Сегодня

Восемнадцатилетний «Ветеран»

0
Восемнадцатилетний «Ветеран» Восемнадцатилетний «Ветеран» Источник: Фото Юрия Стрельцова

Во всю пору года хороши белокуракинские вечера. Особая их прелесть ранней осенью. Добирают остатки урожая, и по улицам промчит авто с прицепом, полным тыквы, арбузов, кукурузных початков, прокатит велосипед с тяжелыми сумками на багажнике, проедет тачка-кравчучка с полевой поклажей. От сгорающих на огородах пожнивных остатков стелется горьковатый дымок. Первый опавший лист источает кисловатый запах прели. В многочисленных торговых точках (наиболее яркая примета нашего «базарного» времени) продавцы-предприниматели все еще питают надежду хотя бы на случайный заход к ним покупателя. Авось, купит кто если не бутылку пива, то хотя бы газводу, пакетик «Semki». (Вроде свои семечки перевелись при местном подсолнечниковом изобилии, или жарить их разучились, обленились?). И вдруг в эту размеренную жизнь вторгается песня. Вырастает поначалу робко-робко, на коротких звучаниях. Вроде бы поднимается из глубинных недр. Это случается по четвергам. Белокуракинцы вслушиваются, знают: запевают в клубе «Ветеран». И расположен он в одном из подвальных помещений центральной части поселка. Туда стоит опуститься. Опуститься по ступенькам вниз, дабы приобщиться к прекрасному. Возвыситься над обыденным.


Когда-то, при нормальной жизни, здесь размещалась районная организация ДОСААФ (Добровольное общество содействия армии, авиации, флоту). В разломные десятилетия многое рушилось, перемещалось, переезжалось. Освободившийся от досаафовцев подвал облюбовали активисты-общественники. Как уже сказано, первая из них — А.С.Зинченко. Отклик поучаствовать в добром деле, в первую очередь для себя же, нашел широкую поддержку. Клуб заработал.


Их нынешнее душевное состояние заключено вот в этих, отображенных на стендах девизах: «Старость меня дома не застанет», «Нам песня строить и жить помогает», «Красоту уносят годы, доброту не унесут», «Не летіть, літа, так дуже швидко»…


Уголок «Старина». Предназначение некоторых вещей от давности уже стерлось из памяти. Рубель используется как музыкальный инструмент. Кто знает, что такое «рубель»? Немногие знают — всего лишь «заместитель» утюга. Книги местных авторов. Василий Шелудько, Иван Пекалев, Михаил Гапочка. Вышивки Антонины Фоменко, ковер работы Антонины Шелудько. Множество фото из семейных альбомов. Совсем юные, в глазах надежда на долгую счастливую жизнь. Увы, сбылось не у всех. Фотостенды отображают празднование юбилеев клуба, чествование именинников, концерты для жителей поселка в дни торжеств, поездки к родственным коллективам на Луганщине, участие в конкурсах. Их диапазон творчества довольно широк. Как они шутят, под настроение могут и «Танец маленьких лебедей» из «Лебединого озера» Петра Чайковского исполнить.


И еще об одном. В клубном хоре — в основном «девушки». Они украшают и удлиняют свой век хорошей беседушкой, «запевают» бытовые злыдни песней. Мужчины, увы, нередко в минуты жизни трудные ныряют в бутылку, братаются со змием зеленым, исходят до сроку в домовину.


Раскрыть суть их посиделок можно на примере одного из сентябрьских четвергов — именно в этот день недели происходит коллективная встреча. В означенный час, по одному, по двое и трое, попутками и на велосипедах, принаряженные, собираются без опозданий, ибо к дисциплине приучены всей жизнью. Кто-то первым делом облюбовал тренажеры-массажеры, дабы размять суставы. Длинный ряд столов, и на них — кто что принес. Обычная домашняя снедь. При желании порадовать друзей чем-либо особо вкусненьким — пожалуйста, принимается с благодарностью. Четверг — не постный день. Можно и оскоромиться, и пригубить. Пригубить — не более того. После третьего тостующего с предложением «по чуть-чуть» постепенно оживляется разговор. О детях, внуках, домашних делах, урожае. Какие виды были на урожай! В пояс поднималась ботва картошки, но неделя зноя, какие-то кислотные дожди у многих свели сбор «второго хлеба» до — сколько посадил, столько и нарыл.


Чуть-чуть о политике. Без нее сегодня стол — не стол. О сем отравном зелье по-народному мудро и емко: «Хрен редьки не слаще», «Ворон ворону глаз не выклюет», «Рука руку моет», «Своя рука — владыка», и т.д. и т.п.


Но вот уже кто-то пробует голос. Начинается «настройка» их главного инструмента. Чувствуется, чего-то важного не хватает. Чего? Да баяниста же! И когда он появляется, этот любимый ими Алеша, официально — художественный руководитель Алексей Федорович Бакаляс — восторгам нет предела. Песня поехала как по маслу.


Коль в гостях — их товарищ родом из угольной Луганщины — в подарок ему шахтерский гимн «Спят курганы…» И тут же выявилось, что одна из них работала машинисткой подъема, та — рукоятчицей на стволах. Худрук трудился в проходке одной из свердловских шахт. Земля Луганщины тесна, как и вся земля.


Из дали лет вспомнилась поездка по бесплатной путевке в Карпаты, и излилось «Всюди буйно квітне черемшина…» Были в Молдавии — и нате вам зажигательную «Ляну».


У многих любовь к песне перешла с молоком матери. Со слезами говорят о военном лихолетье: остались их мамы с ними, малыми детьми, овдовели, зальют горе безутешными слезами и через песню восходят к жизни. Роняются фразы, вскипает слеза. Отец погиб в сорок третьем. Потом брат погиб. Еще одна похоронка. Дядя в войну без вести пропал… «Горит свечи огарочек, гремит недальний бой…»


В пятиминутной передышке раздаются охи и ахи за жизнь… — Чем платить за газ?.. Дерут с нас за все безбожно… Надо срочно на операцию, врачи сказали: деньги есть, будем резать… А ну их, давайте лучше вот эту, в три голоса…


Песни грустные и задорные, о любви и разлуке. «А були у мене у коморі груші…», «Я акація…», «Деревня моя, деревянная дальняя…» Все больше украинские. Вослед им исконно русские — «На Муромской дороге…», «Живет моя отрада…». Известных композиторов и самодеятельных.


И как у всех людей творческого начала, у них то и дело закипает спор. Эта песня не так поется… ты берешь на горло, на силу, а тут надо помягче, душевнее… Ці слова зовсім з другої «опери», на другу мелодію… Помовчіть, дайте я заспіваю… Арбитр в этих спорах — худрук Алексей Федорович. Его метод примирения вроде бы непримиримых прост — очередная общеизвестная песня. А еще рассказ о том, как на последней Сорочинской ярмарке на Полтавщине белокуракинцы с его участием (под его баян) в конкурсе фольклорных коллективов стали победителями в своей номинации. Знай наших — мы лучшие!


А саме під цю пісню добре танцювати… Ну, напомнили. Сбросили с плеч десятки лет, ударили каблучками о пол… бий лихо за каблуком…


По молодости были плясуньями, и сейчас бойко пританцовывают, машут цветастыми полушалками. Особо смачен танец с выходом да под частушку:


«Не смотри ты на меня,


Посмотри на серьги.


Это милый мне купил…


На мои на деньги».


Частушки рождаются вроде бы из ничего. Какое-то словечко подвернулось невзначай и вот уже родилось четверостишие. Не успела одна из певуний завершить, как уже следующая начинает запев. В озорстве своем не преступают грань приличия, мудрым житейским опытом понимают, где нужно остановиться. Остановись, подруга, тебя может внук услышать…


В тот раз они обговорили и программу предстоящей поездки на День пожилых людей в районный Дом престарелых. В тех богоугодных заведениях особо ранимые, отмеченные нелегкой судьбой люди. Последний их приют. Даже при нормальных условиях проживания состояние это далеко от нормального. И кое-кто из сидящих за столом как бы предвидит и свое скорое пребывание под той крышей. Поэтому готовится с особой душевной теплотой спеть там, надеется, что и ее не забудут рядом сидящие, коль доведется отправиться из родных стен в казенные. Судьба ведь она иногда делает такие крутые повороты. Подобное слушать ох как тяжело: «…был сын… единственный… красавец… напился, лег на диван, закурил… водка проклятая…»


Закат жизни у многих проходит через невосполнимые потери самых близких. И они желают, чтобы оставшийся в одиночестве их товарищ, сосед не чувствовал себя одиноким. «…Ах судьба, моя судьба, ах судьба…»


* * *


Концовка четверга такова. Они выходят на улицу. Любимое, напетое место — под голубыми елями, невдалеке от памятника Тарасу Шевченко. И снова на полном голосовом и душевном взлете звучат самые-самые любимые мелодии.


Слушает, улыбается, насыщается добрыми чувствами все Белокуракино. И теплом ложатся на сердце слова великого Тараса:


«Обіймітесь, брати мої,


Молю вас, благаю…»


Белокуракинский клуб «Ветеран» сближает людей. И в этом его главная заслуга.

Алексей Чепурнов

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: