Сегодня

Чем провинился мак

0
Чем провинился мак Чем провинился мак Источник: Фото Юрия Стрельцова

— Украинская наркомания тянется от СССР?


— В Советском Союзе она была, но не настолько развита. Если анализировать это явление, то выходит, что оно социальное. Уровень жизни в СССР различных слоев общества был более-менее уравновешен. Сегодня же образовался довольно большой разрыв в доходах, и наркомания получила толчок к своему развитию…


— Получается, что чем беднее люди, тем больше склонности к употреблению наркотиков? Разве богатые к ним не тянутся?


— Употребляют и богатые, и бедные. Но в СССР обеспечение зарплатой, работой, жильем было гарантированным, пусть и на среднем уровне. И общество не расслаивалось. Теперь возникла потребность в почти постоянном поиске работы, низкая зарплата, появляются другие общественные негативы, а это рождает неуверенность человека в завтрашнем дне. Все это толкает его к чему-то такому, что позволяет отойти от общественных проблем, отдохнуть от всякого рода кризисов, забыться. Чаще всего — это наркомания. О богатых наркоманах чуть позже…


— Какова сегодня структура наркотических средств в области?


— Вся Украина специфична внутренним рынком наркотических средств (далее — НС — Ред.). В нем преобладают НС растительного происхождения. Это, прежде всего, конопля и мак. Их производные — канабис из конопли и опиумосодержащие из мака. Среда потребителей НС в Луганской области распределена примерно так: около 50 процентов — опиумосодержащие, около 40 — из конопли и ее составляющих, около девяти — потребители синтетических наркотиков на основе эфедрина (получается также из растительного сырья, но импортного происхождения — корней растения эфедра, которое потом помещается на фармацевтических фабриках в различные лекарственные препараты), примерно один процент — потребители иных наркотиков…


— В СССР конопля использовалась для изготовления водоотталкивающей рабочей одежды, а мак собственного производства продавался повсеместно. Сегодня мак для пищевых целей мы получаем из Турции, других средиземноморских территорий. Там не боятся его сеять?


— Мак выращивается и в Украине — Крым, западные регионы, Сумская область. Для этого сельхозпредприятие официально должно получить специальное разрешение (лицензию) на его производство. В 2010 году только одно агропредприятие Луганщины посеяло около 200 гектаров мака на пищевые или другие промышленные цели. Отвлекусь от своих профессиональных моментов и расскажу об экономике доморощенного мака. Затраты этого агропредприятия составили 700 тысяч гривень. Цена реализации продукции составила 400 тысяч. Кто же будет выращивать себе в убыток? Говорить: подождем, пока цены на мировом рынке поднимутся — иллюзорно. Придержать мак невозможно, он долго не хранится. Ранее еще несколько сельхозпредприятий в Луганской области сеяли мак, но они отказались от этой затеи.


Теперь о том, что он принес нам, милиционерам. За летний сезон 2010 года было выявлено около 40 фактов хищения с этих полей наркосырья, по материалам 20 из них возбуждены уголовные дела. Наркоманы, как бабочки на свет, слетались на эти посевы. Хоть стену возводи вокруг 200 гектаров поля! И это при том, что нанята была милицейская государственная служба охраны (ГСО), защита посевов осуществлялась пешими и автопатрулями, и даже с применением служебных собак. Ездили и ходили они круглосуточно вокруг поля, а наркоманы залегали в лесополосе с мешками для сырья; машина с сотрудниками ГСО проехала, они — в поле, быстро нарвали зелени — стебли и коробочки мака — и так же быстро и незаметно уходят. Затем готовят из этого сырья путем варки с различными химическими веществами наркотик опий…


— Неужели сами потребители этого зелья настолько технологично подкованы?


— Потребителю самому для себя сварить «ширку» (так на жаргоне называют наркотическое средство из мака) несложно. Но есть и другая категория лиц, причастных к незаконным действиям с наркотиками, — это содержатели притонов или организаторы так называемых «нарколабораторий». Эти люди более квалифицированные и готовят НС не только для себя, но и для продажи другим наркозависимым лицам. В наркосреде есть и еще более страшные люди — наркосбытчики. Это организаторы всей этой преступной сети. От них зависит рынок сбыта, они хорошо владеют криминальной экономикой: чем больше вовлечешь людей в употребление этого зелья, тем выше твой доход. Наше управление и занимается, в основном, выявлением и обезвреживанием этой «верхушки» — наркосбычиками.


— Задерживали таких лиц?


— Ежемесячно возбуждаются в отношении сбытчиков НС около 120 уголовных дел. За прошлый год выявлено и привлечено к уголовной ответственности более 600 наркосбытчиков, более пятисот из них арестованы. За первые три месяца этого года уже задержаны и арестованы за незаконный сбыт наркотиков 120 человек…


— Если вы так их «шерстите», а, скорее всего, на их место встают другие, то насколько богаты сбытчики сырья, что идут на это, не опасаясь «неба в клеточку»?


— Приведу пример. В СССР было понятие — «цыганские каналы». Но и сейчас существует такая категория лиц. Ущемлять их права мы не можем, они такие же граждане страны, но в силу своих этнических корней у них есть многочисленные родственные связи (с Россией, с Молдавией, с Таджикистаном). И эти каналы работают на преступность и сегодня. Мы их отслеживаем. Недавно были задержаны и арестованы два цыганских наркобарона, которые распространяли особо опасное наркотическое средство — концентрированный опий. Так вот, эти два барона достаточно богатые люди. При обыске у одного из них нашли более 60 тысяч гривень, у другого — более двадцати тысяч и около 200 граммов золота. А в их домах: золоченые иконы, посуда в золоте, ретро-мебель за десятки тысяч долларов. Долларов, а не гривень! И сами бароны, и их жены золотом обвешаны. В тот раз пришлось даже «Беркут» вызывать, поскольку кроме наркотиков было обнаружено и оружие.


Несколько дней назад в Северодонецке задержали «не бедного» преступного авторитета. Он арестован, ведется следствие…


— Задержите, арестуете, суд отправит преступника в колонию. А завтра его место займет другой…


— Мы, и это есть специфика работы наших оперативных подразделений, владеем ситуацией по лицам, которые способны влиять на криминогенную обстановку в регионе. Сотрудничаем с управлением по исполнению наказаний. Имея информацию от оперативных подразделений в местах лишения свободы, знаем, кто в преступной среде является авторитетом, кто влияет в наркосреде и в зонах тоже. Кто из них может освободиться через какое-то время (а от такой деятельности на свободе они вряд ли откажутся), мы отслеживаем, где и когда они освобождаются, все их передвижения. И как только кто-то из них выходит на свободу, мы оперативным путем изучаем: с кем встречается, его круг общения, какое движение начинается вокруг него. Информация накапливается, и из нее появляется ЛИЦО. Это и есть наш объект…


— Поговорим о тех, кто употребляет НС — наркоманах. Кто они — больные люди или преступники?


— К потребителю наркотиков надо относиться в большей степени как к больному человеку. С управлением здравоохранения и областным наркодиспансером у нас есть общий приказ. Согласно этому приказу мы сотрудничаем с медиками и даем возможность человеку, который «попался с наркотиками» впервые, исправиться, сделать верные выводы и найти возможность лечиться. Направляем «новичка» на обследование. Лечись! А врач принимает свое решение — какие меры нужны «больному». Если же и после этого потребитель наркотиков от лечения отказывается, и врач диспансера сообщает нам об этом, а тем более человек не отказывается от своей противоправной деятельности, то уже тогда мы применяем к нему более строгие меры. Вместо административной ответственности — уголовная, вместо подписки о невыезде — содержание под стражей и уже (по решению суда) — принудительное лечение от наркомании.


— Вы часто повторяли: источник информации. Обычные наркоманы, скорее всего, тоже к ним относятся. Ходят слухи, что они «сдают» вам новых наркоманов, а вы их за это не трогаете. Был такой один, возможно, он еще им остается. Несколько лет снабжал наркотиками молодого парня, однажды вручил пакетик и вывел его на улицу, а там милиция, задержали — и в суд, как я предполагаю, за то, что не стал поставщиком информации. А «стукач» на время исчез из квартала. Где он еще появится…


— Повторю: наркоман (потребитель наркотиков, не наркосбытчик) — это, прежде всего, больной человек. Да, он обладает некоторой информацией, и если поделится ею с нами, то за что же его арестовывать? Ведь наркосбытчик с нами на контакт не пойдет. Это из мира фантазий. Свой криминальный бизнес не сдаст, поэтому с ним не так легко бороться. Да, мы иногда получаем информацию от наркозависимых людей, но это — часть нашей работы, ее оперативные аспекты.


— Сколько сегодня стоит одна доза наркотика?


— Тех, о которых я говорил, — 50 — 300 гривень. Как правило, доза необходима наркоману еже-дневно, а то и по нескольку раз в сутки. Можете высчитать сами, каков должен быть его бюджет, чтоб позволить такое…


— Многие фильмы показывают высокопрофессиональных специалистов, которые в лабораториях создают наркотики. Это художественный образ или реальный типаж?


— На Луганщине есть специфический регион: Лисичанск — Северодонецк — Рубежное. А в нем есть безработные химики, технологи. Как в любой среде, здесь могут находиться люди, способные применить свои знания для изготовления синтетических НС или психотропных веществ. Но, как я сказал, эти наркотики стоят дороже. И предна-значены они для более «гламурной», обеспеченной среды.


— Опишите хотя бы в общих чертах притон для наркоманов.


— Это помещение, которым может быть и частный дом, и квартира, и попросту подвал многоквартирного дома. В нем собирается молодежь 15 — 20 лет (начинают сейчас очень рано). Поначалу пьют пиво, водку. А если среди них оказывается потребитель наркотиков, то он, как правило, предлагает и другим из этого помещения попробовать употребить наркотик, тем самым автоматически становясь его распространителем, втягивая в свою среду иных лиц. Есть обязательно хозяин притона. Он позволяет принимать наркотики — это ему выгодно… Потому что только первый раз наркотики могут предложить попробовать бесплатно, а потом — только за деньги…


— Вернемся к маку. Если в области не будет ни одного растения мака, наркомания пойдет на убыль?


— Вряд ли… Тогда мак поступит из других регионов. Ну а конопля растет где попало, в больших количествах, даже если ее специально не высевать в потаенных местах.


— Все чаще говорят о лекарствах, которые можно использовать в качестве наркотиков или использовать их для изготовления наркотиков, например, обычную марганцовку, продажу которой в аптеках ограничили.


— Да, очень большая группа лекарственных препаратов содержит эфедрин. Они являются антивирусными препаратами, их могут употреблять при астме, от кашля, от насморка и пр. Чем больше процент содержания в них эфедрина, тем больше их скупают наркоманы. Мы ничего не можем сделать с теми наркозависимыми людьми, кто скупает эти лекарства упаковками, так как сами по себе они наркотическими или психотропными не являются. Но ежемесячно посылаем в Комитет по контролю за наркотиками сообщения о том, какие лекарственные средства пользуются повышенным спросом у наркозависимых, чтобы специалисты внесли соответствующие изменения в законодательство…


— А героин, кокаин к нам попадают?


— Эти НС, а также амфетамин для Украины не специфичны. Они занимают не больше одного процента рынка наркотических веществ. Но информация об их появлении на Луганщине есть. Приобретать героин и кокаин могут позволить себе только очень обеспеченные люди — один грамм таких наркотиков стоит более 100 долларов США (примерно от 800 до 1500 гривень). Героин специфичен больше для России, у которой открыта граница с Казахстаном, а там дальше — Афганистан. Причем в РФ цена дозы героина значительно дешевле — по курсу примерно 200 гривень. Поэтому и поставки героина в Луганскую область были осуществлены именно из России.


— В последние два-три года на Луганщине появились киоски, торгующие травами для кальянов — так называемыми «миксами». Они ваше управление интересуют?


— На заседании координационного комитета при областной государственной администрации по борьбе с наркоманией я третий месяц подряд поднимаю вопрос об этом. Для того, чтобы предъявить обвинение сбытчику такой продукции, мы должны знать ее состав. Оборудование для такой экспертизы есть только в Киеве и Запорожье. Зачастую провести такое исследование очень проблематично, в том числе и в материальном плане. Пока сдашь туда изъятые смеси на анализ, может пройти и месяц, и два. А сбытчик в это время перебазируется в другое место, сменит вывеску…


— И что же делать?


— Иметь собственную такую лабораторию, специфическое оборудование для проведения данного рода исследований. Стоит она 1 — 1,2 миллиона гривень… На сегодняшний день решить эту проблему только усилиями милиции невозможно.

Борис ЛАНИН

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: