Сегодня

Климент Ворошилов как один из символов советской эпохи

0
Климент Ворошилов как один  из символов  советской эпохи Климент Ворошилов как один из символов советской эпохи Источник: Фото Юрия Стрельцова

Активный участник борьбы за советскую власть, в 1925—1934 годах Климент Ефремович — народный комиссар военных и морских дел, председатель Реввоенсовета СССР, в 1934—1940 годах — народный комиссар обороны СССР, в 1941—1945 годах, во время Великой Отечественной войны Советского Союза, член чрезвычайного органа руководства страной — Государственного Комитета Обороны СССР. В 1946—1953 годах — заместитель Председателя Совета Министров СССР (возглавлял правительство И.В. Сталин), в 1953—1960 годах — глава высшего законодательного органа власти Советского Союза — Председатель Президиума Верховного Совета СССР.


32 года, с 1937 по 1969, К.Е. Ворошилов был депутатом Верховного Совета СССР, в числе первых пяти военачальников в ноябре 1935 года стал Маршалом Советского Союза, дважды, в 1956 и 1968 годах, удостаивался звания Героя Советского Союза, а в 1960 году стал и Героем Социалистического Труда. В честь одного из высших руководителей Советского Союза Луганск дважды, в 1935 и 1970 годах, переименовывался в Ворошиловград. В 1981 году, в год столетнего юбилея Ворошилова, в областном центре ему установлен памятник.


Уроженец нашего края К.Е. Ворошилов начал трудовую и революционную деятельность на шахтах и заводах Донбасса. Незадолго до революции 1905—1907 годов в России, работая слесарем на паровозостроительном заводе в Луганске, он вступает в большевистскую партию, избирается в состав ее Луганского комитета.


В буржуазно-демократической революции 1905—1907 годов большевики поднимали своих сторонников на свержение самодержавия с помощью вооруженного восстания. Ворошилов не только поддерживал эту идею лидера партии В.И. Ленина, но и направил весь свой организаторский талант на ее осуществление. В дни Всероссийской октябрьской политической стачки 1905 года в Луганске был создан первый совет рабочих депутатов, возглавляемый вначале Никифором Волошиным, а затем Ворошиловым, развернувшим бурную антиправительственную деятельность. После поражения революции Климент Ефремович был арестован и сослан в Архангельскую, а потом Пермскую губернию. Отбыв ссылку, Ворошилов работает на заводах Царицына и Петрограда, где и встретил начало второй буржуазно-демократической революции 1917—1918 годов.


В феврале 1917 года по заданию Петроградского комитета партии Ворошилов принимал участие в распропагандировании Измайловского гвардейского полка с целью перехода его на сторону большевиков. Он являлся депутатом первого Петроградского совета, членом бюро его большевистской фракции.


В конце марта 1917 года Климент Ефремович снова в Луганске, руководит городским комитетом большевистской партии, входит в состав редколлегии его печатного органа — газеты «Донецкий пролетарий» и представляет большевиков в городском совете.


В августе 1917 года большевики Луганска победили на выборах в городскую думу, и Ворошилов был избран ее председателем (Луганск был тогда единственным городом Украины, в котором думу возглавлял большевик), а в сентябре он избирается председателем городского совета рабочих и солдатских депутатов.


Как активный участник захвата большевиками власти Ворошилов на II Всероссийском съезде советов рабочих и солдатских депутатов, проходившем в Петрограде 7—9 ноября 1917 года, избирается членом ВЦИК — высшего законодательного органа власти советской России. Он также был председателем комитета по охране Петрограда, вместе с Ф.Э. Дзержинским создавал органы ВЧК.


Личная храбрость, организаторские способности К.Е. Ворошилова в полной мере проявились в период борьбы с врагами новой советской власти. В начале марта 1918 года К.Е.Ворошилов, А.Я. Пархоменко, Д.Ф. Рудь, Ф.Р.Якубовский, А.В.Медведев организуют 1-й Луганский социалистический партизанский отряд, и Климент Ефремович становится его комиссаром. Когда Центральная Рада, боровшаяся с большевиками, прибегла к помощи Германии и немецкие войска вступили в Украину, отряд нанес им несколько ощутимых ударов. В апреле на его основе была сформирована 5-я Украинская армия, которая под командованием Ворошилова вначале обороняет Луганск, а затем прорывает кольцо немецких войск и через антибольшевистскую область Войска Донского с боями совершает пятисоткилометровый переход в Царицын.


Ворошилов назначается командующим Царицынской группой войск, заместителем командующего и членом Реввоенсовета Южного фронта, а затем командующим 10-й армией этого фронта. В марте 1919 года, участвуя в работе VIII съезда большевистской партии, он оказывается в рядах так называемой «военной оппозиции», делавшей ставку на партизанские действия и отрицавшей необходимость твердой армейской дисциплины. Когда же Ленин обрушился с критикой таких взглядов, Ворошилов тут же признал свои взгляды на военное строительство ошибочными.


В 1919 году он входит в состав нового, уже второго, рабоче-крестьянского правительства создаваемой большевиками Украинской социалистической советской республики, находится на постах наркома внутренних дел, члена президиума ВУЦИК и члена Политбюро ЦК КП(б)У. Ворошилов также был командующим Харьковским военным округом, командармом 14-й армии и членом Реввоенсовета 1-й Конной армии. В марте 1921 года во главе группы делегатов X съезда РКП (б) участвует в ликвидации антисоветского восстания матросов Кронштадта. На этом съезде Ворошилов был избран членом ЦК, членство бессменно продолжалось 40 лет.


Затем К.Е. Ворошилов занимает ключевые посты в Красной Армии. В 1921 — 1924 годах он командует войсками Северо-Кавказского военного округа, в 1924 —1925 годах становится одним из членов Реввоенсовета СССР, а с 1925 года в течение 15 лет возглавляет военное ведомство Советского Союза.


Занимая столь длительное время высшие командные посты в армии, входя в руководство партии, Ворошилов немало сделал для развития Красной Армии, да и не он один определял военную политику страны. В этот период был осуществлен переход от территориально-кадровой системы к единому кадровому устройству Вооруженных Сил, реорганизовано управление армией и флотом. Воинская служба была провозглашена 1 сентября 1939 года Законом «О всеобщей воинской обязанности» почетной обязанностью всех граждан СССР. По технической оснащенности за годы довоенных пятилеток наши войска поднялись на уровень армий передовых капиталистических стран.


Однако Ворошилов так и не смог стать ни военным теоретиком, ни крупным стратегом и тактиком. Выступая, к примеру, в 1934 году на XVII съезде ВКП(б) с большой речью, которая в стенографическом отчете занимает 12 страниц убористого текста, и говоря о техническом оснащении армии, Ворошилов делает, казалось бы, вполне логический вывод: «Наша армия стала другой армией, армией техники». И тут же продолжает упорно отстаивать роль кавалерии в будущей войне: «Огромное значение по-прежнему имеет конь для армии...». Примечательна в этом отношении речь Ворошилова 22 февраля 1938 года, посвященная 20-летию РККА и Военно-морского флота, в которой он заявляет: «Конница во всех армиях мира переживает, вернее, уже пережила кризис и во многих армиях почти что сошла на нет... Мы стоим на иной точке зрения...».


Вновь обратившись к стенограмме XVII съезда партии, мы увидим, что о возрастающей роли техники говорили и В.К.Блюхер, и М.Н.Тухачевский, в выступлении которого на съезде подчеркивалось, что «в случае войны потребность в снаряжении техническим имуществом, снаряжением, орудиями, самолетами, танками будет гигантски возрастать». И когда в 1937 году был сфабрикован так называемый «заговор» в Красной Армии, настойчивая защита


М.Н. Тухачевским, И.Э.Якиром, И.П.Уборевичем концепции ускоренного формирования танковых соединений за счет сокращения численности и расходов на кавалерию была расценена как вредительство, «военно-фашистский заговор», вынашивание террористических намерений в отношении Ворошилова.


Высказывались Ворошиловым и легковесные взгляды на предстоящую войну. В речи на Красной площади 7 ноября 1938 года он говорил: «...Мы совсем не обязаны всегда ограничивать действия наших войск районом, на который воровски и нагло нападает враг. Наоборот, нам сподручнее и легче громить врага на его собственной территории. Так оно и будет...».


Ворошилов полностью поддержал сталинские идеи о форсировании темпов социалистического строительства, командно-административных методах руководства им. Эта поддержка стала перерастать в безудержное восхваление Сталина. Уже в декабре 1925 года Ворошилов заявил, что Сталин является «главным членом Политбюро ЦК», и после этого становится членом политбюро. Четыре года спустя он опубликовал статью «Сталин и Красная Армия», которая послужила своеобразным сигналом для превозношения Сталина и фальсификации истории. В статье, приуроченной к 50-летию Сталина, ему приписывались фактически все заслуги в вооруженной защите власти большевиков. «...Там, — говорилось в ней, — где в силу целого ряда причин трещали красные армии, где контрреволюционные силы, развивая свои успехи, грозили самому существованию Советской власти... — там появлялся т. Сталин. Он... брал в свои твердые руки руководство... и — создавал перелом…».


На февральско-мартовском (1937 г.) пленуме ЦК ВКП(б), рассматривавшем в числе других вопрос об антипартийной деятельности Н. И.Бухарина и А.И. Рыкова, определившем очень многое в дальнейшей жизни партии и страны, Ворошилов яростно обрушивается на Н.И.Бухарина. Когда же в результате произвола и беззакония в 1937 году были расстреляны по делу о «заговоре» в Красной Армии виднейшие военачальники, он издает 12 июня 1937 года весьма показательный приказ № 96, в котором, в частности, говорилось:


«...11 июня перед Специальным Присутствием Верховного Суда Союза ССР предстали главные предатели и главари этой отвратительной изменнической банды: Тухачевский М.Н., Якир И.Э., Уборевич И.П., Корк А.И., Эйдеман Р.П., Фельдман Б.М., Примаков В.М. и Путна В.К. Верховный Суд вынес свой справедливый приговор! Смерть врагам народа!


…Бывший заместитель народного комиссара обороны Гамарник, предатель и трус, побоявшийся предстать перед судом советского народа, покончил самоубийством.


...Конечной целью этой шайки было ликвидировать во что бы то ни стало и какими угодно средствами советский строй в нашей стране, уничтожить в ней Советскую власть, свергнуть рабоче-крестьянское правительство и восстановить в СССР ярмо помещиков и фабрикантов.


...Мировой фашизм и на этот раз узнает, что его верные агенты — гамарники и тухачевские, якиры и уборевичи и прочая предательская падаль, лакейски служившие капитализму, стерты с лица земли и память о них будет проклята и забыта.


Народный комиссар Обороны СССР, Маршал Советского Союза К.Ворошилов».


Кстати, арестовать крупнейших военачальников было, естественно, делом непростым. Чтобы арестовать командующего Киевским военным округом И.Э. Якира, Ворошилову поручили вызвать его в Москву прямо с XIII съезда КП(б)У, в работе которого тот принимал участие, якобы на заседание Военного Совета. Подобным образом был арестован командующий Особой Дальневосточной армией Маршал В.К.Блюхер. Ворошилов, бывший его другом, вызвал Блюхера с женой в Москву, предложил им поехать отдохнуть на его дачу в Сочи, где Блюхера и арестовали.


Известно и то, что накануне расстрела И.Э.Якир обратился к Ворошилову со следующим письмом: «К.Е. Ворошилову. В память многолетней в прошлом честной работы моей в Красной Армии я прошу Вас поручить посмотреть за моей семьей и помочь ей, беспомощной и ни в чем неповинной. С такой же просьбой я обратился к Н.И. Ежову. Якир, 9 июня 1937 г.». И вот на письме человека, с которым долгие годы вместе работал, хорошо знал, что тот не раз смотрел смерти в лицо, защищая власть большевиков, Ворошилов наложил резолюцию: «Сомневаюсь в честности бесчестного человека вообще. Ворошилов, 10 июня 1937 г.».


По Красной Армии прокатилась уничтожительная волна массовых репрессий, было буквально вырублено большинство командных кадров. Из общего числа 733 высших командиров и политработников, начиная с комбрига и бригадного комиссара и до Маршала Советского Союза включительно, было репрессировано 579 и осталось в РККА только 154. С мая 1937 по сентябрь 1938 года подверглись репрессиям около половины командиров полков, почти все командиры дивизий и бригад, все командиры корпусов и командующие войсками военных округов. Таких потерь командного состава в столь короткий срок наша армия не несла даже в период войны. Всего же за этот период в армии и на флоте было репрессировано около 40 тысяч человек.


В результате этих страшных невосполнимых потерь к началу войны только 7 процентов командиров Красной Армии имели высшее военное образование, а 37 процентов не прошли обучения даже в средних военно-учебных заведениях. Очень точно, пожалуй, о последствиях губительных репрессий сказал известный советский писатель Константин Симонов: «...Не будь 1937 года, не было бы и лета 1941 года, и в этом корень вопроса. Не будь 1937 года, мы к лету 1941 года были бы, несомненно, сильнее во всех отношениях, в том числе и в чисто военном». И после всего этого Ворошилов в 1939 году в своей новой статье «Сталин и строительство Красной Армии», теперь уже посвященной 60-летию со дня рождения Сталина, заявил: «Сталин действительно как истинный друг, как отец заботится о людях вообще и о военных людях в частности и особенно».


В годы Великой Отечественной войны Советского Союза Маршал Ворошилов, не обладая новым военным мышлением, как ее полководец никак себя не проявил. Он был членом Государственного комитета обороны, входил в состав Ставки Верховного Главнокомандования. В начале войны Ворошилов — главком Северо-Западного направления, затем осуществляет контроль за формированием и обучением резервных частей, в сентябре 1942 года назначается главнокомандующим партизанским движением. Он принимает участие в работе Тегеранской конференции СССР, США и Англии, в 1944 году возглавляет комиссию по перемирию с Финляндией, Венгрией и Румынией, в 1945 — 1947 годах исполняет обязанности председателя Союзной контрольной Комиссии в Венгрии.


После смерти Сталина в марте 1953 года член Президиума ЦК КПСС К.Е.Ворошилов избирается Председателем Президиума Верховного Совета СССР. «Первый красный офицер» становится «советским президентом». Предпринятая тогда Первым секретарем ЦК КПСС Н.С.Хрущевым попытка некоторой демократизации советского общества натолкнулась на активное противодействие убежденных сталинистов. С трибуны XXII съезда КПСС в 1961 году Н.С. Хрущев, анализируя проходившую в партии борьбу, говорил: «На первых порах резкое сопротивление линии партии на осуждение культа личности, на развязывание внутрипартийной демократии, на осуждение и исправление всех злоупотреблений властью, на выявление конкретных виновников репрессий оказывали Молотов, Каганович, Маленков и Ворошилов. Такая их позиция была не случайна: они несут персональную ответственность за многие массовые репрессии в отношении партийных, советских, хозяйственных, военных и комсомольских кадров и за другие явления подобного рода, имеющие место в период культа личности».


В июне 1957 года эти и некоторые другие члены Президиума ЦК предприняли неудачную попытку отстранить Н.С.Хрущева от руководства партией. Когда же попытка не удалась, Ворошилов заявил, что его «попутали фракционеры», с которыми у него нет ничего общего, и тут же стал с ними бороться, за что товарищи по партии «путаницу» ему простили.


В 1960 году, пребывая уже в почтенном возрасте, Климент Ефремович был освобожден от обязанности Председателя Президиума Верховного Совета СССР и отошел от активной политической деятельности.


Умер К.Е. Ворошилов 3 декабря 1969 года, похоронен с особыми почестями в Москве у Кремлевской стены.


Неординарная личность, человек сложный и противоречивый, К.Е.Ворошилов был одним из символов той эпохи, которая осталась в нашем прошлом и которую забывать нельзя.

А.А. КЛИМОВ

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: