Сегодня

ЧП на здоровье

1
ЧП на здоровье ЧП на здоровье Источник: Фото Юрия Стрельцова

Именно в силу этого обстоятельства во второй половине 80-х годов прошлого столетия заинтересованные в реабилитации своих шахтеров угледобывающие предприятия Луганщины (прежде всего, ГП «Ровенькиантрацит» и профсоюз угольщиков) взялись построить в живописном уголке Старобельщины современное комфортабельное трех-этажное здание водолечебницы —


в обмен на ежегодное оздоровление не менее сотни горняков. По причине известных всем экономических неурядиц стройка затянулась на десять с лишним лет. Тем не менее к концу 90-х новое здание сдали в эксплуатацию, и в 2000-м больница справила новоселье. Соседний корпус пациенты и медперсонал теперь навещали только чтобы принять/отпустить ванны и покушать (до недавнего времени здесь располагались ванное отделение, пищеблок и столовая СОФТБ). Большая же часть помещений бывшего помещичьего дома (построенного примерно 100 лет назад) опустела. Отсутствие бюджетных средств на его ремонт и содержание подсказало единственно верное в тот момент решение — передать объект в аренду.


Первый договор — на аренду только второго этажа — был заключен 28 февраля 2002 года. А спустя десять месяцев, 25 декабря 2002-го, на свет появился второй документ, согласно которому в аренду передали уже все здание — общей площадью 780,4 квадратных метра. Документ подписали главный врач СОФТБ Людмила Григорьевна Макляк и директор частного предприятия «Здоровье» Светлана Александровна Стогниева. При этом одним из первых пунктов договора предусматривалось, что «передача майна в оренду не тягне за собою передачу орендарю права власності на це майно. Орендар користується ним на протязі терміну оренди». Данное положение полностью соответствовало решению областного совета от 12.04.2001 года №16/28-3, согласно которому все имущественные комплексы здравоохранения областной коммунальной собственности были включены в перечень объектов, не подлежащих приватизации.


В то же время в перечне прав арендатора было обозначено право «на послідовний викуп орендованого майна» и «приватизувати орендоване майно згідно з чинним законодавством». Именно эти три заветных слова «має право приватизувати» впоследствии породили вялотекущий, но долгоиграющий конфликт.


— Да, — подтверждает нынешний директор частного предприятия, переименованного из ЧП «Здоровье» в ЧП «Водолечебница», Виталий Лобко, — мы взяли здание в аренду, вложили в него миллион гривень и с 2004 года по условиям аренды начали поднимать вопрос о приватизации. В конечном итоге в 2007 году к нам из областного совета приехали депутатские комиссии, но никто так и не дал нам внятного ответа: можно ли приватизировать это имущество.


Кто и что тогда ответил предпринимателям — сегодня уже вряд ли имеет значение. Важно другое: тем же самым договором от 25 декабря 2002-го был определен срок действия аренды — с 1 января 2003 года по 1 января 2008-го. При этом в документе было зафиксировано условие: если в течение одного месяца со дня истечения срока действия договора ни одна из сторон не заявит о его прекращении, договор считается автоматически пролонгированным на тот же срок и на тех же условиях.


30 мая 2007 года ЧП «Здоровье» меняет свое название на ЧП «Водолечебница», а 1 января 2008-го по договору закончился срок аренды. Но ни одна из сторон о расторжении отношений не заявила. Почему? Ответ на этот вопрос стал понятен, когда в начале февраля 2008-го в Старобельск приехала еще одна депутатская комиссия областного совета. В процессе проверки физиотерапевтической больницы депутаты обнаружили, что в экземпляре договора аренды между ЧП «Водолечебница» и СОФТБ, который хранился у главного врача больницы, обозначена иная дата окончания срока аренды — 1 января 2010 года. Эта же дата значилась и в экземпляре договора, хранившемся у арендатора (к тому времени ЧП «Водолечебница» возглавлял уже упомянутый выше Виталий Лобко). Возможно, эта чехарда с датами осталась бы незамеченной и сошла бы с рук, если бы в природе не существовал третий экземпляр документа, находившийся в управлении по делам имущества и природных ресурсов исполнительного аппарата областного совета. Естественно, депутаты затребовали объяснений.


Людмила Макляк в объяснительной написала, что вследствие многочисленных проверок (КРУ, прокуратура и проч.) последний лист «больничного» экземпляра договора был утерян, и она попросила арендатора восстановить утерянный лист со своего экземпляра.


В свою очередь Виталий Лобко списал все на «ошибки» главного бухгалтера, которая к тому времени в ЧП уже не работала. И в принципе «Водолечебница» признала ошибочность завершения срока договора


1 января 2010 года. Но расторгать реальный договор было поздно: обозначенный в документе месяц на взаимные уведомления сторон к тому времени уже истек. И арендатор остался в больнице еще на пять лет.


Кто сделал первый шаг к нынешней нескончаемой череде судебных разбирательств? Заместитель заведующего юридическим отделом исполнительного аппарата областного совета Владимир Николаевич Винюков утверждает: первым в судебные инстанции обратился Виталий Лобко. «Пальму первенства» признает и сам Виталий Станиславович:


— Начиная с 2009 года, как только к нам последовали первые инициативные письма о расторжении договора аренды, мы сразу обратились с иском о признании права собственности на данное помещение — в наш районный суд.


Однако эта «стартовая» судебная возня вокруг здания в 780,4 кв.м, длившаяся в течение года, закончилась ничем. Во-первых, первые иски Виталий Лобко подавал как физическое лицо, аргументируя это тем, что он — учредитель фирмы, заключившей договор. Свое требование он обосновывал положениями части 4 статьи 778 Гражданского кодекса Украины, в соответствии с которой, если в результате улучшения, сделанного по согласию наймодателя, создана новая вещь, наниматель становится ее собственником. Однако, так как нанимателем спорного имущества выступало само предприятие, а не лично Виталий Лобко, то и заявить соответствующие исковые требования могло юридическое, а не физическое лицо.


В то же время споры между юридическими лицами рассматривают исключительно хозяйственные суды (а не суды общей юрисдикции), а если ответчиком в споре выступает областной совет, то такие дела относятся к компетенции только Хозяйственного суда города Киева.


Новый виток тяжбам стартовал 29 апреля 2010 года, когда Хозяйственный суд города Киева открыл производство по иску ЧП «Водолечебница» к Луганскому областному совету о признании права собственности. Свое требование истец обосновывал все теми же нормами части 4 статьи 778 Гражданского кодекса Украины. Привлеченный к делу эксперт подтвердил: да, за время аренды «Водолечебница» действительно вложила в ремонт помещений около миллиона гривень. Но по условиям договора арендатор был обязан проводить в здании текущие ремонты, чтобы поддерживать арендуемое помещение в пригодном для эксплуатации состоянии. А вот на капитальные ремонты арендатор права не имел, потому что этот вид работ в договоре не оговаривался. Ссылки на якобы имевшие место согласования суд во внимание не принял. Причина? Во-первых, письма о (якобы) согласовании капремонтов исходили из управления здравоохранения облгосадминистрации — структуры, которая не является собственником имущества: правом распоряжаться областной коммунальной собственностью обладает только областной совет. Во-вторых, тех самых писем о (якобы) согласовании капремонтов было всего два. Первое датировано 26 февраля 2002 года, то есть оно было написано за два дня до заключения первого договора аренды (напомним, тот договор предусматривал аренду 300 квадратных метров второго этажа), но содержит разрешение на капремонт помещения площадью 780,4 кв.м (договор на аренду которого был заключен только спустя десять месяцев), а значит, к арендуемому помещению не могло иметь никакого отношения. А из текста второго, датированного 24 марта 2003 года, вообще непонятно, о каком именно ремонте и в каком именно помещении идет речь.


В итоге в своем решении Хозяйственный суд Киева сделал вывод: «…дозвіл повинен носити чіткий характер з погодженням виду робіт та їх вартості. Листи Управління охорони здоров’я від 26.02.2002 р. та від 24.03.2003 р. не є такими документами. Вони не адресовані позивачу та не свідчать про погодження орендодавцем — Старобільською обласною фізіотерапевтичною лікарнею, здійснення орендарем капітального ремонту орендованого майна».


Но самое главное — экспертиза доказала, что в арендованных помещениях истец не создал новую вещь, а значит, не имеет никакого права стать полноправным собственником арендованного имущества. То есть прежнее здание каким было, таким и осталось — со всем набором прежних эксплуатационных характеристик. В итоге 21 июля нынешнего года Хозяйственный суд города Киева в удовлетворении этого иска полностью отказал.


По результатам рассмотрения апелляционной жалобы ЧП «Водолечебница» Киевский апелляционный хозяйственный суд 10 октября 2011 года отказал в ее удовлетворении, в связи с чем решение суда первой инстанции вступило в законную силу.


Между тем судебные поползновения арендатора вынудили включиться в тяжбы и физиотерапевтическую больницу. Со своей стороны СОФТБ (к тому времени больницей руководил уже Владимир Николаевич Доценко) подала иск о признании недействительным продолжения срока действия договора аренды и прекращения этой сделки на будущее. Свой иск больница обосновала противоправной заменой последней страницы договора аренды, из-за чего СОФТБ была введена в обман относительно реального срока действия договора аренды. Однако оба Хозяйственных суда — и Луганский, и Донецкий апелляционный — в удовлетворении исковых требований полностью отказали. Аргумент: сначала факт подделки документа должен быть установлен решением суда (в данном случае — Старобельским районным) и только потом можно будет судить, правомерно или нет была продлена аренда. Да, правоохранительные органы возбудили уголовное дело по факту использования заведомо поддельных документов, однако до суда это дело так и не дошло: на протяжении двух лет ни прокуратура, ни милиция не могут ни от кого добиться — куда же делся оригинал поддельного договора? Кстати, по этой же причине до сих пор нет окончательного ответа и на депутатский запрос депутата Евгения Галкина, принятый областным советом еще 3 декабря 2009 года: в объемном томе на заданную тему подшита только бесконечная переписка с прокуратурами Старобельского района, Луганской области, со Старобельским районным судом, районной и областной милицией... В итоге — следствие продолжается, договор аренды двух-этажного здания считается автоматически пролонгированным до конца 2012-го…


Пока длились все вышеперечисленные суды, между двумя хозяйствующими субъектами разгорелся новый спор. На этот раз — вокруг двух кабинетов общей площадью 53,6 кв.м, которые «Водолечебница» арендовала в новом здании больницы. Официально — для размещения физиотерапевтических кабинетов. По факту, утверждают представители СОФТБ, там устроили люксовые палаты, где жили и ночевали пациенты частного предприятия. Договор на аренду этих помещений был заключен 12 декабря 2006 года между той же СОФТБ и тем же ЧП «Здоровье» на срок с 1 февраля 2007 по 1 февраля 2010 года. И в данном случае наученная предыдущим опытом больница о прекращении арендных отношений заявила вовремя. Однако тут свою «лепту» внесла Верховная Рада, принявшая в декабре 2009 года закон, в идеале предполагавший упрощение ведения бизнеса в Украине. Однако на практике все произошло наоборот. Закон установил: «термін договорів оренди державного та комунального майна для суб’єктів малого підприємництва, укладених до набрання чинності цим Законом, вважати продовженим до п’яти років з дня укладення, якщо орендар не пропонує менший термін».


Такую формулировку нормативного положения участники арендных отношений понимают по-разному. Одни считают, что государство в императивном порядке принуждает всех арендодателей коммунального имущества, все коммунальные предприятия и учреждения согласиться с присутствием арендаторов на их территории на протяжении пяти лет со дня заключения договора, даже если он был заключен, скажем, на полгода. Тогда выходит, что закон в одностороннем порядке дал привилегию арендатору, совершенно проигнорировав и ущемив интересы и права арендодателя. В то же время другие утверждают, что такое положение закона противоречит Конституции, Гражданскому и Хозяйственному кодексам и в первую очередь — Закону Украины «Об аренде государственного и коммунального имущества».


Поэтому с этой проблемой не-однозначности «буквы закона» СОФТБ вышла на прокуратуру Старобельского района, которая, в свою очередь, подала иск в суд о выселении ЧП «Водолечебница» в связи с окончанием срока договора.


Все три судебные инстанции больница вместе с областным советом выиграли. В частности, кассационный суд пришел к выводу о невозможности автоматического продления договоров аренды коммунального имущества согласно указанным выше положениям закона. Однако выполнить вступившее в силу решение суда оказалось не так просто. «Водолечебница» сменила в этих кабинетах замки, и выселять ЧП оттуда пришлось в принудительном порядке при участии милиции.


В ответ Светлана Лобко (та самая Светлана Александровна Стогниева, которая ставила подпись под договорами аренды от имени ЧП, именовавшегося в начале истории как ЧП «Здоровье», она же супруга нынешнего руководителя ЧП «Водолечебница», она же старшая медсестра СОФТБ, имеющая одновременно статус частного предпринимателя) как физическое лицо подала в Старобельский районный суд иск к Старобельской больнице о возмещении расходов, понесенных на ремонт этих кабинетов площадью 53,6 кв.м, заявив, что этот ремонт она делала за собственные средства. И хотя Светлана Лобко к этому имуществу по правовым нормам не имеет никакого отношения (она не является ни учредителем, ни директором ЧП «Водолечебница», и совершенно непонятно: а с какой стати она там вообще делала ремонт?), тем не менее в качестве обеспечения иска Светлана Александровна потребовала от суда запретить Старобельской больнице эксплуатацию этих помещений. И суд удовлетворил это ходатайство — в качестве предупредительной меры, которая могла бы в дальнейшем препятствовать исполнению решения, выносимого в пользу истца. Свое требование Светлана Александровна мотивировала тем, что сумму понесенных ею расходов на ремонт должна определить экспертиза. Но если СОФТБ начнет пользоваться этими помещениями или снова сдаст их кому-либо в аренду, этот «кто-то» может внести коррективы в нынешнее состояние помещений, после чего объективная экспертиза ее (Светланы Лобко) личных расходов станет невозможной. И хотя дело по сути не рассмотрено, пользоваться этими помещениями СОФТБ не может: кабинеты стоят опечатанными. Если кто-то зайдет в эти помещения самовольно, это будет расценено как неисполнение решения суда с последующей


уголовной ответственностью…


«Процессуальная диверсия» — так определяет эти действия юрист: заявить заведомо необоснованный иск просто ради того, чтобы хоть как-то, но насолить… Как там у известного испанского драматурга? «Собака на сене»? Если меня отсюда выселили, то и вам там не жить?


Как отражаются судебные тяжбы на деятельности лечебно-профилактического учреждения?


— Из-за этого страдает наша хозяйственная деятельность, — говорит нынешний, уже третий за время всей этой истории, главный врач больницы Елена Платонова. Ее назначили на эту должность решением областного совета всего полтора месяца назад — 31 августа. Но за одиннадцать с лишним лет работы в СОФТБ физиотерапевтом и завотделением она досконально изучила проблемы лечебно-профилактического учреждения. Поэтому охотно делится информацией, с готовностью отвечает на любые вопросы и без тени сомнения показывает все закоулки своего объемного и местами пока не совсем радужного хозяйства, которое то тут, то там нуждается в


ремонте.


Показывая на опечатанные кабинеты, Елена Ивановна продолжает:


— Дело в том, что эти комнаты имеют целевое назначение: одна предназначена для физкабинета, вторая — по санитарным нормам и правилам — для отдыха медицинского персонала. Ведь нашим медсестрам приходится нести круглосуточное дежурство, поэтому специальное помещение должно быть оборудовано для них и душевой. Да, мы прошли все муки ада, суды во всех инстанциях — в Луганске, Донецке, Киеве — выиграли, они приняли решения в нашу пользу и обязали арендатора освободить помещения. Но пользоваться ими мы не можем — кабинеты стоят опечатанными — по требованию нашего Старобельского районного суда.


Чтобы хоть как-то создать условия для медсестер, из «коечного» фонда изъяли одну из палат, где можно было бы разместить пациентов, и переоборудовали ее. Но там, кроме шкафов и умывальника, ничего больше нет. А состояние комнаты для санитарок Елена Ивановна вообще не комментирует, говорит только: такого быть не должно.


Сегодня больница может одновременно принять на стационар 50 пациентов. Курс лечения — 21 день. В целом за год услугами СОФТБ пользуются около тысячи человек. В то же время желающих поправить здоровье на базе уникальной минеральной воды гораздо больше. Сколько именно — в СОФТБ учет не ведут, здесь просто каждый год в конце ноября через облздрав распределяют имеющееся количество путевок между городами и районами Луганщины — пропорционально количеству населения, и уже местные доктора определяют, кто попадет в следующем сезоне в число счастливчиков, а кому придется ждать своей очереди. Естественно, при таком подходе больше всего путевок получает город Луганск, а также ГП «Ровенькиантрацит» — за этим предприятием, взявшим на себя основные расходы по строительству нового корпуса, каждый год «бронируют» 100 мест. При этом размещают ровеньковских горняков в специальных, так называемых шахтерских палатах.


Путевки для всех пациентов


(и для детей, и для взрослых, и для работающих, и для пенсионеров) — выделяют бесплатно: все расходы оплачивает областной бюджет — через главное управление здравоохранения. При этом средняя себестоимость одной путевки, говорит главный бухгалтер больницы Олег Иванович Драган, составляет примерно три тысячи гривень.


Почему больница настаивает на прекращении договора аренды? Зачем теперь ей понадобилось прежнее, старое здание? Самая главная и основная причина — с улучшением бюджетного финансирования появилась возможность оздоравливать здесь гораздо больше желающих. Возможен и другой вариант, размышляет Елена Платонова: создать на базе старого корпуса детский реабилитационный центр, в первую очередь для страдающих ДЦП, остеохондропатиями. Практика постоянно подтверждает сделанные еще в советскую эпоху выводы экспертов о невероятно благотворном воздействии местной минеральной воды при лечении этих тяжелых заболеваний. Источник, богатый на самые разнообразные минералы, находится на глубине 508 метров. Воду из него подают в ванные отделения, расположенные на первом и втором этаже. Подводное вытяжение, подводный душ-массаж, грязевые аппликации, минеральные ванны, жемчужные, разнообразные душевые процедуры — стоимость большинства из них заранее включена в общую стоимость путевки. В то же время часть услуг больница отпускает по спецсчету — за определенную дополнительную плату по прейскуранту, утвержденному облздравом.


Свое собственное ванное отделение в больнице начало действовать с 2008 года. Именно тогда СОФТБ прекратила подачу воды в старое здание, о чем главврач Людмила Макляк официальным письмом уведомила арендаторов. По данным Елены Платоновой, которая курировала эту тему и прежде, в том же 2008-м ЧП «Водолечебница» оформило аренду на скважину с минеральной водой в санатории «Сосновый». Однако новый хозяин, выкупивший тот санаторий, договор аренды расторг. Пытаясь расставить все точки над «і», настойчивая Платонова направила запрос в «Сосновый». И главный врач санатория, оставшийся работать при новом собственнике, официальным письмом сообщил: ни одного литра воды из скважины «Соснового» ЧП «Водолечебница» не взяла, что подтверждается показаниями водомера. Но в прайсе ЧП указывает, что продает воду, по составу идентичную той, которой пользуются пациенты СОФТБ. Да, у ЧП есть скважина, но с обычной пресной водой, говорит Платонова: если бы у них был источник с «минералкой», об этом уже давно знали бы все.


Отдельная история с пищеблоком. О необходимости строительства собственной столовой для больницы в областном совете заговорили по двум причинам. С одной стороны, к этому подтолкнул вердикт санэпидстанции, которая пришла к заключению, что условия приготовления пищи в старом («помещичьем») корпусе не соответствуют санитарным нормам. С другой, думать о новом пищеблоке заставляли настойчивые просьбы арендатора о приватизации этого здания. Первое протокольное поручение председателя областного совета на эту тему — определить необходимые объемы финансирования строительства — появилось в конце июля 2007-го — во время выездного совещания в Старобельской СОФТБ. Стройку начали в 2008-м. Готовый объект сдали в эксплуатацию в начале марта нынешнего, 2011-го. Но арендаторы, не дожидаясь, пока больница обзаведется своей кухней, в конце 2010-го, по выражению Елены Ивановны, «просто выставили нас за дверь». И почти три месяца повара СОФТБ как могли, так и выкручивали завтраки, обеды и ужины в приспособленных помещениях на приспособленных печках…


Сегодня в просторных светлых залах столовой и кухни повара чувствуют себя полноправными хозяйками. И стараются готовить с любовью, хотя на 6,5 гривни в день на каждого пациента особыми разносолами не побалуешь. В день нашего визита в Старобельск в меню значились: макароны, масло, хлеб, напиток — на завтрак, суп гречневый, каша пшеничная (овсяная — на диету), отварная курятина (30 граммов), хлеб, компот — на обед, каша рисовая (гречневая — на диету), хлеб, чай, повидло — на ужин. Смету следующего года составляют с надеждой, что собственник — областной совет — утвердит хотя бы 17 гривень на питание одного пациента в день. Но даже на нынешнее скромное питание пациенты не обижаются. Тем более что каждой дополнительно заработанной копейкой в СОФТБ, по словам Елены Платоновой, с упомянутого выше спецсчета стараются хоть как-то разнообразить питание.


Насколько выгодными оказались для больницы арендные отношения? Стоят ли те договоры той головной боли, что свалилась на СОФТБ? В 2002-м договор обязал частное предприятие ежемесячно оплачивать 571,68 гривни (без НДС) за все 780,4 арендуемых квадратных метра. Сегодня, с учетом всех инфляционных поправок и корректировок методики расчета арендной платы, «Водолечебница» оплачивает за двух-этажное здание чуть больше 3,2 тысячи гривень в месяц. На фоне трех с половиной миллионов годового финансирования из областного бюджета — капля в море!


— Но мы можем зарабатывать гораздо больше! — настаивает Елена Ивановна. — Если в старом здании сделать палаты люкс и


полулюкс, мы сможем брать 1 — 1,2 тысячи гривень с каждого проживающего за весь курс лечения в 21 день. И при этом меньше брать денег из областного бюджета.


Впрочем, комфортные «номера» на одного-двух временных постояльцев в больнице есть и сейчас. В одном из таких «люксов» разместился сватовчанин Анатолий Яковлевич: сумев избежать весьма сложной операции уже после первого курса лечения в Старобельской больнице, при первой же возможности приехал сюда и второй, и третий раз.


Но большинство палат все же рассчитаны на четверых. В каждой из них — холодильник, телевизор. Правда, замечает Елена Ивановна, ремонт сделали не везде: этот процесс продолжается по мере финансирования.


В одной из общих палат знакомимся с пациентками. Все наши собеседницы — пенсионного возраста.


Любовь Митрофановна приезжает сюда из Луганска в четвертый раз. Приехать хотя бы раз в год — не выходит: очередь. По этой причине последний раз вынужденный перерыв между курсами лечения составил шесть лет.


Алле Васильевне, жительнице Стахановского города-спутника Ирмино, повезло чуть больше: второй раз она вернулась в Старобельск ровно через год. Хотя до этого тоже был перерыв в несколько лет.


Тамара Васильевна — из Новоайдара. Впервые приехала сюда в прошлом году: не могла самостоятельно подняться даже на второй этаж. Лечение позволило на какое-то время забыть о проблемах здоровья и с новой силой взяться за домашние дела. По хорошему повторный курс надо было бы пройти спустя полгода, но из-за ограниченного числа путевок вновь приехала сюда только через год.


Попутно узнаем, что в принципе, если семейный бюджет позволяет, желающие могут пройти здесь лечение и на платной основе: каждый месяц с такой просьбой обращаются от 7 до 15 человек. Правда, такой услугой могут воспользоваться только те, кто имеет жилье в Старобельске — местные жители или приезжие, арендующие квартиры в городе. Одно плохо, сетуют пациентки: для тех, кто проходит амбулаторное лечение, нет комнаты отдыха после процедур. Для этой цели вполне могли бы подойти опечатанные кабинеты, но идти против решения суда — себе дороже…


Кабинет директора «Водолечебницы» — роскошной мебелью, огромным плазменным телевизором в полстены, ноутбуком на дубовом столе внушительных размеров, массой других дорогих аксессуаров — разительно контрастирует с весьма скромной, аскетичной обстановкой кабинета главного врача СОФТБ. За неделю до официального старта отопительного сезона в помещениях ЧП уже чувствуется комфортное тепло: независимый ни от кого частник сам принимает решение, когда включить котельные, в то время как СОФТБ ждет, пока здание начнет обогревать КП «Облтепло». Котельных, как утверждает Виталий Лобко, у «Водолечебницы» две — газовая и на электричестве. В бывшем помещичьем особняке звук шагов по коридорам тонет в ковровых дорожках, а в новом корпусе гулко отражается от линолеума, постеленного поверх бетонных перекрытий. На этом видимые отличия в пользу частного предприятия, на наш, непосвященный взгляд, заканчиваются.


В отличие от Платоновой Виталий Лобко встречает творческую группу «Нашей газеты» весьма сдержанно, настороженно и демонстрирует явное нежелание откровенничать, особенно когда речь заходит о непосредственной лечебной деятельности ЧП.


— Сколько человек ежемесячно проходит через ваше частное предприятие?


— А к чему вам эта статистика? — настороженно напрягается директор и затем выдает весьма обтекаемую информацию:


— Сегодня корпус рассчитан на 30 человек, а когда была больница — был рассчитан на 50 человек.


— Сколько стоит лечение?


— Путевка стоит три тысячи гривень.


— И что, к вам может приехать на лечение любой человек?


— Абсолютно. Для этого нужно только предварительно созвониться и определить дату начала лечения. Путевка самая дешевая в Украине, хочу вам заметить.


— Питание?


— Четырехразовое.


— На какую сумму?


— Это неважно. Важно то, что утверждены карточки раскладки и получен сертификат на услуги питания Госстандартметрологии. Аналогичный сертификат есть и на услуги проживания.


— Где вы берете воду для ванных процедур?


На некоторое время в кабинете зависает довольно продолжительная пауза. И затем следует ответ:


— Из скважины.


— Из какой?


— Из скважины, — упрямо твердит Виталий Лобко —


И тут же идет в наступление:


— А почему вы не задаете вопрос: где мы грязь берем? Поверьте, нас уже десять раз проверила санстанция по поводу обращения главного врача — где мы берем воду. И вообще — спросите, на каком основании пользуется минеральной водой больница, есть ли у них лицензия?


— Я у вас о вашей воде спрашиваю…


— У нас нет своей скважины: у нас здание в аренде — какая может быть скважина?


— Поэтому и возникает вопрос: где вы берете минеральную воду?


— Комерційна таємниця…


По нашей просьбе Виталий Лобко показывает свое хозяйство. Но экскурсию по зданию он проводит стремительно, бегло, не позволяя взгляду задерживаться на каком-либо одном объекте. Беглый взгляд на пищеблок — через окошко раздачи готовой пищи. Мимолетный взмах руки через дверной проем — там столовая. Так же бегло проходим через отделения с ваннами и массажем.


На втором этаже останавливаемся побеседовать с пациентами, которые расположились на диване в коридоре. Директор напрягается и заметно нервничает. Почему, если у него, как утверждает он сам, все в порядке?


В отличие от СОФТБ, принимающей жителей только Луганщины, география пациентов «Водолечебницы» намного обширнее. Лидия Павловна, например, приехала в Старобельск из Черниговской области — уже второй раз: впервые была здесь ровно год назад. Приехать сюда порекомендовала дочь, проживающая в Северодонецке. Сколько заплатила за лечение? «Столько же, сколько платят все люди». Что, и здесь коммерческая тайна? Нет, у каждого разные процедуры, а значит, каждый платит по-разному. Эффект есть? Не было бы — второй раз не приехала бы, убеждает пациентка.


Наталья Николаевна вообще из России — из Краснодарского края. Правда, в лечебнице впервые — подсказали родственники, проходившие здесь лечение. Стоимость процедур считает оправданной: «в России это обойдется дороже».


Анна Федоровна — из Луганска, приехала второй раз, да еще и внучку с собой взяла: у девочки сколиоз, лечат массажами и гидромассажами.


— Стандартная путевка стоит три тысячи гривень, — по возвращении в кабинет рассказывает директор ЧП. — В эту сумму заложен курс лечения на 18 дней — четыре вида процедур: минеральные ванны, лечебный массаж, гальвано-грязелечение и амплипульс. Но вообще у нас более двадцати видов процедур. Однако когда человек к нам приезжает, мы обязательно учитываем наличие противопоказаний. Мы закупили практически всю новую аппаратуру…


— Виталий Станиславович, вы вложили большие деньги в обустройство здания, не проще ли было за те же деньги построить новое с «нуля» и избежать судебных разборок?


— Совершенно верно. Но ведь дело-то сделано. Мы не думали о судах — мы хотели приватизировать. Имели на это полное право — согласно договору аренды. Если бы мы собирались судиться — сделали бы это еще в 2003 году, когда только сделали первый ремонт. Но первый иск подали лишь в 2004 году — когда нас надоумили юристы, делавшие по нашему запросу экспертную оценку.


— В чем заключался ваш ремонт здания?


— Во всем — начиная от коммуникаций, инженерных сооружений и заканчивая крышей, которую опять поменяли: град побил, знаете…


— Вы настаиваете на том, что это здание должно перейти в вашу собственность?


— Мы настаиваем на справедливости. Мы вложили деньги, мы работаем — заняли восьмое место в Украине и получили звание «Предприятие года», — ссылается на некие данные Госкомстата Виталий Лобко и показывает награды от организаторов национального бизнес-рейтинга.


— Как вы видите дальнейшее развитие событий?


— Поскольку никто не проявляет ни малейшего содействия в работе, только суд может поставить точку в этом вопросе.


— А если суд примет решение не в вашу пользу?


— Суд — это высшая


инстанция…


— И вы согласитесь с любым решением суда?


— Безупречно. Я считаю — оно будет законно в любом случае, — заверяет Виталий Лобко.


— Да вы что? Не может быть — «Водолечебница» согласится с любым решением суда? Но почему тогда в ответ на каждое решение суда вновь и вновь идут бесконечные обжалования? — недоумевает Елена Платонова.


В самом деле — почему?


Может быть, потому, что у каждой из сторон — своя правда, и каждый, действительно, прав, но — по-своему? Может, действительно прав Виталий Лобко, когда рассказывает, как с 2002 по 2007 год больница пользовалась ванным отделением в арендованном здании, потому что коммунальное учреждение не могло купить чугунные ванны для процедур?


— Их купили мы, и за этот срок их полностью износили. И без всякой дополнительной платы — безвозмездно, — излагает свой взгляд Виталий Лобко. — Были случаи, когда главный врач больницы обращался с просьбой сегодня внести благотворительный взнос в размере одной тысячи гривень (а в 2003 — 2004 годах это были большие деньги), потому что энергетики грозили завтра отключить электроэнергию. Далее, в 2006 году, мы установили газовый котел, и благодаря этому больница на протяжении трех-четырех лет сэкономила большие деньги на нагреве воды для ванного отделения. И никто не сказал ни одного слова благодарности…


В противовес этой позиции есть и другая правда — никем не отмененное законодательное требование бесплатной медицинской помощи и ориентир руководства области вывести здравоохранение региона на современный уровень, сделав максимально доступными любые, даже самые сложные медицинские услуги.


Параллельно существует и еще одна правда — стремление и государственной, и местной власти развивать частный бизнес, упрощая процедуры его открытия и ведения, создавая тем самым и новые рабочие места, и новые источники пополнения казны.


Есть и еще одна реальность, признаваемая всеми без исключения, — до крайности противоречивое законодательство, которое одной нормой разрешает, а другой — запрещает, и разобраться в этом хитросплетении под силу далеко не каждому…


Какая позиция возобладает в этой ситуации? Где золотая середина компромиссной истины?


А пока по-своему права и Елена Платонова: больница действительно утонула в бесконечных дрязгах. Подтверждением тому — полтора с лишним десятка увесистых томов с исковыми заявлениями, решениями судов, перепиской с правоохранительными инстанциями. В полном перечне судебных споров, так или иначе связанных с СОФТБ, гораздо больше дел, чем было названо в начале этой публикации. В частности, сегодня в судах больница требует выселить из кабинета площадью 25 квадратных метров частного предпринимателя Светлану Лобко, арендные отношения с которой закончились еще 4 мая 2011 года. В свою очередь, «Водолечебница», продолжая настаивать на приватизации бывшего помещичьего особняка, подала иск к областному совету, требуя отменить решение сессии от 3 декабря 2009 года, которым депутаты уточнили свое собственное решение от 12 апреля 2001 года относительно перечня объектов областной коммунальной собственности, не подлежащих приватизации и банкротству. И в качестве предупредительной меры отдельной строкой в список объектов здравоохранения вписали целостный имущественный комплекс Старобельской областной физиотерапевтической больницы — «в целях сохранения и дальнейшего развития лечебного учреждения»…


* * *


Казалось бы, зачем читателю вникать во всю эту историю с договорами, судами и меню больничной кухни? Причин несколько. Первая. Пока идут судебные разборки, медики заняты не проблемами улучшения лечения, а созданием таких нелегких для них юридических документов. И это не только отвлекает от главных дел, а часто становится для них, как говорят, главнее главного. Второе. Для лечения невозможно использовать весь потенциал больницы, созданный с таким трудом на средства областного бюджета и ровеньковских горняков.


Правоохранительным органам и судебным инстанциям самое время вспомнить о законных временных сроках рассмотрения дел и окончательно расставить точки над «i», позволив старобельским медикам наконец заработать в полную силу. Но проблема все больше «увязает» и «увязает»…


Вот здесь волей-неволей задумываешься: а не стоит ли за всей этой затянувшейся историей и упорством обычного «ЧП» кто-то, кто уж очень хотел бы прибрать к рукам и новую водолечебницу, и ее столовую, и, что главное, сам уникальный источник?


Уж тогда о бесплатном лечении точно придется забыть…

Ирина ЕФАНОВА

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка:

Коментарии к статье:

  • Гости
  • skype

Я лечился в ЧП Водолечебница летом 2011года.Пролечили хорошо.Отношение персонала-оч.хорошее!Лечение то же понравилось.Раньше лечился в г.Хмельник.Здесь понравилось даже больше.Хотя есть свои плюсы и минусы.Но общее впечатление хорошее.Очень жаль,если закроют!В Хмельник ездить далеко,да и дороже.Но о нас людях разве кто думает!
| |