Сегодня

Толпа… в поисках Бога

0
 (голосов: 19)
Толпа… в поисках Бога Толпа… в поисках Бога

Мы боимся толпы -- Бог знает, как она поведет себя. В то же время, как ни странно, хотим присоединиться к ней.

 

В конце 2013 года скопление людей (толпа по толковому словарю С. И. Ожегова) в Киеве заставляет обратиться к социальной психологии: что, почему, как?

 

За ответами мы обратились к кандидату медицинских наук, доценту кафедры психологии ЛНУ имени Шевченко Александру Зеленько.

 

Важная роль в истории

 

-- Александр Анатольевич, можно заменить слово толпа другим словом, обозначающим то же самое, но иначе звучащим?

 

-- Пожалуй, нет. Если язык не создал другого слова, мы не сможет это сделать за него.

 

-- Из всего, что я прочел, готовясь к встрече, мне понравилось следующее: «Толпа играет значительную роль в истории». Значительную. Когда появляется толпа?

 

-- Потребность в ней существует изначально. Даже Новый год никто не встречает один. Юбилей, день рождения вождя, демонстрация… Мы собираемся в коллектив, мы живем в коллективе – семья, профессиональная группа, академическая. Изоляция от группы – тяжелое наказание…

 

-- Сидел в одиночной камере гауптвахты – лучше с рюкзаком, без воды и еды по горам бегать, но в коллективе, чем круглые сутки в полном одиночестве.

 

-- Только шизоиды могут жить так, у остальных существует биологическая потребность в коллективе. Но человеку свойственна одна особенность, которой нет у других существ: мы способны проявлять высшую степень агрессивности. Ни один вид, когда-либо живший на планете, не имеет такой высокой степени агрессивности. Агрессивность -- не просто желание кого-то разорвать, это движение к чему-то. Мы страшно интересуемся, что там внутри, что там за горизонтом? Любой тираннозавр рекс – кошка по сравнению с человеком. Так вот наша агрессивность тем выше, чем толпа плотнее. Жуткий парадокс: мы хотим быть друг с другом, но чем мы ближе, тем выше уровень агрессии. Сначала просто интересно, потом наступает состояние ажиотации, состояние аффекта, а дальше – мне достаточно сказать: «Вот он!» -- и его разорвут на части. Не важно – кого.

 

Толпа хаотична, хотя и не лишена некоторой организации. Организующим фактором может быть общий объект внимания, традиция, событие. Члены толпы часто находятся в сходном эмоциональном состоянии.

 

Ребенок дошкольного возраста

 

-- Какими характеристиками описывается толпа?

 

-- Она делится на два типа, деление простое, как свобода: «свобода от» и «свобода для». Люди собираются ради достижения конструктивной цели и люди собираются ради достижения деструктивной цели. Я бы сказал, что грани между ними нет, -- любой коллектив, любая группа, состоящая от десяти человек до миллиона, минуту назад может быть конструктивной, через минуту деструктивной. Зависит от того, как ею манипулировать. Надо сказать, что толпой управлять легче, чем человеком…

 

-- Это понятно, человек думает, а группа — нет.

 

-- Люди хотят собираться. Любой человек может собрать вокруг себя майдан. Главное, чтобы он выполнил определенные условия. Условие первое: его призывы должны быть простыми, они должны укладываться в одну фразу: «Даешь!» «Долой!» «Да здравствует!» «Позор!» Призыв должен быть эмоционально окрашен. Пока мы переживаем эмоцию, мы не думаем… В состоянии восторга или печали мы не соображаем. Третье условие: демонстрация общности. У нас должно быть что-то общее: социальное происхождение, религия, национальность. Надо выделить и подчеркнуть: мы – украинцы, мы – русские, мы -- угнетенные, мы -- средний класс, мы -- люмпены, мы -- олигархи. Главное – мы. «Мы» уничтожает «я». Кто-то выходит на трибуну и говорит: «Нам надо…» Нам, а не мне. Во время митингов никогда не раздается «я», -- всегда «мы», «нам», «нас». Никто не выйдет и не скажет: «Я хочу стать президентом (депутатом, олигархом)». Говорят: «Мы должны сделать нашу Родину успешной (богатой, могучей, влиятельной)!».

 

-- Хотя, если подумать, что общего может быть у нас с олигархом?

 

-- Но толпе приятно присоединиться к кому-то, кто уверен в себе. Это праздник. Почему мы любим праздники? Это механизм регрессии – впадание в детство. В детстве было хорошо. Пусть голодно, холодно, штаны после старшего брата донашивать, но были те, кто любит нас и кому можно беззаветно доверить свою жизнь. Это чувства ребенка. Вот этот механизм заставляет верить в Бога, в доброго царя. Сейчас придут папа и мама – и будет чудо: подарки, конфеты, веселье. Коллективом управляет тот, кто убедит его: «Я буду вашим папой».

 

-- Это и есть фюрер – вождь, руководитель, вожатый, машинист, рулевой.

 

-- Тот, кто поведет. Он знает, что надо делать. Мама знает. Папа знает. Я не знаю в шесть лет, зачем мыть руки. Зато мама знает.

 

-- Следовательно, толпа на площади подобна ребенку?

 

-- Она ребенок, причем дошкольного возраста.

 

Толпа может быть стихийной, а может быть организованной – имеющей ярко выраженную организацию, упорядоченность. Понятие введено Гюставом Лебоном, который считал такие формирования, как рота солдат и даже заседание парламента, разновидностью толпы. Лебон также употреблял термин одухотворенная толпа, подчеркивая, что у толпы возникает своя собственная душа.

 

Незавершенное действие

 

-- Но меня интересует, почему толпа собирается? Какая сила выталкивает человека на площадь, на улицу?

 

-- Кризис. Революции совершаются людьми в состоянии кризиса. Кризис не крах. Кризис не смерть. Кризис – состояние, при котором старые инструменты не справляются с заданием, не работают вчерашние способы управления. В этом состоянии психика срабатывает, как предохранитель в счетчике. Что делают дети, когда не справляются с заданием? Плачут, истерики закатывают, зовут маму. Но позвать нужно, как деда Мороза, хором. Как только мы собираемся в толпу, мы начинаем перекидывать уголек в чужие ладони -- начинаем искать того, кому можно делегировать полномочия. Он обязательно появится и скажет: «Не вопрос, ребята, делаем то-то и то-то». Наша реакция: «Ну, слава Богу, нашелся человек, который знает, что надо делать».

 

-- Давайте подчеркнем один момент. Наличие кризиса в Украине доказательств не требует. Но проблема в том, что он зародился не у нас в стране. Если бы причины, как представляется, были в нас, только в нас, решить их не составило бы труда. Беда в том, что мы связаны миллионами нитей с внешним миром. В Америке ипотечный кризис – у нас обрушивается экспорт…

 

-- Вот именно. Мы не составим конкуренцию Китаю. Китай завалил мир своей продукцией. Свободной ниши для Украины нет. «Таврии» не нужны. В мире нас не ждут. Место под солнцем надо вырывать зубами. Конкуренция жесткая. На нее следует реакция ребенка: «Ах, вы меня не любите, так я с вами не буду общаться!»

 

-- Минуточку! Вот мы точно не будем писать методичку для политиков и советовать Украине, что ей делать. Вернемся к нашему вопросу. Мы – живой социальный организм и реагируем адекватным образом на внешние условия.

 

-- Реакция – истерика, паника. Что делать? В состоянии паники мы начинаем собираться на площади, и тогда становится спокойнее.

 

-- О чем сигнализирует собравшаяся на площади толпа?

 

-- О том, что определенный период развития завершился, прежние институты не работают. Это тяжело – признать, что надо делать что-то новое, по-новому. Люди боятся свободы. Это страшно тяжело, свобода означает ответственность. В такие критические моменты люди собирается в большой коллектив. Этот коллектив сигнализирует: у нас проблемы! На площади недели подряд не стоят бюджетники и пенсионеры…

 

-- У бюджетников и пенсионеров есть постоянный источник существования. Большой, маленький – не важно, он есть.

 

-- Но бюджетники и пенсионеры ничего не производят. Производит средний класс, а его укатали налогами так, что он не видит смысла в своем существовании. Мало того, что не видит – он живет во враждебном окружении. На него давят со всех сторон. Так не может вечно продолжаться. Толпе нужна цель, нужна программа, программа будущего, -- план Рузвельта, план Маршалла, план, если хотите, ГОЭЛРО, пятилетний план, семилетний…

 

-- Или «Восточное партнерство», которое при всем желании планом назвать нельзя.

 

-- После этого толпа воодушевляется и бежит реализовывать предложенный план. Правда… Никто не знает, что будет и как будет. Сейчас время летит быстро. Между революциями семнадцатого и девяносто первого года – вечность. В эпоху интернета процессы необычайно ускорились. Можно дать четкую программу действий, рассчитанную на несколько лет, но через месяц толпа потребует результатов и соберется снова: «Нас обманули!» Потребуется жертва…

 

-- Жертва?

 

-- Которая должна быть уничтожена. Чаушеску расстреляли – попустило, румыны счастливы. Толпе нужна жертва. Она должна жертву растерзать. Без жертвы процесс остается незавершенным. Это называется незавершенный гештальт. Этот феномен открыла советский психолог Блюма Зейгарник, он так и называется «эффект Зейгарник»: память о незавершенных действиях сохраняется у человека намного дольше, чем о действиях завершенных. Процесс должен быть завершен.

 

-- Вот почему первую любовь мы вспоминаем всю жизнь!

 

-- Она не завершилась браком. Мы зашли в кафе, заказали, поужинали, расплатились, ушли – забыли. Но если недоели, не заплатили, то будем помнить долго. Майдан 2004 года не получил завершения. Февральская революция 1917 года не завершилась жертвой. Поэтому отложилась на октябрь. В октябре процесс получил завершение: были жертвы, были козлы отпущения. Нам кажется, что «трясет» только нас. Нет. Во всем мире происходит смена общественно-экономической формации. Меняется все. Происходит смена гендерных ролей, мужчины превращаются в домохозяек, женщины зарабатывают больше мужчин, физически сильный зарабатывает меньше физически слабого. Меняется институт семьи. Меняется экономика, меняется культурный вид планеты. Причем стремительно. Шутка ли сказать, чернокожий стал президентом Соединенных Штатов!

 

Гюстав Лебон: «Самый поразительный факт, наблюдающийся в одухотворенной толпе, следующий: каковы бы ни были индивиды, составляющие ее, каков бы ни был их образ жизни, занятия, их характер или ум, одного их превращения в толпу достаточно для того, чтобы у них образовался род коллективной души, заставляющей их чувствовать, думать и действовать совершенно иначе, чем думал бы, действовал и чувствовал каждый из них в отдельности».

 

В ожидании родителя

 

-- Происходят изменения, за которыми наше сознание угнаться не может. Общественный организм реагирует на перемены паникой, и мы собираемся в толпу. Некоторые могут приспособиться, а масса приспособиться не может, она удивлена, потрясена – маленький одинокий слабый человек не знает, что ему делать. Тупик и для рядового человека, и для олигарха.

 

-- Тупик может преодолеть революция.

 

-- Политики должны предложить новую модель общественно-экономических отношений. Нам придется повторить путь африканских стран или Монголии, которая совершила прыжок в социализм, миновав стадию капитализма. Такое возможно. Примеры есть. Взгляните на некоторые страны Северной Африки: там, где недавно средством передвижения был верблюд, пролегли современные дороги, выросли современные города.

 

-- Наша толпа стоит на месте. Чего она ждет?

 

-- Кого. Она ждет кого. Она ждет вождя. Потом толпа сделает его козлом отпущения, принесет его в жертву. Но до этого вождь сдвинет страну с мертвой точки. Самое ужасное в том, что это должна быть неадекватная личность. «Настоящих, буйных, мало, вот и нету вожаков». Гениальная фраза. Александр Македонский не был великим полководцем. Во всяком случае в сокровищнице военного искусства он ничего не оставил. Ни-че-го. Но он верил, что он – бог. Верил настолько, что этой верой заразились его сподвижники. Толпа стоит, потому что нет вожака с горящими глазами, способного предложить программу будущего. Нет человека, который не побоялся бы взять на себя роль отца, показать дорогу, цель. Толпа стоит в ожидании большой цели, вызывающей восхищение.

 

Массовая истерия — явление в психологии толпы, когда согласно русскому психологу, академику Владимиру Бехтереву, толпа перестает быть совокупностью разумных существ.

 

-- Лидера нет, цели нет…

 

-- Вот мы стоим и ждем. Украина, как маленький мальчик, выбирает родителя. А как его выбрать? Представьте себе ребенка пяти или шести лет. Ему показывают двух женщин. Он выбирает: какая из них его будущая мама? Обе готовы назваться мамой, но какая из них – настоящая. Как действует умный ребенок, чтобы не ошибиться при выборе? Он, простите, делает в штаны. Ненастоящая мама не станет возиться с грязными штанишками. Настоящая возьмет и такого…

 

-- Спасибо за беседу.

 

Беседовал – Лайсман ПУТКАРАДЗЕ.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: