Сегодня

Артист «императорских театров»

0
 (голосов: 0)
Артист «императорских театров» Артист «императорских театров»

Близится 75-летие Луганского областного академического русского драматического театра имени П.Б.Луспекаева, и мне хочется воскресить в памяти зрителей те имена, которыми в свое время гордился Ворошиловградский русский драматический театр. Один из них — Андрей Сахаров, прослуживший на нашей сцене 30 лет.

 

Рассказать об Андрее Сахарове легко и в то же время сложно. Легко потому, что на протяжении многих лет мы поддерживали приятельские отношения, а сложно потому, что многие факты его биографии невозможно вместить в данную рубрику. Рассказывать о себе он не особенно любил. А если и говорил, то в основном тогда, когда вспоминал свои встречи с кем-нибудь.

 

На столе Андрея Михайловича всегда можно было видеть портрет Вертинского с дарственной надписью. 1956 год. Прогуливаясь по Москве со своим приятелем Всеволодом Аксеновым — чтецом Московской филармонии, Андрей Михайлович все наседал на него: «Ну, познакомь с Вертинским, вы ведь друзья. Что тебе стоит?» Аксенов действительно дружил с Александром Николаевичем. Но в то время у них произошла размолвка, и он не хотел появляться на глаза Вертинскому. Но Сахаров все-таки настоял на визите. Увидев на пороге своей квартиры Аксенова, Вертинский вскипел. А после тирады извинений со стороны Аксенова, объяснившего, что он пришел к нему из-за своего друга, Вертинский обратился к Сахарову: «Молодой человек, я делаю это только ради вас». Так появилась на столе Сахарова та фотография с дарственной надписью, а позже, когда Александра Николаевича уже не было в живых, пластинка с росчерком пера старшей дочери артиста: «Андрею Михайловичу от Анастасии Вертинской. Спасибо за любовь к жизни, и на сцене он подтверждал сказанное».

Сахаров никогда не применял слово «работа» в отношении к театру. Он служил во Владивостоке, Орле, Петропавловске, Москве, Иркутске, Черемхово, Хабаровске, Рыбинске, Гродно, Мукачево и Луганске. На сцене луганского театра он прослужил 30 лет.

 

А что вообще есть его судьба? Начиналось все в Орле. Там прошло его детство. В 1929 году по окончании десятилетки, шестнадцати лет от роду дворянин Андрей Сахаров был зачислен в театральную студию при Орловском окружном театре, и в течение трех лет играл во вспомогательном составе. Далее он поступил на службу во Владивостокский краевой драматический театр им. Горького. Там познакомился с Гавриилом Владимировичем Гловацким, бывшим до того художественным руководителем Петербургского Суворинского театра. В 1934 году актеры вместе приезжали на Сахалин и играли на сцене Камчатского областного драмтеатра. Там же он встретился с Галиной Витальевной Гловацкой (Боровиковой), которая спустя почти 20 лет станет его женой.

 

Условия работы иногда были экстремальными. Ведь люди разменивали столичные квартиры и приезжали в эти забытые Богом места, где о театре знали лишь по газетным публикациям.

 

Через два года Андрей Михайлович уехал в Москву. Там в 1936 году поступил в студию к Вере Михайловне Пашенной (народная артистка СССР, хранительница традиций Малого театра), которая благосклонно отнеслась к Сахарову. Два года он играл на легендарной сцене Малого театра с актерами, чьи имена вошли в историю того, что мы сегодня называем «классический русский театр». Уже одна атмосфера воспитывала в приходящей молодежи, в том числе и в Сахарове, тот актерский дух и давала возможность хоть на дюйм выглядеть выше остальных.

 

Эта история стала известна мне и актерам театра уже после смерти Андрея Михайловича. После окончания студии Пашенной в 1938 году, Сахаров, видимо, движимый силой созидания, уехал в Игарку. Собственной рукой он заполнил послужной список так: «Артист театра почтового ящика №120 г. Иркутск». Сейчас доподлинно известно, что он заработал 10 лет лагерей. Приговор был подписан «тройкой» - «За связь с врагами народа». Человек, написавший донос в НКВД (за рассказанный анекдот), был приятелем Андрея Михайловича. Один капитан НКВД, работавший в Тайшет-Лаге, где прошло 10 лет заключения Сахарова, считал его своим другом, ведь и за колючей проволокой ему удавалось оставаться человеком и артистом.

 

Он создал агитбригаду, в которой был и режиссером, и артистом. А саму агитбригаду составили актеры из заключенных, которых чья-то злая рука перебросила с театральных подмостков на лесоповал. Даже «охранку» Сахаров задействовал в своих спектаклях.

 

В 1950 году власти дали разрешение на посещение крупных городов. А через 6 лет его дело было прекращено.

 

- Мы были очень рады, узнав, что Андрей Михайлович в Москве, - вспоминала дочь его жены, Галины Витальевны, Нина Константиновна Прусакова. - Ведь я сама относила письма мамы с просьбой о помиловании на Кузнецкий мост. Благодаря Сахарову, я бывала у интереснейших людей, становилась свидетелем захватывающих событий. Андрей Михайлович был замечательным человеком, к нему тянулись люди, а он тянулся к ним.

 

В 1962 году Андрей Михайлович начал служить в Луганском драматическом театре. Актеры Луганской русской драмы рассказывали, как он мог подобрать тонкую деталь в гриме, реквизите, и она всегда добавляла характера в образ. Что это — интуиция, врожденное чутье или все-таки школа, которую он прошел за два года в Москве? Заслуженный артист Валерий Андреевич Музыка говорит, что Сахаров был актером императорских театров. Хотя в императорских театрах он не служил, но своими манерами и в жизни, и на сцене он подтверждал сказанное.

 

- В гримерке №7 мы сидели с Андреем Михайловичем 28 лет, - вспоминал заслуженный артист Украины Валерий Музыка. - Наши столики впритык. Я пришел в театр будучи 16-летним мальчишкой, и первым актером, который вот так просто подошел ко мне, был Сахаров. Он всем говорил «Вы». Это исходило от внутренней культуры, что ли. Он просто не мог по-другому.

 

На сцене нашего театра Сахаров создал целый ряд характерных и комедийных ролей. Его герои были как положительными, так и отрицательными. В 1962 году режиссер В.Ненашев поставил спектакль по пьесе американского драматурга Т.Уильямса «Орфей спускается в ад». Спектакль обличал дикость нравов американской провинции, разлагающую власть денег. Вот что писала на тот момент луганская пресса: «Все выходящее за рамки ханжеской морали обречено на гибель. Олицетворением этого мира становится Джейб Торренс — А.Сахаров. Страшная сила заключена в этом человеке, он подавляет окружающих его людей, определяет их мысли и поступки, он из тех, кто погубил любовь, кто покупал ее за доллары, душит зов свободы, отвергает красоту жизни».

 

«Творческая удача театра» — так единодушно оценили спектакль «Варвары» по пьесе М.Горького журналисты. Отмечалась игра всего актерского ансамбля, в том числе и Сахарова в роли Монахова. Спектакль «Всем смертям назло» по повести В.Титова играли более 500 раз, а отца главного героя Сергея Петрова (Д.Витченко) очень достоверно сыграл в нем Сахаров. В спектакле «Молодая гвардия» запомнился генерал фон Шприк в исполнении Сахарова. О спектакле «Характеры» по пьесе В.Шукшина газеты писали: «А.Сахаров в роли деда Наума соблюдает чувство меры, показал себя в этой роли как художник, который умеет находить детали точные и яркие для создания сложного и глубокого».

 

Андрей Сахаров очень любил театр. И его любили коллеги, ценили его мнение. Порой режиссеры советовались с ним, спрашивали, как он видит ту или иную сцену. Кстати, он предложил для постановки не одну пьесу.

 

Автору этих строк доставляло большое удовольствие общение с таким мастером сцены. Помимо просмотра спектаклей с его участием, я неоднократно бывал у него дома, а он у меня — однажды. Как медик, по его просьбе я часто выписывал ему рецепты на получение медикаментов. Андрей Михайлович присутствовал на репетициях и смотрел мои спектакли на сцене ДК В.Маяковского, гримировал. Как-то предложил нашему любительскому театру пьесу Г.Мхитаряна «Верните бабушку», взяв ее «напрокат» из театральной библиотеки.

 

Его дом никогда не был пуст. Это были актеры, военные, да мало ли кто еще. К нему шли за помощью и неизменно ее получали, особенно молодые. Андрей Михайлович увлекался игрой в покер и джокер, прослушиванием романсов А.Вертинского. Всеобщей любимицей в доме была собачка — белая болонка.

 

Не стало Андрея Михайловича 5 апреля 1992 года. В моей памяти он остался глубоким и интеллигентным человеком, с уникальным чувством юмора. Всегда говорил в глаза то, что есть, не юлил. Всегда выглядел безупречно - в элегантном костюме, в антикварных перстнях на изящных аристократических руках. Среди коллег его называли «маркизом», а мне казалось, что это действительно был актер императорских театров.

 

Викторий КУЗЮБЕРДИН.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: