Сегодня

Кризис клятвы Гиппократа-2

0
Кризис клятвы Гиппократа-2 Кризис клятвы Гиппократа-2 Источник: Фото Юрия Стрельцова

Напомним коротко суть этой истории. В конце декабря прошлого года у 18-летней жительницы села Царевка Троицкого района Галины Ступак случились преждевременные и очень тяжелые роды. Появившиеся на свет в результате кесарева сечения двойняшки нуждались в срочной медицинской помощи, и их отправили в отделение патологии новорожденных областной детской больницы. «Нас уверили, что лечение детей будет бесплатным, но уже при первом посещении наших детей нам начали предъявлять рецепты, на которых были огромные суммы… К сожалению, мальчика спасти не удалось… за жизнь девочки врачи борются», но нужны еще деньги, а занимать больше не у кого: «у нас долгов на 12 тысяч». Это — строки из письма, которое Галина Ступак от полной безысходности отправила на имя председателя областного совета Валерия Голенко. Получив это обращение, глава облсовета тут же поручил разобраться в ситуации начальнику главного управления здравоохранения облгосадминистрации Павлу Малышу. Проверка подтвердила: факты неправомерных действий медицинского персонала лечебного учреждения действительно имели место. В итоге главного врача областной детской больницы освободили от занимаемой должности. Кроме того, по просьбе председателя областного совета в дело вмешались правоохранительные органы, чтобы провести расследование и выяснить, что именно произошло в лечебном учреждении — должностное нарушение или уголовно наказуемое преступление.


Эта история получила широкий общественный резонанс, прежде всего — в других печатных и электронных СМИ. Отдельные массмедиа, совершенно не заметив стремления руководства области навести порядок в столь чувствительной для общества отрасли, поспешили обвинить местную власть в том, что это именно она допустила поборы и вымогательство в больницах. Другие издания пустились в пространные рассуждения о том, что, дескать, нечего ожидать от отечественной медицины услуг высокого качества, если и больницы, и работающий там персонал прозябают на грани полной нищеты.


Своим мнением на заданную тему поспешили поделиться и наши читатели. В частности, в почте редакции оказалось письмо жительницы Свердловска Анастасии Кушнаревой, которая три года назад оказалась в похожей ситуации: в 2008-м у нее «родился семимесячный малыш… надежды на выживание не было». В то же время, как следует из письма, на свой страх «луганские медики рискнули перевезти малыша».


«Так наш мальчик оказался в том же отделении детской реанимации, что и дети Галины Ступак. В отделении нам объяснили, что поскольку штат медперсонала ограничен, звонить и спрашивать о состоянии малыша можно только 2 раза в неделю. Но как-то мы сразу к этому отнеслись с пониманием, ведь нужно спасать детей, а не отвечать на бесконечные телефонные звонки обеспокоенных родителей. Конечно, мы, как и все, покупали лекарства по рецептам и, конечно, они были очень дорогие, но у нас никто ничего не вымогал. Отношение медперсонала было ровным, спокойным, доброжелательным. Кроме нас, в отделении находилось еще восемь малышей. Нас объединяла общая беда. С некоторыми родителями поддерживаем связь до сих пор.


Наш ребенок выжил. Мы всегда помним, как он рожден и что мы все пережили. И одновременно с этим в душе всегда возникает чувство бесконечной благодарности медицинским работникам реанимационного отделения, всем без исключения — врачам, медсестрам, и особая благодарность заведующему отделением Николаю Николаевичу Фетисову за чуткое, доброе отношение и понимание, а главное — за ту квалифицированную медицинскую помощь, которую мы получили… Наверное, если бы не разыгрался весь этот скандал в прессе, моя благодарность коллективу реанимационного отделения так и осталась бы у меня в душе. Но сейчас всякий раз, когда я слышу, как на очередном телеканале «склоняют» коллектив детского реанимационного отделения, у меня в душе поднимается жуткий протест, и я не могу смолчать. Почему именно это отделение вы, Валерий Николаевич, выбрали для примера несоблюдения клятвы Гиппократа? Наша семья, к сожалению, болеющая. Недавно мама перенесла операцию в гинекологии, осенью мы всей семьей были на стационарном лечении в инфекционном отделении и т.д., можно еще перечислять. Там отношение к больным гораздо хуже, чем в детской реанимации. Можно называть тысячи примеров не просто черствого и бездушного отношения к больным, а просто, когда его нет вообще, этого отношения (обратите внимание на эту выделенную мной фразу — Авт.). Так почему же хороший, квалифицированный коллектив оказался в центре внимания и выставлен в таком неприглядном свете?»


Помните философское отступление в самом начале публикации? Теперь понимаете, к чему оно было? Да-да, сколько людей — столько и мнений. Причем, множество разнополярных мнений может легко уживаться даже в одном и том же человеке. Цитированное выше письмо — ярчайший наглядный тому пример. В памяти автора письма областная детская больница осталась образцом порядочности и добродетели. И в то же время: «Можно называть тысячи примеров не просто черствого и бездушного отношения к больным, а просто, когда его нет вообще — этого отношения»…


Я уважаю ваше мнение, Анастасия Владимировна, и верю в искренность вашей благодарности в адрес тех людей в белых халатах, которые спасли жизнь вашему малышу. И знаю, что благодарностей, подобных вашей, — не одна сотня.


Но знаю и другое: далеко не все пациенты и их родственники питают чувство признательности к этому лечебному учреждению. Вчера утром, например, на автобусной остановке совершенно случайно подслушала, как одна женщина с болью в голосе делилась со своей подругой: «Обратилась в детскую больницу сделать дочери кардиограмму. Нас отфуболили в областную взрослую. Там тоже (тут порыв ветра смазал слова)… Ума не приложу, как лечить дочь…»


Вы пишете: «Мы, как и все, покупали лекарства по рецептам и, конечно, они были очень дорогие». Галина Ступак и ее близкие родственники тоже не скупились на медикаменты. Почти полтора месяца они выполняли предписания врачей, отдавая последнее и влезая в новые и новые долги. И только когда сумма долга перевалила за 12 тысяч гривень и стала непомерной для этой семьи, они решились обратиться к Валерию Голенко. В своей ситуации они просто не видели другого выхода: в Троицком районе найти работу гораздо сложнее, чем в том же Свердловске.


Почему, как пишет Анастасия Кушнарева, председатель областного совета «выбрал для примера несоблюдения клятвы Гиппократа» именно это отделение реанимации новорожденных? Да потому что этот выбор подсказала сама жизнь. Потому что пациентами этого отделения оказались дети жительницы Троицкого района. Района, в котором Валерий Голенко неоднократно баллотировался в качестве кандидата в депутаты областного совета. Этот район остался закрепленным за ним и после того, как мажоритарную систему заменили выборами по партийным спискам. Как депутат областного совета, Валерий Голенко ведет в Троицком районе прием своих избирателей и, отреагировав на обращение Галины Ступак, он просто выполнил свой депутатский долг.


Не соглашусь с вами, Анастасия Владимировна, и относительно «тысячи примеров черствого и бездушного отношения к больным». Мне тоже не-однократно приходилось оказываться в роли пациента самых разных медицинских учреждений. И множество раз убеждалась в том, что подавляющее большинство медицинских работников — высококвалифицированные и чуткие профессионалы. Но был и случай, оставивший горечь на всю жизнь и сформировавший если не предвзятое, то весьма настороженное отношение ко всей системе здравоохранения в целом. К сожалению, доказать неправомерность врачебных действий тогда, десять с лишним лет назад, мне не удалось: слишком поздно заметила, что доктор не оставил в моей медицинской карте никаких следов откровенного издевательства над подопытным организмом, а записочки (вместо рецептурных бланков) с указанием рекомендованного препарата и странным цифровым шифром (вместо положенной подписи и печати лечащего врача) остались в «рекомендованной» доктором аптеке…


К сожалению, подобный случай — не единичный. А значит, отдавая дань объективности, не мешало бы разобраться, какие причины легли в основу столь неблаговидного явления, бросающего тень на армию порядочных медицинских работников. Специалисты убеждены: корни явления — в чрезвычайно выгодной пропагандистской находке, создавшей образ «врача-бессребреника». «Этим образом в сознание социума настойчиво закладывалась и закладывается мысль, что врач обязан быть нищим…» — пишет в своей статье «Заметки брюзжащего медика» доктор медицинских наук, профессор, академик Украинской академии наук, глава Ассоциации защиты прав врачей Олег Бобров. (Эта статья впервые была опубликована в апреле 2005 года в журнале «Новости медицины и фармации», но так как затронутая там тема остается актуальной и по сей день, полный текст этого исследования легко можно найти на разных сайтах в Интернете). Автор этой весьма объемной (в формате «Нашей газеты» она заняла бы целых четыре полосы), достаточно убедительной и столь же циничной (с позиции обывателя) публикации, после подробнейшего экскурса в историю от Древнего Рима до наших дней, делает вывод:


«Общество сегодня начисто забыло и никак не желает вспомнить, что труд врача чего-то стоит, что реализация декларированного в Конституции права граждан на охрану здоровья должно основываться не только на профессиональных обязанностях, но и на объективных возможностях врачей его обеспечивать. Общество не желает понимать, что врачи также являются гражданами общества, гражданами, которые должны обладать своими обоснованными и защищенными законом правами. И в первую очередь правом удовлетворения в результате своего труда своих материальных и духовных потребностей…


…Да и что спросить с современного общества, когда престижность и постыдность поменялись местами. В начале ХХ века престижно было быть защитником Отечества — офицером, врачом, педагогом, инженером, ученым. Постыдно — ростовщиком, палачом, проституткой, мытарем, фискалом. В ХХI веке — все изменилось. Постыдное стало элитным. Престижное — презираемым…


В этой элите нет места тем, кто работает честно, в том числе и врачу. «Трудом праведным не наживешь палат каменных». Но врач живет здесь же, в этом же обществе. Он его часть. Он отчетливо сознает, что беспросветность его существования делает бессмысленным соблюдение норм поведения, установленных для него современным обществом. Эти нормы ничего, кроме беспросветной нищеты, для врача не гарантируют. И тогда он задумывается: «А собственно, почему проститутка может назвать свою цену, безголосая, но смазливая певичка за кривляние под «фанеру» может заломить многотысячный гонорар, таксист не повезет бесплатно, чиновник без «уважения» не выдаст справку, гаишник за «спасибо» не пожелает счастливой дороги, адвокат не приступит к ведению дела, официант без чаевых не обслужит, парикмахер не пострижет, а он — врач, спасающий их жизни, по прихоти этого же общества, лишен права назвать цену своей работы?..


... Врач сегодня вынужден, так или иначе, требовать от пациентов дополнительных вознаграждений. По крайней мере, от тех, кто может платить. Иначе быть не может. Экономической аксиомой является положение о том, что снижение размера заработной платы ниже прожиточного уровня неизбежно приводит к тому, что соображения выживания начинают преобладать над профессиональным долгом и обязательствами перед пациентами. Морально-этическими нормами не прокормишься и без денег не проживешь…»


Вот так — грубо, цинично и, возможно, не совсем бесспорно. Но это тоже из раздела «сколько людей — столько и мнений». Но есть в этих «Заметках» одна любопытная ссылка — на «Врачебные этические правила», составленные комиссией, избранной Обществом Киевских Врачей, и утвержденные 7 октября 1889 года. В частности, раздел «Вознаграждение за труд» гласит: «13. Врачи имеют полное право требовать вознаграждение за всякий исполненный ими врачебный труд. 14. Врачебная помощь бедным, наравне с другими их нуждами, должна подлежать попечению городских и сельских обществ и других учреждений подобно тому, как это существует в других странах и у нас. 15. Бесплатная врачебная помощь бедным предоставляется по доброй воле врачей, причем лица, состоящие под покровительством Александровского Комитета раненых, имеют право на бесплатное пользование врачебной помощью…»


Да, на протяжении тысячелетий врач (в том числе древнеримский раб, служивший врачевателем) всегда был человеком обеспеченным. Но на протяжении всей истории, что подтверждает Олег Бобров своими «Заметками», всякий врач считал своим долгом оказывать помощь бедным бесплатно, без гонорара за свой труд. Почему же в случае с Галиной Ступак случился сбой? Почему медики не заметили, что перед ними семья, не имеющая достатка? Тем более что на фоне хронического недофинансирования отрасли реанимация получила преференции от областного бюджета в виде достаточного объема денежных средств…


Безусловно, похвально стремление руководства области навести порядок в этой сфере. Но до тех пор пока страна, вставшая на путь рыночной экономики, не обозначит четко тот пакет социальных, в том числе и медицинских услуг, — которые держава в состоянии предоставить на бесплатной основе, — полностью выбить почву из-под возможных злоупотреблений на медицинской ниве вряд ли удастся.


И в завершение о том, что произошло в деле Галины Ступак за последнее время. К сожалению, ее дочь по-прежнему в тяжелом состоянии, медики продолжают борьбу за жизнь малышки, а родители молятся за ее выздоровление. Вместе с тем на беду молодой семьи откликнулись в Троицком районе: как рассказал «Нашей газете» управляющий делами Троицкого районного совета Дмитрий Жерлицин, в соответствии с распоряжением председателя Троицкой районной государственной администрации от 10 марта семье Ступак будет выделена материальная помощь на лечение дочери в размере 500 гривень. В свою очередь, как сообщила Галина Ступак, благотворительную помощь в сумме двух тысяч гривень ей оказали представители областного управления МВД.


Кроме того, по информации отдела по связям с общественностью УМВД Украины в Луганской области, сотрудники милиции отозвались на обращение председателя областного совета Валерия Голенко, провели проверку фактов, в результате чего в отношении должностных лиц областной детской больницы возбуждено уголовное дело.


Следствие продолжается. Точка в этой истории еще не поставлена…

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: