Сегодня

Война «от звонка до звонка»

0
Война «от звонка до звонка» Война «от звонка до звонка» Источник: А.И.ЗИЛОТИ и С.В.РАХМАНИНОВ. Фото 1902 г.

Преодолевая земное притяжение…


— В 1941 году мне исполнилось 18 лет, и я, как полагается, был призван в армию. Попал в дивизион дальнобойной артиллерии, расположенный в районе станции Балаклея. Война для меня началась с отражения атаки колонны немецких танков. Потом отступали вместе со всеми войсками. Тоскливо было смотреть на горящие поля, города, поселки. Но вместе с тем крепла ненависть к врагу. И была уверенность — вернемся обязательно. Мы и вернулись, но далеко не все. Как страшный сон вспоминаю бои под Харьковом в 1942 году, когда после провала нашего наступления армия, в составе которой я воевал, попала в окружение. Взорвав пушки, мы пробивались к своим. Как много товарищей погибло под Лозовой, Барвенково, Балаклеей… Наша группа во главе со старшиной Николаем Васильевым шесть раз попадала в окружение, и каждый раз удавалось нам выйти из него. Сейчас это звучит как чудо. Но так было. В конце концов, мы добрались до переправы через Дон в районе Новошахтинска. И сегодня стыдно за наших генералов, по приказу которых саперы взорвали мост через Дон, практически оставив на верную погибель тысячи советских солдат и офицеров. Всего в Харьковской операции 270 тысяч бойцов потеряла Красная Армия. Так что путь к Победе был ох какой тяжкий и кровавый. Уже после войны прочитал я такие строки об этом сражении и запомнил их:


«День на смену полумраку


занялся, кровоточа.


Лейтенант хрипит: «В атаку!» —


автомат сорвав с плеча.


Он недавно прибыл в роту:


прежние в земле лежат,


на смертельную работу


поднимавшие солдат.


Должен, превратясь в мишень,


я встать, как жизнь ни прекословь,


мы земное притяжение


преодолеваем вновь.


Жив останешься — две меры


выдаст водки старшина.


А убитым — из фанеры


всем на круг — звезда одна».


Мысли о победе начали крепнуть после Сталинграда. Нашей дивизии тогда было присвоено звание Сталинской №301. После было форсирование Днепра, бои в районе Бендер и Тирасполя. В августе 1944 года наша часть принимала участие в Ясско-Кишиневской операции. Наша батарея отстала от своего полка, поскольку местность была труднопроходимая. Меня послали в разведку, и я, отыскав кратчайшую дорогу к расположению полка, вывел к нему батарею. За это меня наградили орденом Красной Звезды. Потом были бои на Сандомирском плацдарме, после которых я получил второй орден Красной Звезды.




По колено в воде без гриппа и ангины


Особое место в воспоминаниях Анатолия Михайловича занимают бои в Германии, когда в районе города Кюстрин минометному полку, в котором он служил, пришлось форсировать Одер.


— Мы переходили реку по льду, но сверху него уже была вода, которая достигала колен. Вода, что называется, ледяная. Сейчас вспоминаешь — и диву даешься — ни ангины не было, ни гриппа. Попробуй сейчас перейти реку по колено в ледяной воде — болезнь гарантирована. А тогда, форсировав Одер, заняли оборону, попав под шквальный огонь фашистских батарей. А у наших минометов мины заканчивались, и мне с группой бойцов было поручено переносить на себе мины с восточного берега на западный. По тому же льду, в той же воде и под огнем врага. Более ста раз пришлось пересекать реку с двумя ящиками мин на спине. Немцы 12 раз поднимались в атаку, пытаясь сбросить нашу часть и пехотинцев в Одер. Но мы выдержали.


Конечно, это чудо, что я остался в живых. Так бывает на войне. О героизме никто тогда не думал. Просто надо было выполнять приказ, надо было держаться и идти вперед. И мы шли. И пришли к Берлину.


Именно за те бои, героизм Анатолий Майборода был представлен к медали «За взятие Берлина». 8 мая 1945 года он встретил в роте почетного караула, которая охраняла встречу генералов Эйзенхауэра, Монтгомери и маршала Жукова. Да, фамилии генералов и маршалов намного более известны, но наряду с ними историю делали тысячи скромных героев, таких, как А.М.Майборода.


В 1945 он году окончил курсы младших лейтенантов и стал офицером. Отслужив, демобилизовался и вернулся в Родаково…


Сегодня Анатолий Михайлович по-прежнему в строю. В ветеранской организации, которую он возглавляет, более 350 человек, из них 18 — как он, участники боевых действий.


— Стараемся помогать друг другу, радоваться жизни, которая, к сожалению, не так благополучна, как хотелось бы. Рассказываем молодежи о том времени, которое выпало на нашу долю, и желаем, чтобы их судьбу миновали войны.


«Ну что с того, что я там был. Я был давно. Я все забыл. Не помню дней. Не помню дат. Ни тех форсированных рек. Но что с того, что я там был, в том грозном «быть или не быть». Я это все почти забыл. Я это все хочу забыть. Я не участвую в войне — она участвует во мне. И отблеск Вечного огня дрожит на скулах у меня…»


Забывать об этом нельзя. И спасибо Вам, Анатолий Михайлович, за жизнь, за подвиг. И за память.

Иван Компаниец, Владимир Спектор

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: