Сегодня

Николай Мамай. Востребован временем

0
Николай Мамай. Востребован временем Николай Мамай. Востребован временем Источник: А.И.ЗИЛОТИ и С.В.РАХМАНИНОВ. Фото 1902 г.

На пути к большому делу


Поскольку все гениальное просто, то формула новаторства первого и второго не нуждается в пространном описании. Стаханов всего-навсего разделил две ключевые операции в лаве: забойщик рубит уголь, крепильщик крепит забой. Результат известен. Предложение краснодонца: в каждую смену каждый член бригады добывает одну тонну угля сверх нормы. Девиз предельно конкретен: «Плюс одна тонна».


Еще одно сходство у разделенных временем двух этих явлений. Алексея заметил, выделил из множества тружеников, его рекорд организовал и затем шел рядом по жизни парторг Константин Петров. Николай Мамай тоже не был выскочка-одиночка. Он вырос, взошел к известности, будучи вмонтирован в систему ценностей и личностей своего времени.


Пятидесятые годы. Ценой невероятных усилий из руин поднят Донбасс. Промышленность набирает темпы. Уголь — хлеб промышленности. Дайте стране как можно больше угля! Строятся новые шахты.


Справка. Всего за 10 лет (1950 — 1960 гг.) введено в строй 316 шахт мощностью 91,6 млн. тонн угля в год. Только в 1957 году отрасль получила 63 новые шахты, из них 21 построена на Луганщине. Динамика роста добычи такова: 76 млн. тонн украинского угля в 1940 году зольностью 13,2 проц., 104 млн. тонн в 1954 году (зола — 14,6) и 218 млн. тонн зольностью 29 проц. — в 1976. Для луганских горняков высший показатель — почти 77 млн. тонн в 1977 году.


Осваиваются новые прогрессивные технологии, в забой приходит современная горная техника. Отрасль пополняется молодыми кадрами рабочих, итээровцев, многие из которых — с деловой хваткой и здоровой амбицией заработать не только деньги на житье, но почет и славу.


Трест «Краснодонуголь», откуда вышел герой очерка, не являлся исключением. Более того, здесь в те годы произошла именно та концентрация крупных личностей, которая сработала на весомый конечный результат.


Николай Мамай оформился в 1953 году забойщиком на шахту «Северная» №2. Годом раньше после окончания Высших инженерных курсов при Донецком индустриальном институте сюда заведующим шахтой пришел фронтовик Иван Александрович Григорьев. Позже он станет генеральным директором крупнейших угольных подразделений области, лауреатом Ленинской премии. Управляющий трестом Дмитрий Степанович Скляр, как успешный руководитель, назначается начальником комбината «Ворошиловград-уголь». Его сменяет Семен Арутюнович Саратикянц, выросший до первого заместителя министра отечественного углепрома. Оба — лауреаты Госпремии СССР, фронтовики.


И в перечне этих славных имен отдельной строкой стоит первый секретарь Краснодонского райкома КПУ Владимир Васильевич Шевченко. Комментарии, как говорится, излишни. Он формировал школу работы с кадрами, уважая всех тружеников, с особой теплотой относился к народным самородкам, ставил их впереди всех.


Уж если ты попал в орбиту намерений и действий этих «энергетиков», то терпи, казак, атаманом будешь. Казак Мамай стал атаманом. Ибо Николай Яковлевич из породы добросовестных, безотказных тружеников. Из тех, кто первым впрягается в дело и не оставляет его до полного завершения. Тем более работа в лаве предельно конкретна: за тебя ее никто делать не будет. А если ты из рядовых выбиваешься хотя бы в звеньевые, то действуй лучше, сноровистее, быстрее всех. Николаю хватило двух-трех лет, чтобы стать мастером-углерубом. Потому что был у него крепкий жизненный задел.


Он родился 7 февраля 1926 года в станице Анастасьевская Краснодарского края. Кубанский казак. В годы Великой Отечественной войны семнадцатилетним добровольцем ушел на фронт. Артиллерист. Закончил войну в Берлине. Потом еще несколько лет служил в армии. Приехал в Донбасс. Два года работал на отбойном молотке. Окончил курсы. Назначен бригадиром на отстающий участок. На третий месяц участок стал перевыполнять план.




«Плюс одна тонна»


Официальная хроника. В сентябре 1956 года на шахте №2 «Северная» треста «Краснодонуголь» бригада забойщиков, возглавляемая Н.Я.Мамаем, решила добывать сверх нормы за смену по одной тонне угля на каждого человека. За первый же месяц работы по-новому бригада добыла 900 тонн сверхпланового угля. К февралю 1957 года каждым членом бригады добывалось уже по 2 сверхплановых тонны в смену. («История рабочих Донбасса», Киев, 1981 г., стр. 116.)


Конкретность и доступность метода обеспечили ему широкую поддержку. Уже через год по-мамаевски в области работали более 20 тысяч шахтеров. Этот почин подхватила вся страна, и он перерос во Всесоюзное социалистическое соревнование.


1957 год. Редчайший в практике факт: и бригадир шахты «Северная» Н.Я.Мамай, и начальник этой шахты Николай Григорьевич Горлов удостоены звания Героя Социалистического Труда. Горлов — еще одно достойное имя среди воспитателей рабочего человека.


Годами позже за активное участие в освоении новой горной техники и достижение на этой основе высоких производственных показателей знаменитый бригадир станет лауреатом Ленинской премии, обладателем других высоких регалий.




Друзья-соперники


Донецкая и Луганская области — извечные друзья-соперники. Обойти друг друга на крутом повороте всегда считалось обычным делом. В тридцатые годы на всесоюзную славу горловского подземного богатыря Никиты Изотова луганчане ответили стахановским порывом. Теперь же, в пятидесятые, по просторам Союза покатилось, разлилось мамаевское движение. Вполне естественно, ожидался ответный ход донетчан. И такой ход был сделан в довольно своеобразной, характерной для того времени форме.


Были в чести тогда комсомольско-молодежные бригады. Ведь только по путевкам Ворошиловградского обкома ЛКСМУ на шахты-новостройки области было направлено 32,5 тысячи юношей и девушек. Энтузиазм их бил через край. И вот на кадиевской шахте имени Сталина (она же «Центральная Ирмино») вожак комсомольско-молодежной добычной бригады Валентин Решетняк решил рублем дополнить мамаевский девиз. Его призыв тоже был предельно прост: экономить один рубль на каждой тонне добытого угля. Энергичный горный инженер, выпускник Днепропетровского горного института, кстати, мастер спорта по гимнастике, пробивал столь энергично свою идею, что она нашла поддержку сначала в городском, потом в областном, затем и республиканском комитетах комсомола с принятием соответствующих постановлений, с раскруткой в молодежных изданиях. Валентин уже возводился в кандидаты и члены руководящих комсомольских органов, уже почувствовал вкус славы, подтягиваясь в этом чуть ли не к самому Мамаю. Но на очередном большом совещании партийно-хозяйственного актива в Киеве, что было в начале 1958 года, ему было весомо сказано: «Валентин, охолонь. И запомни: от луганчан — Мамай, с его «плюс одна тонна», от донецких будет бригадир добычников Александр Кольчик с шахты имени Лутугина треста «Торезантрацит». Это его, а не твоя инициатива экономить рубль на тонне». Валентин Иванович, пройдя славный путь горного инженера, одного из тех, кто ставил на ноги шахту-гигант «Ворошиловградскую» №1, до сих пор хранит в памяти то состояние души, когда было ему сказано: «охолонь».


У той истории свое продолжение. Надо знать характер В.В.Шевченко. Конечно же, он подчинился партийной установке, утверждающей цепочку «Мамай — Кольчик». Но смириться, отказаться от ответного очередного шага не мог. 21 марта 1961 года Шевченко избирается первым секретарем Луганского обкома партии. Имея богатый опыт раскрутки Мамая, на базе его почина, он в декабре этого же года дает добро новому движению — «луганский час». Опять же мысль проста: соревнуемся за то, чтобы каждый рабочий, бригада, смена, участок, цех и предприятие в целом выполняли свое сменное задание на час раньше. В 1962 году в этом соревновании уже участвовали коллективы 500 предприятий и строек, почти 12 тысяч рабочих всех отраслей к июлю-августу выполнили годовые задания. «Луганский час» нашел поддержку в республике, перерос в «Украинский час».




Не забоем единым


В 1961 году Николая Яковлевича направляют на новую шахту «Суходольская», здесь же, в «Краснодонугле». Первой его бригада осваивает новую технику. В марте 1963 года комбайном УКР-1 добыто 18050 тонн угля. На то время — рекордная выработка по отрасли. Декабрь 1968 года. Их бригада получила право в числе немногих участвовать в добыче 200-миллионной тонны украинского угля.


Помимо забоя, так сказать, без отрыва от производства — общественная работа. Безвозмездная, на правах партийного поручения члену КПСС с 1955 года. Депутат Верховного Совета СССР трех созывов. Встречи с земляками-избирателями, решение их житейских проблем. Учеба в горном техникуме.


Январь-февраль 1959 года, внеочередной ХХI съезд КПСС. От имени всех горняков Союза проблемы отрасли с кремлевской трибуны озвучивает кандидат в члены ЦК партии Н.Я.Мамай. Он же стал делегатом и ХХII съезда КПСС. Свою партийную эстафету передаст еще одному новатору — Сергею Илларионовичу Воротникову, с шахты им. Косиора Перевальского района, одному из первых организаторов суточных комплексных бригад. Теперь уже Воротников в 1966 году на ХХIII съезде говорит о достижениях и нуждах шахтеров Союза. Один ото всех и за всех, согласитесь, это по меркам того времени высшая честь. Эстафету делегата высшего форума страны Воротников передаст Александру Яковлевичу Колесникову.


«Саша, Александр, Александр Яковлевич Колесников» — так называется документальная повесть луганского журналиста Николая Ночовного. Саша — лучший ученик бригадира Мамая. Александр — лучший его звеньевой, которому будет передан бригадирский жезл. В полном наборе имени-отчества — известнейший бригадир теперь уже шахты «Молодогвардейская». Их коллектив в числе первых в отрасли освоил миллион тонн добычи угля из лавы и несколько лет к ряду выдерживал ту высокую планку, входя в пятерку лучших добычных бригад Союза. Как и учитель, воспитанник избирался в высшие органы страны. Звезду Героя Колесников получил в 1971 году. В 1979 году шел на повторное присуждение этого звания. Уже были оформлены наградные документы. Но 10 августа на «Молодогвардейской» прогремел роковой взрыв, погибли 54 горняка…


Вместо бронзового бюста — гранитные плиты на братской могиле. Такова шахтерская судьба. Счастье и горе, взлет и падение, крест за отвагу и могильный крест — все переплелось в той судьбе.


Дважды Героем станет уже в новом времени Владимир Григорьевич Мурзенко, свердловчанин, краснопартизан, друг и соперник краснодонских горняков. Получив первую звездочку в 1973 году, вторую — в декабре 2001-го, Мурзенко как бы замкнул этапы трудовой эстафеты, начатой Стахановым, Мамаем, соединил век ушедший и наступивший.


Герои, как и рядовые, болезненны и смертны. Преодолев все риски фронта военного и угольного фронта, Николай Яковлевич не устоял перед сахарным диабетом… Светлая ему память!




Учитесь делать дело, господа!


Отношение нынешнего общества к героям прошлого и в целом к прошлому — неодно-значно. Помним и гордимся. Злорадствуем и выковыриваем их недостатки, как грязь из-под ногтей. И не утруждаем себя вопросом: хоть одна грань жизни народной улучшилась от ваших усилий, господа, икающие от одного слова «товарищ»? Порезав на металлолом десятки шахт, хоть одну за последние двадцать лет построили? Нет! Вот если придет дядька инвестор, тады да. И мы пахали. Какая отрасль индустрии получила мощное развитие? Нарко-,порно-, секс-, игро-, работорговля… На этом бизнесе разжирел не один властьимущий. На «копанках» — тоже.


Вот партия власти бросила клич: «Строим новую страну!» Благая цель. Но персональные компьютеры каждого чиновничьего стола зазомбированно высвечивают одну и ту же программу: повысить! Цены, тарифы, налоги, пенсионный возраст; отключить, отрезать, выселить за неуплату. Иного министры-капиталисты, нардепы-миллионеры предложить народу не могут и не хотят. Не тому учились.


Миллион квадратных метров жилья в год строила Луганщина в середине семидесятых. Тогда же возведены целые города. Молодогвардейск, Суходольск, Юбилейный, Новодружеск, Червонопартизанск, Счастье. Сегодня строятся лишь банки, офисы, дворцы, маетки… Их владельцы уже воплотили строку гимна «запануєм… в нашій сторонці». И полная безнадега для неимущих крова.


Кого ставим в жизненный пример? На одном телеканале — все 25 часов в сутки — убили, зарезали, ограбили. На другом канале — без передыху страдают, прелюбодействуют, нижнее белье наизнанку выворачивают «зірки». И т.д. и т.п.


Где достаток и почет истинному строителю новой страны? От угольного забоя и станка, от хлебного поля и стройплощадки.


Тем убедительнее, привлекательнее и важнее для дел сегодняшних пример жизни Николая Мамая и его сотоварищей. Если убрать их светлые имена из истории края, что в ней останется? Учитесь же у Товарищей делать дело, господа.

Алексей Чепурнов

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: