Сегодня

Образцово-показательный… кошмар

0
 (голосов: 4)
Образцово-показательный… кошмар Образцово-показательный… кошмар

Такова уж карма Луганщины, что в последнее десятилетие, наверное, нет ни одного года, когда бы в области не происходило громкое ЧП. Но даже в этом уже немаленьком и впечатляющем мартирологе одно происшествие стоит особняком. Точка в его расследовании и судебном разбирательстве по этому поводу была поставлена только в конце прошлого года: 26 ноября Апелляционный суд Луганской области не нашел оснований для изменения вынесенного Краснодонским судом приговора многодетной матери, которая убила двух приемных дочерей, а затем похитила чужого ребенка, чтобы скрыть следы преступления. Жительница города Краснодона Светлана Оклей осуждена на 15 лет лишения свободы, ее муж, Александр, - на 4 года, старшая дочь, Юлия, - на 4,5 года.

 

Эта история даже «увековечена» в Википедии, где в статье «Светлана Оклей» в рубрике «См. также» (подобные материалы) приводятся статьи о семье Овечкиных (многодетная семья, организовавшая, как и семья Оклей, музыкальный ансамбль; в 1988 году Овечкины попытались захватить самолет для бегства из СССР, тогда погибли девять человек, события легли в основу сюжета российского фильма «Мама») и американских садистках-детоубийцах Терезе Кнорр и Гертруде Банишевски (страшные события, происходившие в ее семье, легли в основу сюжетов голливудских фильмов «Американское преступление» и «Девушка по соседству»).

 

Историю семьи Оклей вряд ли экранизируют. Впрочем, это, наверное, и не нужно. А вот поводом для размышлений и определенных выводов эта история должна быть.

 

Роковое законодательство

 

Подробности этой невеселой истории общеизвестны, потому напомним о них только в самых общих чертах.

 

Семья Оклей из города Краснодона Луганской области была своего рода местной достопримечательностью. Светлана Оклей и ее муж Александр воспитывали своих семерых детей — шесть девочек и одного мальчика. Старшие дети уже взрослые. Сама Светлана Оклей писала детские сказки, песни и даже организовала семейный вокальный ансамбль, который принимал участие в разного рода мероприятиях. В 2003 году местные власти дарят многодетной образцовой семье пятикомнатную квартиру в Краснодоне, в которую семья перебирается из находящегося неподалеку поселка. А в 2007 году Указом Президента Украины Виктора Ющенко Светлана Оклей получает звание мать-героиня. В 2010 году Светлана и ее супруг решают усыновить мальчика, сделав вывод, что «в семье не хватает мужчин». Понравившийся ребенок из детского дома — мальчик Ваня 2005 года рождения, как выяснилось, имеет еще двух сестричек — Катю 2008 года и Лизу 2006 года рождения… В судьбе последних роковую роль сыграло наше законодательство, а именно правовая норма, принятая исключительно в благих целях. По украинским законам, братьев и сестер при усыновлении разлучать нельзя, и семья Оклей берет на усыновление всех троих малышей. В январе 2012 года Светлана рожает очередного, восьмого по счету ребенка. Но прославилась семья, как известно, отнюдь не благодаря вкладу в улучшение демографической ситуации в стране и борьбе с сиротством.

 

«Сотрудники милиции установили, что в феврале 2010 года мать, Светлана Оклей, забила до смерти 3-летнюю приемную девочку и дала указание мужу и старшей 22-летней дочери избавиться от трупа. Тело ребенка уложили в сумку и вывезли на дачу. Там труп уложили в большой чан и сожгли. Жгли 4 часа, пока тело не превратилось в пепел. В ноябре 2011 года мать убила вторую приемную дочь. Ребенок умер от побоев, не приходя в сознание. Тело также вывезли на дачу и закопали в 300 метрах от домостроения. Испугавшись новой проверки опекунских органов, женщина-убийца похитила чужого ребенка, чтобы выдать его за своего… Примерно с начала июля 2012 года, Светлана Оклей вместе с мужем и дочерью Юлией на мотоцикле ездили по населенным пунктам города Краснодона и района, с целью – подыскать ребенка для похищения. 30 июля 2012 года в 19:20, проезжая по улице Эммовской, поселка Семейкино Краснодонского района, они заметили малолетнюю Кристину Кабакову. Воспользовавшись отсутствием взрослых, Светлана Оклей подошла к малолетней Кристине, взяла ее за руку, посадила на мотоцикл и вместе с мужем и дочерью Юлией скрылась с места совершения преступления. Похищенный ребенок был привезен в дом семьи Оклей, где находился до 22 часов 31 июля 2012 года, когда девочку обнаружили сотрудники милиции», - такого рода сообщения были самыми резонансными в прессе летом 2012 года.

 

Непредсказуемое?

 

В том же 2011 году, когда от руки усыновительницы погибла одна из девочек, самым громким событием в мире стал теракт в Норвегии, когда во время взрывов и стрельбы, устроенных экстремистом Андреасом Брейвиком, погибли 77 человек и были ранены более трехсот. Тогда обратило на себя внимание освещение этих событий в зарубежной прессе (имеется в виду дальнее зарубежье) и в украинской, а также российской. В зарубежных СМИ превалировали материалы в тональности «разобраться», «изучить», «проанализировать», чего, увы, нельзя сказать о СМИ украинских и российских.

 

Наверное, мы тем и отличаемся от так называемого цивилизованного мира, что пока не научились в полной мере делать выводы из неприятных событий.

 

«…Следует учесть интересы детей Оклей, вокруг которых и так негативный ажиотаж. А ведь кто-то из них учится, кто-то работает... Тяжело им сейчас. Постоянное напоминание фамилии в прессе только усугубляет такое положение дел», - сказал корреспонденту «Нашей газеты» начальник отдела по делам детей Краснодонского горсовета Олег Шерешенев.

 

И начальник службы по делам детей Луганской облгосадминистрации Раиса Родина в беседе выразила недовольство тем, что пресса все еще интересуется теми страшными событиями.

 

На вопрос о том, что делается, чтоб по возможности предотвратить подобные инциденты, Раиса Васильевна ответила:

 

«А как можно предотвратить? Мы делаем все зависящее от нас в плане защиты интересов детей. Но именно предотвратить такие несчастья вряд ли можно. Например, как можно было предсказать то, что в начале прошлого года обезумевший мужчина убьет в центре Луганска одного своего ребенка и едва не убьет второго? Увы, такого рода ЧП – воля случая».

 

Да, нельзя со стопроцентной вероятностью сказать, что тот или иной человек (тем более, если им гордились и ставили в пример) как-то преступит закон, тем более пойдет на такой шаг, как убийство ребенка.

 

Но в случае с семьей Оклей, наверное, можно было сделать определенные выводы еще до того, как семья приняла троих детей.

 

На такую мысль натолкнуло общение с соседями семьи Оклей.

 

- О произошедшем я узнала из новостей, а уже чуть позже от соседей узнала, что эта семья жила в нашем доме, - сказала жительница Краснодона, живущая в многоквартирном доме, где с 2003 года жила семья Оклей.

 

Женщина отметила, что живет не в том подъезде, где жила многодетная семья:

 

- Живу здесь пять лет, но даже не знала об их существовании. Разумеется, я знакома далеко не со всеми жильцами дома (дом-то – девятиэтажный, большой: пять подъездов). Но удивилась, что многие в нашем доме не знали, что здесь живет такая большая семья.

Жильцы того многоквартирного дома оказались на редкость необщительными. Некоторые откровенно заявляли: «На эту тему разговаривать не буду». Люди, все же согласившиеся пообщаться, просили не указывать их имен и фамилий.

 

- Я помню эту семью, - рассказал один из жильцов дома. – Вернее, больше помню Светлану. Очень эмоциональная женщина. Насколько я могу судить, с ней старались не связываться. Слышал, что эта семья «гремела», побеждала на фестивалях. Но, честно говоря, даже не могу сказать, что с ними в доме кто-то был в приятельских отношениях. Дистанцировались они от всех.

 

Не особенно общительными и открытыми были и жители поселка Краснодон, где семья Оклей жила до 2003 года. Пообщаться согласилась только Анастия Онуфриенко, помнившая некоторых из детей той семьи по совместной учебе в школе.

 

- С двумя из дочерей я училась в одном классе, в том числе с Юлей, которая, как оказалось, была замешана в тех убийствах, - рассказала Анастасия. – Эту семью всегда считали несколько странной. Мать и старшие дочери злоупотребляли декоративной косметикой, всегда выглядели ярко, вызывающе. Девочки учились хорошо, активно участвовали в общественной жизни. Только Люба была, скажем так, не очень благополучной: могла и украсть то, что «плохо лежало». Но сейчас, насколько я знаю, она сильно изменилась в лучшую сторону, у нее хорошая семья. Странной семью считали еще и потому, что дети там были не особенно общительными. С одной стороны – и учились хорошо, и в общественной жизни участвовали, с другой – постоянно казалось, что они как бы с нами, и в то же время как бы отстранены. Были необщительными, держались особняком.

 

С точки зрения психологии

 

Разумеется, детям, выросшим в такой семье, грех не посочувствовать. И в данном случае все, что сказано выше и ниже – отнюдь не смакование подробностей очень неприятного инцидента, а попытка проанализировать и хотя бы немного понять, можно ли с пусть и небольшой степенью точности выявлять среди людей, желающих усыновить детей-сирот, личностей, скажем так, заслуживающих особого внимания.

 

Увы, среди публикаций в прессе о событиях, произошедших в семье Оклей, лично я не заметил даже робких попыток проанализировать, что же привело к трагедии. Словно по какому-то молчаливому уговору все сошлись на определении «трагическая случайность». Будто речь идет о кирпиче, упавшем кому-то на голову. При том, что, если разобраться, то и кирпич далеко не всегда падает на голову, как говорится с бухты-барахты.

 

Проанализировать те события с точки зрения психологии, похоже, попытались только блогеры. В частности, ЖЖ-блогер с ником «lutik_12» в сентябре 2012 г. разместила на своей странице статью «Мать – героиня оказалась убийцей!» с анализом краснодонской трагедии с позиций системно-векторной психологии. При всей неоднозначности и спорности (вплоть до обвинений в ненаучности) данного направления психологии и суждений его адептов, наверное, нельзя не признать, что в случае с анализом событий в семье Оклей рациональное зерно присутствует.

 

В частности, автор статьи обращает внимание на противоречие, которое в идеале просто не должно было оставаться незамеченным: семья Оклей блистала, «гремела», но при этом дети были не особенно общительными, видимо, почти лишенными много из того, что собственно и является составляющими счастливого детства. Наверное, это в большей степени относится к периоду после 2006 года.

 

Анастасия Онуфриенко рассказала, что именно с того года семья из поселка Краснодон «исчезла»:

 

- Их дети школьного возраста, как я поняла, с тех пор учились в городе. На улице, например, играющими в парке, мы их не видели.

 

Однако известно, что дом в поселке Краснодон семья использовала как дачу. Именно там избавлялись от тел убитых девочек. Именно там держали похищенную Кристину Кабакову.

 

Да и один из жильцов дома в Краснодоне, где жили Оклей, сказал, что семья значительную часть времени проводила на даче.

 

Не кажется ли, что есть что-то ненормальное в том, что одна и та же семья стремится к публичности, организовывает вокальный ансамбль, участвует во множестве мероприятий, но в то же время отгораживается от окружающих? Объяснения вроде «творческие люди – они такие…» в данном случае вряд ли приемлемы. Ведь речь-то не о супер-звездах с мировыми именами.

 

Впрочем, не исключено, что в восприятии матери семейства картина была совершенно иной. Во всяком случае, такое мнение высказала блогер, упомянутая выше:

 

«Все дети в семье служили ее (Светланы Оклей, - авт.) желанию, ее интересу – стать звездой, показать себя любимую публике, быть знаменитой и уважаемой. Показывать себя, стремиться к всеобщему вниманию и требовать его – это желания зрительного вектора в недостаточном развитии. Светлана любила сцену, любила сиять. Всегда была хорошо одета, следила за собой, маникюр, прическа - все успевала, имея 11 детей! Все мысли матери-героини были о себе, а не о детях!!! Развитый зрительный вектор - это способность любить и испытывать сострадание, тонко чувствовать настроения людей. Благодаря зрительному вектору существует культура и морально-нравственные запреты, ограничивающие наши животные проявления, нашу неприязнь. Зрительный вектор Светланы остался неразвитым. Мать-героиня, как оказалось, не способна испытывать сострадание и любовь к людям. Демонстративность и эмоциональная черствость – на таком уровне развития находится ее зрительный вектор, она наполняется сменой декораций - ставит театральные постановки с детьми, танцует и поет на сцене, перевоплощается в различных героев, но при этом ее сердце мертво. В нем - пустота, отсутствие любви и чуткости» (цитаты приведены в соответствии с оригиналом).

 

Однако чиновников вполне устраивал «фасад»: творческая деятельность, участие в мероприятиях, победы на фестивалях. И оставался «за кадром» чрезмерный, даже патологический перфекционизм женщины.

 

«Никто не видел детей на улице играющими, есть свидетельства людей о том, что дети были очень послушны, и как роботы выполняли все, о чем их просили…Такая чрезмерная послушаемость ВСЕХ детей, причем маленьких, является довольно весомым сигналом о неблагополучии в семье», - это еще одна цитата из упомянутой выше статьи.

 

Разумеется, трагедия, произошедшая в Краснодоне, не должна помешать детям-сиротам обретать новый дом и новых родителей, как и взрослым, желающим принять ребенка в свою семью. Но в такой ситуации принцип «семь раз отмерь» должен быть как нельзя более актуальным. И творческие достижения и общественная активность членов семьи здесь не должны играть никакой роли. В данном случае важны совсем другие качества. Иначе…

 

Вячеслав ГУСАКОВ. Фото автора и из открытых источников.

 

На снимках: семья Оклей (в центре - приемные брат и одна из погибших сестер); ныне пустующий дом в пос. Краснодон, где семья жила до 2003 года.

Образцово-показательный… кошмар

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: