Сегодня

С такими «своими» и чужих не надо

0
С такими «своими» и чужих не надо С такими «своими» и чужих не надо Источник: Фото Юрия Стрельцова

Стоит рассказать предысторию судебных тяжб. В феврале 1996 года старший сын Александры Васильевны Руслан Поддубный женился на Оксане Рябой, которая взяла его фамилию. В июле того же года у них родился сын Сергей. В октябре 1997 года Александра Васильевна решила подарить Руслану квартиру в квартале Степном областного центра, чтобы он там мог проживать отдельно со своей молодой семьей.


К несчастью, Руслан наслаждался семейной жизнью недолго. У него начались проблемы со здоровьем, он уволился с тепловозостроительного завода, где работал сварщиком. Найти стабильную работу ему не удавалось. Между ним и женой начались конфликты. Жена упрекала Руслана в том, что он не дает денег на содержание семьи. Александра Васильевна долгое время не вмешивалась: пускай, мол, разбираются сами.


Врачи обнаружили у Руслана панкреатит и серьезное заболевание суставов. Он вынужден лечиться и долгое время просто не может работать.


В один прекрасный день Оксана, никого не предупредив, забирает из квартиры все свое (и не только) имущество и увозит в Алчевск к своим родителям. Забирает и сына.


— Я зашла к Руслану после работы, а он сидит на корточках возле духовки и печет картошку (варить было не в чем — всю посуду вынесли), — рассказывает Александра Васильевна. — Увидев пустые комнаты, я подумала, что их обворовали. Но Руслан сказал, что вещи вывезла Оксана. Сделала она это, когда никого не было дома — соседи видели, как она с грузчиками выносила все из квартиры.


Мать забирает больного сына в свою трехкомнатную квартиру, расположенную в одном из домов квартала Ольховский (г. Луганск). Стоит отметить, что часть этой квартиры у Александры Васильевны отсудил бывший муж. Поэтому пришлось еще считаться и с ним. Отец разрешил Руслану жить в комнате, которую отсудил у бывшей жены, но заставил платить квартплату. В третьей комнате жил младший брат Руслана Виталий. Квартира в квартале Степном долгое время пустовала, затем туда пустили квартирантов.


Стоит рассказать, что Александр Поддубный после развода с Александрой Помазановой женился на педагоге одной из луганских школ (которая взяла его фамилию). Сам он работал в этой же школе заведующим хозяйством. А в 1998 году устроил туда Руслана на должность техработника по обслуживанию здания. Правда, по словам Александры Помазановой, спустя пару месяцев он же его и уволил с работы.




Развода нет, но алименты плати!


После этого Руслан работал на рынке квартала Мирный, но без официального трудоустройства. Его здоровье с каждым днем ухудшалось. Через некоторое время объявилась Оксана. На вопрос, с чем связано ее внезапное исчезновение вместе с вещами, отвечает: «Я поссорилась с Русланом, а вещи забрала, потому что боялась, что он мне их не отдаст».


А свое возвращение Оксана объяснила тем, что официально трудоустроилась в Луганске и ей нужно ходить на работу.


Между Оксаной и Русланом наступает временное перемирие, и они вместе с Александрой Васильевной живут в квартале Ольховский. Однако их сын Сережа ходит в садик, а потом в школу в Алчевске; родители только иногда забирают его в Луганск погостить.


Конфликты между мужем и женой разгораются с новой силой. Претензии те же.


После очередной ссоры Оксана, не подавая на развод, пишет заявление в суд с требованием обязать мужа выплачивать алименты. Мужу и свекрови о подаче заявления не сообщает.


— 19 октября 1999 года к нам приходит судебный исполнитель и интересуется, по какой причине Руслан не платит алименты, — рассказывает Александра Помазанова. — Мы сперва не поняли: какие еще алименты, они ведь брак не расторгали, да и Оксана нам ничего о претензиях на алименты не говорила!


Возникшую проблему кое-как удалось замять. Но ненадолго.


— Еду Оксана не готовила, одежду Руслану не стирала, — говорит Александра Васильевна, — На моих глазах Руслан из молодого красивого парня превращался в «бомжа». Оксана начала ездить на какие-то «курсы повышения квалификации», и месяц ее не было дома. Я ее спросила: «А что, и ночью квалификацию повышают?», но она ничего не ответила.


Руслан с горя запил, болезнь начала прогрессировать, и при обследовании врачи обнаружили у него кисту. В 2001 году он перенес первую операцию.


В январе 2002 года еще одну операцию — продольную панкреатоеюностомию (с целью лечения тяжелого хронического панкреатита). Два месяца спустя, в связи с открывшимся кровотечением, он снова попадает на операционный стол.


По словам Александры Васильевны, когда ее сын находился в больнице, за ним в основном ухаживала именно она; Александр Николаевич навещал сына редко, а жена Оксана в больнице не появлялась вообще. Мало того, она продолжала требовать с него алименты.


В марте 2002 года Руслан получает повестку из Артемовского районного в Луганске суда, где сообщается, что слушание уголовного дела по обвинению его по статье 144 УК Украины назначено на 12 марта. Руслан должен заплатить жене алименты в сумме 2000 гривень, иначе его посадят на два года в тюрьму. Александра Васильевна дала эти деньги Руслану, и он заплатил жене алименты.


В конце октября 2002 года Оксана выписывается из квартиры на Степном, выписывает оттуда и сына. Снова уезжает в Алчевск к родителям.


— Мы собирались с Русланом на день рождения Сережи, — говорит Александра Помазанова. — Руслан купил красивую радиоуправляемую машинку, однако почувствовал себя плохо и не поехал, я ездила одна. То, что я увидела в Алчевске, расстроило меня до глубины души. Отец Оксаны познакомил меня, как «бывшую сваху», с новым сватом. Оказалось, Оксана начала встречаться с каким-то Сергеем. У меня ком к горлу подступил: зачем она так поступает, Руслан ведь болен, и она по-прежнему состоит с ним в законном браке?!


Узнав об этом, Руслан снова запил. К панкреатиту добавляются новые болезни, он ложится на стационарное лечение в тубдиспансер.


После выписки из больницы живет с матерью. Работать он уже не в состоянии. Мать за ним ухаживает. Он решает передарить ей квартиру на Степном. В июле 2005 года они оформляют простой договор дарения. Однако нотариус отказывается заверить этот документ, поскольку при оформлении первой дарственной возникла путаница при переводе его фамилии с украинского на русский.


Чтобы решить эту проблему, сын с матерью обращаются в Третейский суд при ассоциации «Лойер-Консалтинг групп», и 18 ноября 2005 года за Александрой Помазановой признаются право собственности на квартиру.




Судебные тяжбы


6 января 2006 года Руслан Поддубный умирает. А в 2007 году Оксана Поддубная обращается в этот же Третейский суд с требованием пересмотреть решение по вновь открывшимся обстоятельствам. Впоследствии в судебных заседаниях Оксана заявляла, что в спорной квартире проживала вместе с мужем на протяжении 1996 года, но из-за ссор с ним переехала к родителям в Алчевск. Когда в 1999 году она вернулась в Луганск, «свекровь всячески препятствовала ее проживанию в спорной квартире: сменила замки и вселила квартирантов».


По словам Александры Помазановой, данная информация не соответствует действительности:


— Они жили не на Степном, а в моей квартире на Ольховском, а замки в спорной квартире я не меняла, иначе как бы Оксана вывезла оттуда вещи?! Это было сказано специально, чтобы выставить меня в негативном свете.


По словам Оксаны Поддубной, в 2003 году она снова переехала в Алчевск, но с мужем продолжала поддерживать нормальные отношения: «он приезжал к сыну и предлагал им вернуться в Луганск, чтобы вместе жить в спорной квартире».


— На самом деле это неправда, — говорит Александра Помазанова. — Как только сын узнал об измене, он оставил всякие попытки снова сойтись с женой и начал совместную жизнь с другой девушкой (Натальей). Третейский суд отменил свое же решение незаконно. Это было сделано в мое отсутствие, судьи не выслушали моих аргументов. О вынесенном определении я узнала только 6 февраля 2008 года, что также является незаконным.


Началась продолжительная серия судебных тяжб, где каждый из родственников пытался наклонить весы Фемиды на свою сторону. Примечательно, что исковые заявления Оксана подавала вместе со своим свекром Александром Поддубным (бывшим мужем Александры Васильевны).


— У наследодателя есть малолетний сын Поддубный Сергей Русланович, который проживает с истицей Оксаной Поддубной. На основании ч.4ст.126/8 ГК Украины несовершеннолетнее лицо считается принявшим наследство, — аргументировали свои иски Оксана и Александр Поддубные. Кроме того, они просили признать причину пропуска срока для принятия наследства уважительной и предоставить им дополнительный срок для подачи заявления — один месяц. — Мы считаем, что пропустили срок для принятия наследства по уважительной причине. Мы не подали заявление в нотариальную контору, так как к моменту открытия наследства имущества у наследодателя не было.


Александра Васильевна с исками своих родственников категорически не согласна. По ее словам, причину пропуска срока на принятие наследства нельзя назвать уважительной, поскольку они все знали о смерти Руслана, присутствовали на похоронах, и время на принятие наследства у них у всех было:


— Что касается прав несовершеннолетнего Сергея, то при заключении договора дарения на квартиру они нарушены не были, — говорит она. — Оксана забрала сына без нашего согласия, выписала его из этой квартиры и прописала в Алчевске. У внука есть постоянное место жительства.


Александра Васильевна заявляет, что ее бывший муж и невестка, прикрываясь несовершеннолетним Сережей, на самом деле отстаивают не его права, а свои собственные, и просто хотят заполучить большую половину квартиры. Также она имеет претензии к Каменнобродскому районному в городе Луганске суду, рассматривавшему иск Оксаны Поддубной в 2008 году:


— Когда принимали решение об отмене выдачи исполнительного документа (право собственности на недвижимость), меня даже не вызвали в суд. Решение принималось без моего участия, что является нарушением моих гражданских прав. Я прихожу в БТИ, а мне дают бумажку, где сообщается о том, что мое право собственности на эту квартиру в электронном реестре аннулировано.


Не особо помог потерпевшей и Ленинский райсуд. Александра Помазанова подавала туда жалобу на незаконные действия Третейского суда, отменившего свое же решение в ее отсутствие, однако в Ленинском райсуде ей не пошли навстречу.


Александр Поддубный пригласил в суд троих свидетелей: чтобы те сказали, что покойный Руслан перед смертью не собирался дарить квартиру матери.


— Это просто хитрость, — считает Александра Васильевна. — Ведь те свидетели, которых привел в суд Александр, работают с ним вместе в школе и являются подчиненными его жены. Они умышленно исказили факты в пользу А. Поддубного и О. Поддубной. Что касается показаний старшего по подъезду, то к ним не стоит относиться серьезно, поскольку Руслана он практически не знал: я показывала ему фотографию сына, где он был с друзьями, и тот не смог его узнать.


Александра Помазанова утверждает, что в основу решения Артемовского районного в городе Луганске суда были положены искаженные и неполные данные, не соответствующие действительности, что впоследствии повлекло неправильную оценку добытых в суде доказательств и незаконное решение суда:


— Судья знала, что свидетели являются подчиненными жены ответчика, но не указала этот факт в вынесенном решении и полностью доверилась их показаниям.


По словам Александры Помазановой, Александр Поддубный прямо в зале суда унижал и оскорблял ее (при этом судья ни разу не сделала в его адрес замечания) и даже требовал провести почерковедческую экспертизу, мотивируя это тем, что подпись под договором дарения квартиры принадлежит не его сыну Руслану. Однако, взяв на экспертизу письма, записки и другие документы, где были записи покойного, эксперты установили, что договор подписывал именно Руслан Поддубный.


Судебные разборки между родственниками тянутся уже несколько лет. Третейские суды, районные, апелляционный… Кажется, что конец этой истории наступит нескоро.


— Если я сейчас подарю часть квартиры внуку, Оксана, как законный опекун, заполучит ее себе и продаст, а Сереже ничего не достанется. Что касается моего бывшего мужа Александра, то он уже отсудил у меня одну комнату в квартире на Ольховском. И не подарил ее младшему сыну Виталию, как обещал, а продал Валентине Рябой, маме Оксаны. Теперь же он пытается отсудить у меня и часть квартиры в квартале Степном.


Кстати, у меня теперь есть еще и внучка (дочь младшего сына). И, понятное дело, я хочу, чтобы мое имущество осталось внукам (а кому же еще?). Однако сейчас я опасаюсь, что под предлогом «отстаивания прав внука» мой бывший муж и моя невестка попросту меня обманут. Они уже не раз показывали свое истинное лицо, и я им не доверяю.


6 сентября 2010 года апелляционный суд Луганской области отказал Оксане и Александру Поддубным в праве на вступление в наследство. Суд также отказал им во всех исковых требованиях по причине необоснованности. Однако они подали кассационную жалобу в Верховный Суд Украины с требованиями отменить решение Апелляционного суда Луганской области и направить дело на новое рассмотрение.


Верно говорят о некоторых родственниках: с такими своими и чужих не надо!

Герман Борисов

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: