Сегодня

«Зачем? Так я мужик!»

0
«Зачем? Так я мужик!» «Зачем? Так я мужик!» Источник: Фото Юрия Стрельцова

Никогда не считал себя склонным к сочинительству — в школьные-то годы от простого сочинения семь потов сходило, но свою книжицу «На перепутье», которая днями вышла из печати, взял в работу с максимальной основательностью: если не скажу то, что думаю о судьбе родной земли сейчас — завтра будет поздно. Моя правда уже никому не поможет и никого задуматься не заставит — время истечет. А если не буду стоять на этой своей правде «во весь голос», то потеряю уважение и сам к себе, и потомков. И предки от меня отвернутся. Я — крестьянский сын, внук, правнук, праправнук — и так до самого дальнего колена! Горжусь этим, как некоторые гордятся дворянской кровью. Только мой род во всех отношениях древнее и мощнее — мужики на свете свой долг исполняли и тогда, когда никаких графьев с генералами и в проекте не было!


Вот и считаю ту правду, что изложена в «На перепутье», не только своей, а мужицкой. Ведь речь идет о земле. А это — главное наследие, самая высшая ценность, вечное и ничем и никогда не девальвируемое имущество, которое надо буквально боготворить. И потому, что земли у человечества больше ни при каких условиях не станет, и потому, что она не просто суглинок-чернозем-супесь, поле-луг-выпас, отмеченные в чиновничьем кадастре, а и суть самой Родины. Это то, что народ передает от поколения поколению, хорошо памятуя, что настоящему мужику не привыкать поливать поле потом в радости труда. И кровью в ярости боя. Уж если кто на родную землю со злым умыслом позарился…


Мое поколение нынче как раз посередке. От дедов-прадедов землицу-матушку худо-бедно получили. И что сказали они нам, собственно, услышали. За всех весьма образно высказался знаменитый писатель и знаток человеческой души Федор Достоевский: «Земля была, есть и будет фундаментом экономических преобразований. И если есть в чем у нас, в России, наиболее теперь беспорядок, так это во владении землей. И покамест это не устроится, не ждите твердого устройства и во всем остальном». А вот какое наследство достанется нашим детям и внукам?! И что им скажем?


«С 2013 года в Украине будет введена продажа земель сельскохозяйственного назначения…» Эту новость с пресс-конференции заместителя председателя государственного агентства земельных ресурсов Николая Калюжного кто-то может посчитать радостной, а кто-то — горькой. Совсем не все восприняли ее как «истину в последней инстанции» — и сам факт возможности отмены моратория вызывает у многих сомнение, и уж тем более сроки — они определялись уже не раз. И не раз переносились. Но вряд ли кто отнесет ее к разряду малозначимых. Потому как по большому счету — это свидетельство подготовки еще одной революции в нашей стране, настрадавшейся от разного рода лихих поворотов своей истории по самое не балуй. Если, конечно, понимать революцию как радикальное и качественное изменение в развитии общества. Чего-чего, а в теории «больших скачков» мы, пожалуй, если не впереди планеты всей, то точно в числе несчастных лидеров.


Вроде бы, чего волноваться? Согласно вполне демократичным положениям статьи 41 Конституции вполне современного и называющего себя рыночным государства Украина, «каждый имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться своей собственностью». Сельхозугодья, соответственно, давно распаеваны и по существу имеют владельца, который волен сам определять свои перспективы. И мораторий, действующий в державе, только сдерживает инициативу и приток инвестиций? Так на свалку истории его — и да здравствует абсолютно свободная купля-продажа, обязательно делающая счастливыми миллионы сограждан.


Вроде как дело только за малым: принять законы Украины «О рынке земли», «О земельном кадастре» и необходимые для их функционирования подзаконные нормативные акты, из проекта закона «О рынке земли» исключено положение о возможности покупки земли сельскохозяйственного назначения юридическими лицами… А еще создать, например, Фонд земель, что будет подчинен или Кабинету Министров Украины, или Министерству аграрной политики и продовольствия и, благословясь, сразу после своего появления начнет заниматься выкупом земель у граждан, если те захотят ее продать…


Этот самый Фонд еще до своего появления обозначен как крупнейший землевладелец. Ему, говорят, будет передано почти три миллиона гектаров земли тех граждан, что получили паи, но не пользуются ими и не оформили право собственности. Кроме того, опять же говорят, Фонд сможет продавать землю либо сдавать ее в аренду. И ведь как лихо закручено было на той конференции: «Предполагается, что если гражданин захочет продать землю, то он должен, в первую очередь, сообщить об этом Фонду, соседям, местным органам власти и фермерам, работающим в населенном пункте, где находится земля, то есть эти категории имеют первоочередное право на выкуп земли. Если в течение месяца никто не заинтересовался, то собственник может продать землю кому захочет…» Ну полная идиллия, помноженная на безумную ответственность общественных отношений и личного сознания!


К безусловным оптимистам себя не отношу. Да и как депутату областного совета регулярно приходится общаться с той частью народа из той самой «глубинки», что плохо воспринимает пассажи о нахождении Украины в центре Европы. Куда охотнее эти граждане, хоть и представляющие очень мощную и многочисленную часть нашего народа, имеющего, как известно, согласно Конституции, всю полноту власти в стране, называют свой хутор или село «краем географии» и всякие новации «из центра» — подразумевая под этим не только Киев, но и область с районом, воспринимают плохо. В отместку этот самый «центр» в лице разнокалиберных чиновников разного уровня и политической принадлежности называет их «электоратом» и «лохами», «быдлом» и «нищетой», свято веря, что хоть общественное мнение и учитывается свободной Европой, но здесь-то ничего можно не бояться. Край географии — он и есть край…


«Ведь так-то оно не было,


чтобы оно никак-то не было? А раз как-то оно было — так пусть так оно и останется!» — очень часто приходится слышать такое в разных формах. Но всегда слова эти маскируют не столько консерватизм, сколько откровенный страх, что перемены селом практически всегда воспринимаются как движение к худшему — отберут последнее.


Вот поспорь с такой философией, доказывая, например: пусть неудачная, во многом криминальная и «социально непривлекательная» приватизация разных промышленных предприятий в девяностые «спасла Украину». Так, по крайней мере, говорят некоторые ученые, уверяющие: в этом секрет роста промышленного производства!


В ответ обязательно услышишь: это тот самый рост, который никак не может вырасти до уровня 90-го года? И как тут крыть?! Соображениями, что как начнем продавать землю, так она, научно выражаясь, войдет в рыночный оборот и изменит оценки национального богатства?! И разом, конечно, сделает страну состоятельнее и привлекательнее, дав возможность миллионам граждан поучаствовать в самом процессе. Но хорошего, как известно, стабильно на всех не хватает. И правду говорят: «Хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах!»


…Однажды в разгар такого диспута услышал: «Звери алчные, пиявицы ненасытные, что крестьянину мы оставляем? То, чего отнять не можем — воздух. Да, один воздух. Отъемлем нередко у него не токмо дар земли, хлеб и воду, но и самый свет. Закон запрещает отъяти у него жизнь. Но разве мгновенно. Сколько способов отъяти ее у него постепенно»…


«Хороша цитатка? Ко времени? — спросил крепенький мужичок, глядя исподлобья. — Александр Радищев, между прочим». Тот, что за книгу свою «Путешествие из Петербурга в Москву», рассказывающую об унижении Отечества, на виселицу едва не угодил. Властью Екатерины Великой признана «наполненной самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников и начальства и наконец оскорбительными и неистовыми изражениями противу сана и власти царской». Однако за нее же, по сути, не только возвращен из Сибири, но и назначен участником Комиссии по составлению законов. Тех самых, которые, по мнению Александра Первого, «соответствуют намерениям нашим и попечениям об утверждении спокойствия, пользы и благоденствия наших верноподданных на твердых и незыблемых основаниях». Большой просветитель был государь этот. Немалые, видимо, выводы сделал из кровавой пугачевщины… Что, впрочем не избавило государство от других земельно-социальных потрясений. Где дележка земли и воли — там и реки людской кровушки?!


Так как нам поступать с землей? Продавать или нет? Если да, то кому и сколько? Как к вопросу подходили наши предки и что нынче в мире творится? Как оно дальше-то будет? Вот об этом и писал в «На перепутье», вспоминая услышанное как-то на лекции:


«Викинги, возвращаясь из своих походов, зарывали огромные сокровища в землю родной Скандинавии. Они верили: такой дар повысит ее плодородие и даст дополнительную защиту… Не только им самим, но и их потомкам!»


Разбойники, а понимали: другой-то родины не предвидится! Переселиться можно, а Отечество поменять нормальному человеку не дано. Если, конечно, оставаться человеком.


В общем, мы всей страной сейчас на перепутье. И выбираем, как идти, куда идти, с кем и по чьей воле — собственной или навязываемой. Рано-поздно, а выбрать придется. И надо быть готовым к выбору, четко понимая: отыграть назад не получится. И сослаться на «от меня ничего не зависит» — тоже. Земля ни глупости, ни равнодушия с ленью, а уже тем более предательства не простит. За все спросит! Так что не говорите, что не слышали и не считайте, что вы в стороне.


Не решаешь сам — решают за тебя!

Владимир Живага

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: