Сегодня

Ни катарсиса, ни смеха

0
 (голосов: 0)
Ни катарсиса, ни смеха Ни катарсиса, ни смеха

Луганский областной академический русский драматический театр имени Павла Луспекаева пригласил на очередную премьеру 75-го юбилейного сезона. На сей раз предложили провинциальный анекдот в двух действиях с сочными диалогами драматурга Василия Сигарева под названием «Детектор лжи».

 

К его творчеству театр обращается впервые. Василий Сигарев – не только один из самых известных представителей «новой драмы» (его сравнивают с Шукшиным и Вампиловым), но и автор, получивший самую престижную театральную премию Evening Standard, которую ему вручал благородный сэр Том Стоппард. Сегодня пьесы этого автора переведены почти на все языки мира, с огромной популярностью ставятся на театральных площадках Европы. Он лауреат премий «Дебют», «Антибукер», «Эврика», «Новый стиль». Конечно, такое количество регалий привлекло внимание и наших служителей Мельпомены. Выбор пал на «Детектор лжи».

 

По словам режиссера-постановщика и исполнителя одной из ролей, заслуженного артиста Украины Евгения Кравцова, эта пьеса пролежала в «драматургическом портфеле» года полтора. В начале ноября нынешнего года три актера (именно столько персонажей мы видим на сцене) приступили к репетициям, а уже через месяц выдали на-гора спектакль. Причем учитывая перерыв в конце ноября, когда театр побывал на «Чехов Фесте» в Сумах, где представлял драму-мистерию по произведению Лермонтова «Маска-Рад».

 

Евгений Кравцов считает, что зритель изрядно устал от модерновых спектаклей с различными театральными придумками и соскучился по обычной классической постановке. Поэтому он не стал выискивать особых режиссерских ходов, а пошел шаг в шаг по предложенному автором. И еще замечает: реплики так хорошо выписаны, что текст адаптировать не пришлось. Лукавит. Кое-что все же заменили. Например, загипнотизированная героиня представляет себя Ириной Аллегровой (тогда как у Сигарева – Мерлин Монро), а муж героини мнит себя Сталиным (у Сигарева – Нобелем). Избавился режиссер и от нелицеприятных реплик в адрес евреев и грузин, купировал чересчур натуралистические фразы и откровенную брань. Правда, натурализма и ругани осталось и так с лихвой.

 

Специалисты утверждают, что за вытащенной наружу бытовой чернухой, «за прозаическим существованием героев могут скрываться совсем неожиданные пронзительные и глубокие переживания», и говорят также о существовании противоположного тексту подтекста. Наверняка так и есть. Только обыграть сие на сцене ох как непросто. Перевести народный юмор в плоскость искусства получается не у каждого, хотя пробуют многие…

 

Рассказанная автором и подкорректированная режиссером история вполне могла бы уместиться в одночасовой акт, добавив спектаклю динамики и избавив его от обилия пустот, длиннот. Да и сам спектакль можно было бы презентовать в рамках уже прижившегося в русском драматическом проекта «Театр-фойе». Несмотря на попытки актеров заполнить собой время и пространство, целостного всепоглощающего действа, увы, не получилось. Интригующее начало с заявленным мистифицированным персонажем Сквозняком – пожалуй, самая удачная часть постановки. Больше присутствие этого стороннего наблюдателя не чувствовалось. Зато по мере развития действия усиливалось раздражение и непонимание.

 

Чету Бызовых на сцене воплотили супруги в реальной жизни Ирина и Евгений Кравцовы, но как тяжко им было ломать себя, изображая привычный в определенных кругах стиль общения внутри семьи. Отсюда ощущение фальши и игры понарошку. А вот Андрей Лазарев выглядел более органично в роли Гипнотизера. Правда, финальная сцена, где в его уста вложен основной идейный посыл «Детектора лжи», тоже не обошлась без искусственности и некоторой игрушечности.

 

С сентиментальными сценами такое бывает чаще, чем, скажем, с трагедийными. После всего увиденного и услышанного было несколько странно слышать призывы к любви и противлению лжи, носившие явно назидательный характер.

 

Интересно было наблюдать за реакцией зрительного зала на происходящее на сцене. Зал четко разделился на две части. Первые двенадцать рядов восприняли спектакль сдержанно - без смеха и оваций. Несколько человек попросту вышли из зала, даже не дождавшись антракта. Заметно поредели эти ряды и после антракта. Второй части зала (так называемые «демократические ряды» - по ценовой доступности) постановка, по всей видимости, пришлась по вкусу. Здесь не скупились на смех и громкие комментарии. Именно в этой части зала посреди спектакля раздался звонок мобильного телефона, и мужской бас кому-то громко сообщил: дескать, он в театре… «окультуривается». С этих же рядов, не дождавшись закрытия занавеса, народ пытался прорваться в гардероб, тогда как первые ряды стоя аплодировали актерам. Грустно.

 

В общем, «окультурились». Без катарсиса и смеха.

 

Ирина ЛИСИЦЫНА.

Фото Романа МАМЕДОВА.

Ни катарсиса, ни смеха
Ни катарсиса, ни смеха
Ни катарсиса, ни смеха
Ни катарсиса, ни смеха
Ни катарсиса, ни смеха

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: