Сегодня

Дьяково: репетиция Сталинграда

0
Дьяково: репетиция Сталинграда Дьяково: репетиция Сталинграда Источник: Фото Юрия Стрельцова

В ноябре — декабре 1941 года по плану, разработанному при непосредственном участии будущего маршала Ивана Баграмяна, проводилась вторая после Ельненской успешная наступательная операция, в результате которой был освобожден Ростов-на-Дону, и войска противника отброшены к реке Миус.


В воспоминаниях маршала Баграмяна «Так начиналась война» ход сражений в Донбассе описан подробно. «…Враг неудержимо рвался к Ростову, — писал годы спустя Иван Баграмян. — К 22 октября соединения Юго-Западного фронта стали сосредоточиваться на очередном промежуточном рубеже по линии: река Сейм, исток Северского Донца, города Белгород, Харьков, Славянск».


К утру 27 октября все фронтовые резервы сосредоточены в намеченных районах: 2-й кавалерийский корпус у города Короча, 5-й кавалерийский корпус — у Волчанска и 253-я стрелковая дивизия — у Сватово. Под Ростовом положение постепенно стабилизировалось. Войска получили возможность закрепиться значительно западнее рубежа, указанного Ставкой, а это улучшало общее оперативно-стратегическое положение оборонявшихся. В частности, используя важную железнодорожную магистраль Касторное — Лисичанск, армия получала возможность широко маневрировать силами между Юго-Западным и Южным фронтами.


Разговор начальствующего состава по этому вопросу состоялся 31 октября.


Маршал Шапошников приказал обосновать предложения в телеграмме на имя Верховного Главнокомандующего. В тот же день оперативники подготовили текст телеграммы.


«Противник, — сообщалось в ней, — выйдя в район Харьков, Сталино, Таганрог, приостановил наступление и перешел к медленному вытеснению наших войск из Донбасса силами пехоты. Его танковая армия на ростовском направлении продолжает оставаться… Южный фронт по своей численности и вооружению не имеет возможности надежно преградить путь противнику и не обеспечит с 56-й армией удержание Ростова-на-Дону. Между тем продвижение противника опасно для всего Юга в целом, угрожает отрывом Кавказа от Дона и Поволжья. Угроза прорыва в тыл Южному и Юго-Западному фронтам вынудит их отступить и очистить районы среднего и нижнего течения Дона и даже Хопра. Одновременно с этим открываются пути противнику на Кубань и в сторону Сталинграда. Считая армию Клейста основной опасностью, нужно пойти на риск ослабления Юго-Западного фронта и усиление за счет него Южного фронта. Одновременно думаем приступить к формированию управления 37-й армии с расчетом ввести в ее состав четыре стрелковые дивизии, выведенные командованием Южного фронта для укомплектования и приведения в порядок. Просим прислать: 30 тысяч винтовок, 500 ручных пулеметов, 250 станковых пулеметов, 200 противотанковых орудий, 150 полевых орудий и 200 танков».


Подписав телеграмму, Тимошенко приказал немедленно передать ее в Москву, что и было сделано.




Отступление


Командующий Южным фронтом Яков Черевиченко доложил: на направлении главного удара (Ростов, Сталинград, Кавказ) противник сможет сосредоточить (в районе села Дьяково) 200 — 250 танков. Здесь на 90-километровом фронте держит оборону 9-я армия генерала Харитонова. Ее силы — четыре стрелковые дивизии и 50 танков. В полосе армии создано девять противотанковых укрепленных районов, особенно мощный — в районе Дьяково, на стыке с 18-й армией. За надежными инженерными заграждениями и минными полями размещены противотанковая артиллерия и танки. На случай прорыва противника на отдельных направлениях в резерве командующего армией в тылу находятся две танковые бригады с 50 боевыми машинами.


Натиск немецких войск оказался настолько мощным, что наши войска были вынуждены с боями отходить. Правофланговая 136-я стрелковая дивизия 9-й армии отошла в расположение 18-й армии и закрепилась в районе Дьяково, где был подготовлен мощный противотанковый район. Части 30-й стрелковой дивизии отступили на Болдырево. Из этого следовало, что между этими двумя соединениями образовалась 30-километровая брешь.




Окопы под Дьяково


Девятой армии генерала Харитонова был дан приказ любой ценой закрепиться на рубеже Дьяково — Бирюково — Новошахтинск — Грушевская.


Фашисты начали наступление на рассвете 5 ноября. Они нанесли мощные авиационные и артиллерийские удары по расположению 136-й, 30-й и 150-й стрелковых дивизий. Поднялись в небо смерчи из огня и дыма. Командующий 1-й танковой армией генерал Эвальд фон Клейст, по-видимому, решил, что в этом аду ничто не сможет уцелеть, и поэтому двинул вперед свои танки и мотопехоту, даже не проведя разведку. Вражеские стальные колонны заняли не только все дороги, но и промежутки между ними. Казалось, их ничто уже не остановит. Но как только они приблизились к позициям 136-й стрелковой дивизии, перепаханные снарядами и бомбами окопы под Дьяково ожили: винтовочные выстрелы сливались в залпы, длинные пулеметные очереди косили вражескую пехоту. Дружно ударили минометы и орудия. С фланга ринулись советские танки.


Враг откатился. Снова его артиллерия и авиация совершили ожесточенный налет на позиции советских войск. И снова двинулись фашистские танки и мотопехота. Результат тот же — противник отступил. Только перед позициями 136-й стрелковой дивизии подполковника Е. И. Василенко насчитали 29 обгоревших фашистских танков. 11 вражеских боевых машин уничтожили танкисты 132-й танковой бригады генерал-майора Г.И. Кузьмина.


Однако к 15 часам семидесяти фашистским танкам удалось все же вклиниться в оборону 136-й стрелковой дивизии подполковника Василенко. Это вынудило командира дивизии отвести свой левофланговый полк на северо-восток, в сторону Дьяково. Правый фланг соседней 30-й стрелковой дивизии оголился, и фашистские танки прорвались к ее штабу. Командир дивизии генерал-майор М. Д. Гончаров умело организовал им отпор и вывел свой штаб из-под удара. Однако на ликвидацию прорыва у генерала Гончарова сил не осталось.


Сражавшиеся левее части 150-й стрелковой дивизии генерал-майора Д. Г. Егорова отбили атаки фашистских войск почти на всем фронте. Но на правом фланге не устояли против танков конники 66-й кавалерийской дивизии. Фашист-ские колонны ринулись на Новошахтинск. Навстречу им устремились батальоны 2-й танковой бригады под командой майора Г. Я. Кузнецова.


Завязался ожесточенный танковый бой.


Нервы гитлеровцев не выдержали: они повернули назад.


Если бы не прорыв крупной танковой группировки противника на стыке 30-й и 136-й стрелковых дивизий, можно было бы считать итоги первого дня сражения вполне удовлетворительными. Но брешь восточнее Дьяково вызывала у командования тревогу. Черевиченко выдвинул туда из своего резерва 99-ю стрелковую дивизию и 142-ю танковую бригаду.


6 ноября 136-я стрелковая дивизия и 132-я танковая бригада были отсечены противником от остальных сил 9-й армии и отошли в район Дьяково. Части 30-й стрелковой дивизии, которым танки Клейста зашли в тыл, отступали на северо-восток, за реку Кундрючья. Командир 150-й стрелковой дивизии, оборонявшейся левее, решил помочь соседу. Но едва он успел развернуть полки, как крупная танковая группировка немцев появилась у них в тылу. Части вынуждены были прекратить контратаку, развернуться на 180 градусов и вступить в бой с вражескими танками.




Репетиция Сталинграда


…Впервые за четыре месяца войны танковая армада Клейста забуксовала. Незначительное продвижение своих дивизий гитлеровский генерал оплатил потерей 113 танков, 273 автомашин, 23 орудий и новыми тысячами могил своих солдат, нашедших бесславный конец в степях Луганщины.


12 ноября заместитель начальника Генштаба генерал Антонов привез на утверждение главкома Тимошенко план будущей наступательной операции. Намечалось на юге Луганской области силами вновь сформированной 37-й армии, частью сил 9-й (одной стрелковой и одной кавалерийской дивизиями) и 18-й (двумя стрелковыми дивизиями) с утра 16 ноября нанести главный удар в общем направлении от поселка Павловка на Большекрепинскую и далее на Таганрог. Цель — во взаимодействии с 56-й отдельной армией уничтожить главные силы танковой армии Клейста с выходом войск Южного фронта на реку Миус.


Всю операцию планировалось провести в три этапа: с 11 по 15 ноября — сосредоточение ударной группировки и ее подготовка, с 16 по 19 ноября — переход в наступление, разгром вклинившейся в расположение 9-й армии группировки армии Клейста и выход на рубеж реки Тузлов, с 20 по 22 ноября — развитие достигнутого успеха и выход на рубеж реки Миус. (В случае успеха «Сталинград» мог получиться в 1941 году. И назывался бы «Дьяково» или «Миус». Вся армия Клейста могла оказаться в «котле» войск Южного и Юго-Западного фронтов…) В течение первых четырех дней советские дивизии должны выйти на реку Миус. 37-я армия всеми своими шестью стрелковыми дивизиями и тремя танковыми бригадами наносит удар с фронта Дарьевка — Должанская в общем направлении на Больше-Крепинскую, то есть на юг. Перед этими войсками стоит задача: при содействии 9-й и 18-й армий уничтожить противостоящие силы Клейста и к концу четвертого дня наступления выйти на реку Тузлов.


Как только наши наступающие войска займут рубеж Дьяково, Гринфельд (бывшая немецкая колония в Луганской области.—Ред.), в сражение будет введен корпус, усиленный бригадой НКВД и танками, прямо в стыке 37-й и 18-й армий. Задача этой подвижной группы — стремительно продвигаться строго на запад и ударом во фланг чистяковской группировке противника сковать ее и тем самым обеспечить наши наступающие войска от атак с запада.


Местность в полосе предстоящего наступления открытая, безлесная. Это требовало особой заботы о противовоздушной обороне и о маскировке. Командование и штабы армий строго следили за тем, чтобы сосредоточение и смена войск производились только ночью, причем машины двигались с потушенными фарами. Вся боевая техника тщательно маскировалась.


16 ноября, во второй половине дня, генерал Лопатин сообщил в штаб фронта, что его дивизии продвинулись на 6 —10 километров к югу и ведут бой за опорные пункты Гринфельд и Дарьино-Ермаковка. Это был успех: войска 37-й армии вклинились в оборону противника.


Менее удачно развивались события у соседей Лопатина. Дивизии 18-й армии продвинулись на 3 — 4 километра и уперлись в мощный опорный узел Дьяково. Все их атаки оказались безуспешными.


Левофланговые дивизии 18-й армии надолго застряли у Дьяково, обтекая его с запада и востока. Дивизии 37-й армии опять продвинулись на несколько километров к югу, а войска 9-й армии продолжали топтаться на месте. Харитонов так и не смог овладеть в ночном бою населенным пунктом Дарьевка.


Опасаясь, что наступление совсем застопорится, Лопатин потребовал от командиров дивизий не задерживаться у населенных пунктов, а обходить их и брать только ударом с тыла.


«Почему Клейст, словно очумелый, рвется в Ростов, невзирая на смертельную для его армии угрозу, неумолимо надвигавшуюся с севера, со стороны ударной группы Южного фронта? — вспоминал Иван Баграмян. — Явно авантюрная затея. Ее можно было объяснить лишь тем, что успехи первых месяцев войны вскружили голову гитлеровским генералам. Откровенно говоря, мы были тогда более высокого мнения и о фашист-ской разведке, и о полководческой зоркости немецких военачальников. И нас удивляло, что Клейст так беспечно лезет в ловушку. Лишь после войны, читая дневник начальника генерального штаба гитлеровских сухопутных войск Франца Гальдера, я убедился, что не только Клейст, но и высшее фашистское командование не подозревало об угрозе, нависшей над немецкими войсками под Ростовом».


Именно 19 ноября Франц Гальдер благодушно записал в свой дневник: «В общем, снова благоприятный день. Танковая армия Клейста успешно наступает на Ростов».


Между тем обстановка уже не сулила армии Клейста ничего благоприятного.


В этот день, 19 ноября, замысел маршала Тимошенко начал осуществляться: кавкорпус и 295-я стрелковая дивизия, введенные в сражение на правом фланге 37-й армии, ломая упорное сопротивление врага, двинулись вперед, заходя в тыл немецким частям, оборонявшимся в Дьяково и по реке Нагольной.


Гитлеровцы дрались отчаянно. Тяжело было в этот день частям 96-й стрелковой дивизии. Ее правофланговый 209-й стрелковый полк отразил три вражеские контратаки, в каждой из которых участвовало до двух десятков танков. В бою за высоту Писаная геройски сражались артиллеристы батареи лейтенанта Шатровского, которые выкатили орудия на прямую наводку, приняли на себя удар шестнадцати танков, и девять из них уничтожили.


Вражеские контратаки замедляли продвижение дивизий 37-й армии. Тогда Лопатин решил ввести в бой два полка своей последней резервной 216-й стрелковой дивизии. Но положение изменилось лишь тогда, когда в районе Миллерово появились кавалеристы генерала Хоруна, сопровождаемые танками. Их стремительное продвижение в тыл фашистских частей заставило гитлеровцев дрогнуть.


Но начавшийся развал обороны в полосе 14-го немецкого корпуса не отрезвил Клейста.




Тревога в ставке фюрера


Франц Гальдер 22 ноября, то есть на следующий день после того как Клейст вошел в Ростов, записал в дневнике:


«Главком сухопутных войск сообщает, что главное командование вермахта сильно обеспокоено положением 1-й танковой армии. Для ее усиления выделяются танковая и моторизованная дивизии, кроме тех четырех пехотных дивизий, которые выделены Рундштедтом». А в конце дня Гальдер добавил: «Тревога в ставке фюрера. Там считают, что на фланге 1-й танковой армии создалось крайне тяжелое положение. Приказали Рундштедту снять часть сил из 17-й и 6-й армий, но они были скованы».


Да, именно так и было. Не только на Клейста давили наши войска, но и на других участках они, выполняя требование Военного совета Юго-Западного направления, максимально активизировали свои действия: ожесточенные бои шли на многих участках огромного фронта.


Враг уже не мог свободно маневрировать своими резервами.


Вот тут Клейст не выдержал. Он начал перебрасывать из района Ростова две танковые дивизии на северо-запад, навстречу наступающим войскам 37-й и 9-й армий, которые к концу 23 ноября вышли на реку Тузлов. Правый фланг 37-й армии обрывался в 15 километрах восточное Куйбышево, а дальше линия фронта проходила по реке Тузлов до Больше-Крепинской. Все три танковые бригады были сосредоточены в районе Большекрепинской и к северу от нее. Левее, вдоль реки Тузлов до Каменного Брода, развернулись дивизии 9-й армии. Итоги наступления оказались неплохими: штабы подсчитали, что за первые шесть дней боев войска 37-й и 9-й армий крепко пощипали Клейста: три полка мотопехоты были разбиты наголову.


В ходе контрнаступления Южный фронт нанес врагу серьезный урон. Наши войска захватили 154 танка, 8 бронемашин, 244 орудия, 93 миномета, 1455 автомашин и другую боевую технику. Контрнаступление Южного фронта закончилось не только крупным поражением немецкой 1-й танковой армии и других войск группы армий «Юг». Оно сковало под Ростовом почти все силы этой группы армий и не позволило немецкому командованию за ее счет подкрепить свои войска, действовавшие под Москвой. Ведь это случилось именно в тот момент, когда они, напрягая последние силы, рвались к Москве и надеялись, что победа близка. И вдруг — разгром под Ростовом. Это событие, естественно, далеко не воодушевляющее, подействовало на войска, продолжавшие атаки на Москву. Поражение потерпела 1-я танковая армия генерала Клейста — гордость фашистской военной машины. Эта армия опустошительным смерчем пронеслась по полям Польши, Бельгии, Франции, а затем по дорогам Балкан. Она вступила на землю Украины в ореоле славы и могущества, начав свой путь у Владимир-Волынского, шла по Украине, оставляя за собой кровь и пепел.


О поражении Клейста доложили Гитлеру. Тот пришел в бешенство. С Браухичем (начальник генштаба вермахта.—Ред.) случился сердечный приступ. Гитлер снял ряд видных генералов южной группы армий. 1 декабря в 4 утра Гитлер отдает три телеграммы: об освобождении Рундштедта, о назначении на его место Вальтера фон Рейхенау и, наконец, о необходимости быстрой доставки 1-й танковой армии группы армий «Юг» более совершенных средних танков. В этот же день в 15:30 Гитлеру позвонил назначенный утром новый командующий с просьбой… дать разрешение отойти ночью за Миус. Фюрер срочно вылетел из Берлина на военно-транспортном самолете «Юнкерс-52» в Мариуполь — к Клейсту. В Мариуполе Гитлер поговорил с фон Клейстом и Дитрихом, которые подтвердили своему фюреру необходимость отвода войск на Миус.

Валерий Снегирев

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: