истории иллюзионного искусства занимают большое место, особенно в репертуаре восточных фокусников. Цирковые феерии ставились и раньше, еще во времена Чинизелли и Никитиных. Чаще всего это был результат работы водопроводчиков и электротехников — фонтаны, подсвеченные прожекторами и цветными лампами на манеже, на барьерах и рампадах. Придуманное Символоковым совершенно не похоже на то, что видели прежде. Никаких специальных полов в манеже для демонстрации фонтанов, никакой громоздкой аппаратуры — только непромокаемый ковер. Костюм артиста — обычный фрак, да и костюмы ассистенток таковы, что совершенно ясно — ничего скрыть в них невозможно (трюки с водой исполняются обычно в китайских халатах, что дает возможность кое-что спрятать). У Символокова даже столики с крышками из стекла — все на виду. А на манеже происходило поистине удивительное феерическое действие, основанное на использовании оригинальной иллюзионной техники и филигранного мастерства артиста.


Принесенные клоунами ведра Символоков наполнял водой из пустой коробки. Появление и исчезновение огромных чаш, наполненных водой, заставляло зрителей удивляться и восхищаться. Артист доставал «из воздуха» восемь больших чаш и передавал их ассистенткам. В руках девушек из каждой чаши начинали бить фонтаны под самый купол. Во многих городах мира перед его выступлениями в расположенных рядом с цирком районах специально перекапывали или отключали водоснабжение.


Вот что сам фокусник рассказывал о том, как создавался аттракцион «Водная феерия».


«…Весной 1966 года я приехал на гастроли в Киев, чтобы сменить на манеже другого иллюзиониста — Ван Ю-ли. Понятно, мне не терпелось увидеть артиста, который имел в профессиональной среде репутацию большого искусника по части традиционных, так называемых китайских фокусов. До этого мне как-то не приходилось видеть его номер. Вечером я затерялся среди зрителей и с жадным любопытством следил за работой коллеги.


Ван Ю-ли покорил меня. Я очень доверяю своему первому впечатлению — обычно оно самое острое. Этот весьма почтенного возраста артист захватил меня своим задором и подвижностью, своей мягкой, прямо-таки кошачьей пластичностью (в молодые годы он был хорошим акробатом), своими экзотичными трюками с водой, с живыми утками, со складными китайскими фонариками, появляющимися невесть откуда в его проворных руках. Подавал фокусы Ван Ю-ли живо, темпераментно и очень эффектно. В особенности надолго озадачил меня один из его трюков: Ван Ю-ли после ловких кувырков по манежу поднимался в рост и доставал из халата большую чашу, до краев наполненную водой. Подумав, я догадался, как это делается, но тут же мелькнуло: «Хорошо, если бы чаша после того исчезла»… Это, казалось, мимолетное соображение прочно овладело моими помыслами и — прощай покой. Целый месяц ломал я голову: каким образом может исчезнуть вода? Это уже было делом профессионального самолюбия. В поисках единственно верного решения я отбрасывал вариант за вариантом. И хотя скорлупа у этого орешка оказалась на удивление твердой, я все же разгрыз ее. Купил в хозяйственном магазине пластмассовый тазик, сделал учебный вариант и показал на репетиции директору Киевского цирка Владимиру Никулину. Тот распорядился изготовить в театральных мастерских клеенчатую подстилку, и я вынес на зрителя трюк с водой…


Неделю за неделей, месяц за месяцем дома, на улице, за кулисами, в поезде, в салоне самолета я только тем и был занят, что изобретал новые трюки. Моя гримировочная превратилась в нечто среднее между научной лабораторией и мастерской «металлоремонта». К столу прикреплены тиски, с другого конца — портативный токарный станок и… микроскоп. Повсюду инструменты: сверла, дрели, резцы, всевозможные напильники, кронциркуль. Свои замыслы самому же приходилось и воплощать в жизнь. Большая часть реквизита для «Водной феерии» сделана моими руками…


Мне удалось найти оригинальный способ, как из совершенно пустого ящика без дна и крышки — только складные стенки — черпать, словно из волшебного бездонного колодца, ведрами воду. Я понимал: зрители будут пристально, во все глаза следить за каждым моим движением, понимал, что каждый будет думать, якобы я прячу воду в столе, под скатертью, в ножках стола. Современный зритель искушен: он будет искать хитро укрытые шланги, по которым де подается вода, потайные насосы… Но какой же это фокус, если так просто разгадать его секрет. Нет, мои трюки строились совсем на другом…»


Многие пытались разгадать трюки Символокова, но свои секреты тот не раскрыл даже знаменитому конструк тору самолетов Туполеву.


Его называли «королем воды», «повелителем таинственных вод», «волшебным водолеем», «смотрителем магических сосудов». С легкой руки бирманского журналиста Символокова стали именовать «мистер Дождь». Эпитет прочно приклеился и превратился в своего рода визитную карточку иллюзиониста.


— Научно-техническая революция, с моей точки зрения, не угрожает фокусникам, — говорил Илья Калистратович. — Иллюзия, которая насчитывает тысячелетия, не умрет до тех пор, пока существует человеческая мысль. Условие ее успеха в наше время, по-моему, одно: тематическое иллюзионное ревю с особо загадочными и интересными трюками, идущее в постоянно нарастающем темпе.


С 1976 года в цирке работают дети Символокова, которые выступали в аттракционе отца «Водная феерия» и как жонглеры на лошади. В 1988 году Вадим Символоков принял от отца руководство аттракционом. Светлана Символокова в 1993-м подготовила оригинальный номер «Иллюзионная эксцентриада с собаками». Ее дочь Диана с девяти лет выступает с сольным номером «Игра с хула-хупами». Так что цирковая династия великого иллюзиониста продолжается.

Марина КИРИЛЛОВА

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: