Сегодня

Рожденный в женский праздник

0
 (голосов: 0)
Рожденный  в женский  праздник Рожденный в женский праздник

Представляю, какое торжество устроили по этому случаю дома, ведь родился он в семье режиссера народного театра. Возможно, именно данное обстоятельство определило заранее судьбу мальчика. Юрий учился в средней школе № 7 города Сватово, потом окончил Харьковский институт искусств, работал в различных театрах Украинской ССР.
В 1976 году он приехал в Москву и поступил на режиссерский факультет ГИТИСа (курс народного артиста СССР Бориса Равенских). И уже в 1977 году стал режиссером Малого театра, ассистировал Борису Равенских на спектакле «Возвращение на круги своя». Затем вместе со своим учителем участвовал в создании театра-студии. После внезапной смерти Равенских в январе 1980 года Иоффе пытался отстоять еще не получивший официального статуса театр, поставил со студентами ГИТИСа (которые должны были стать труппой театра теперь уже имени Равенских) свой дипломный спектакль — «Дерзость» по Н. Погодину, но безуспешно: власти отказывали ему и Олегу Табакову в создании новых театров-студий.
Окончив в 1981 году ГИТИС, Иоффе репетировал в Малом театре «Вишневый сад», но, получив приглашение Андрея Гончарова, ушел в театр имени Маяковского.
Наряду с собственными постановками, осуществлял вводы актеров в спектакли других постановщиков, в качестве дежурного режиссера контролировал уровень спектаклей театра, ставил «капустники» и вечера театра Маяковского, режиссировал ряд телепро-грамм. В его творческой копилке — несколько постановок в США на офф-Бродвее. В 2007 году Юрий Владимирович принял участие в постановке международного проекта «Прошлое еще впереди» («The past is still ahead»), посвященного Марине Цветаевой.
С 1990 года Иоффе преподает на режиссерском факультете ГИТИСа, в мастерской Андрея Гончарова, которую после его смерти (в 2001-м) и возглавит.
Юрий Иоффе — автор нескольких статей и очерков мемуарного характера, посвященных Б. И. Равенских,
А.А. Гончарову и другим деятелям театра.
— Юрий Владимирович, как бы вы сами определили свое режиссерское кредо?
— В театральной энциклопедии пишут, что я занимаюсь психологическими вещами. Ставил, к примеру, Леонида Андреева — «Дни нашей жизни» и «Собачий вальс»… Работал и один, и в соавторстве с другими режиссерами. Очень много спектаклей делал с Андреем Александровичем Гончаровым в театре имени Маяковского. Я — приверженец «Маяковки». Постоянный и бесконечный. За это время сделано много разных спектаклей. Во-первых — скажем так, шедевры в постановке Гончарова, в которых я был режиссером. Это «Закат» Бабеля, «Кошка на раскаленной крыше» Теннеси Уильямса, «Горбун» Мрожека, «Последняя жертва» Островского… Во-вторых, у меня была некая своя программа. Я очень любил и люблю до сих пор Леонида Андреева.
— Какие свои спектакли считаете наиболее
удачными?
— Отношу к таким работам один из первых моих спектаклей в театре имени Маяковского «Ночь ангела» Александра Розанова. В качестве сопостановщика я вместе с Гончаровым выпускал спектакль «Молва» по пьесе Салынского. Этот спектакль получил пять Государственных премий! Через некоторое время выпустил судьбоносную для меня работу, после которой получил категорию режиссера-постановщика академии. Это был спектакль «Игра теней». В нем играли Эммануил Виторган, Алла Балтер и замечательный артист Андрей Болтнев (зрители помнят его по фильму «Мой друг Иван Лапшин»). В нашем спектакле он сыграл Цезаря, Виторган — Антония, Алла — Клеопатру. На этой постановке мы впервые встретились с замечательной художницей Марией Рыбасовой. Многие могли видеть этот спектакль в телевизионном варианте. А у нас он шел долгое время — до смерти Андрея Болтнева.
Мои увлечения были разными. Я ходил и в сторону Стоппарда, ставил одну из ранних его пьес. И в сторону классики («Закат» Бабеля, «Жертва века» Островского). Была андеграундная пьеса «Подземный переход». На Малой Бронной уже много лет идет мой спектакль-мистификация «Неугомонный дух» Коуарда… Действительно, у меня есть склонность и к психоаналитике, и к некой инфернальности. Мне кажется, разбираться в инфернальных вещах — это как раз дело театра. Кстати, если уж говорить о каких-то особых свойствах моих спектаклей — пожалуй, это то, что они, как правило, долгожители. Спектакль «Дни нашей жизни» шел 11 лет. «Приключения Буратино» — 12 лет. Шесть лет шла пьеса «Собачий вальс»…
— Беда многих фильмов и спектаклей сегодня та, что зрителю некому сочувствовать. Публика недоумевает: «Всех убили, никого не жалко! Почему?»
— Такие вещи каскадами происходят. Когда стало «все можно» — немедленно все на сцене принялись раздеваться и сквернословить. И так около восьми лет, пока все в грязи не извалялись… Теперь новое увлечение: американизация. Зрителя стали кормить третьесортными американскими картинами. И стало невозможно делать спектакль или фильм без выстрелов. А раз куча трупов — значит, ценности жизни никакой… Этому сопротивляются Никита Михалков в Москве и Алексей Герман в Питере; Марк Захаров в Ленкоме и Петр Фоменко в своей «Мастерской»… Плохо, что не хотят их слышать. Деньги, которые появились у некоторых деятелей, привели в искусство людей, очень далеких от искусства. Людей, которые только думают, что они в профессии. Они достают деньги и за эти деньги делают нелепые создания. Кто их проконтролирует, кто им возразит? Никто. В театре все-таки меньше убивают. Но есть другая беда. Пустозвонство. Пластмассовая пустозвонность и мюзиклы, мюзиклы… Пустота. Перехват того, что сверху… И театр очень грешит этим. Но ужас заключается в том, что зритель сам уже не приемлет серьезных спектаклей. Греки называли трагедию высоким искусством, а комедию — низким. Сегодня комедия заполонила театры — потому что это на потребу. Лишь бы деньги зарабатывать. Для этого все средства хороши. Требование одно: развлекай! А трагедия ушла. «Да зачем это надо, жизнь и так тяжелая. Не пойду, не хочу!»
За спектакль «Квит на квит» Юрия Иоффе выдвинули на премию «ЖЖивой театр» в номинации «Режиссеры-мэтры», голосование проводится сейчас в социальных сетях. Спектакль поставлен по мотивам романа довольно известного в свое время (конец XIX — начало XX века) русского беллетриста, поэта и журналиста Алексея Будищева. Как и роман, он построен по законам детективного жанра и несет в себе проблемы совести, нравственного падения и возрождения человека. Это первая театральная постановка романа А. Будищева в России. Что ж, если кто-то из луганчан видел этот спектакль на сцене московского театра имени Маяковского, можете поддержать нашего земляка и проголосовать за него в социальных сетях. Пожелаем ему удачи!
Подготовила Марина КИРИЛЛОВА.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: