Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Взгляд

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Взгляд
Вежливость королей

Звонок в редакцию с просьбой оказать помощь или с предложением обратить внимание на какое-то неположительное социальное явление не такая уж редкость в практике любой газеты. Редкость, когда звонки следуют один за другим, от самых разных людей, на одну и ту же тему. Значит, как это называется, людей достало, а явление достигло гипертрофированных масштабов.






Собственно, в мнении читателей особой нужды не имеется — чай, не служебным авто на работу добираемся: как минимум два раза в день, туда и обратно, имеешь возможность наблюдать представителя сословия водителей.
Да и раньше и «Наша газета», и другие издания поднимали, намекали, просили, обращали внимание властей, настаивали: отцы города, обратите внимание на водительское специфическое хамство! Ну нельзя же так! Это же ни в какой голове такое не помещается: не только, предположим, в голове, испорченной гуманитарным образованием, но и в неиспорченной тоже. Бывает, что и кряжистые, явно бурлацкого вида и этического покроя мужики не выдерживают и вступают в переговоры с водилой, выразившим свое отношение к пожилому пассажиру: «Уважаемый мистер, — обращаются они к водиле… то есть хотели бы они обратиться в такой форме к водиле, блеснувшему манерами викторианского аристократа, — если бы вы на секунду вспомнили бы уроки вашей благородной матушки, в которых она, я уверен, наставляла вас держаться той нравственной высоты, которую священные тексты рекомендуют человеку, дабы отделить его от бессловесных существ — животных, вы бы…» Но у них тоже получаются конструкции, сооруженные на существительных только мужского рода.
Вот что удивляет, изумляет и даже ввергает в психологический ступор: им, водителям, почему-то не нравится, когда на них самих обрушиваются сложноорганизованные выражения. Слава Богу, в таких же поселках, бараках, коммуналках воспитывались, с табуированной лексикой знакомы. Но им подобное обращение почему-то не добавляет позитива. Сердятся. Брови насупливают. Из себя выходят, случается. Нервы, говорят, у нас, мля, должны быть в штилевом состоянии — людей возим, аварию совершить можем.
Правильная реакция на водительское хамство… Однажды я решил посчитать, сколько ругательных слов произнесет водила, докладывающий по телефону (или по рации) кому-то об особенностях утреннего маршрута. Я по-немецки вообще все люблю подсчитывать. В салоне 155-го маршрута — трое детей, шесть женщин, четверо мужчин. Подсчитал, сколько раз шоферина произнес короткие срамные слова. Ну и что? Читателя не удивит ни цифра двадцать, ни двести двадцать. Потому что дело тут не в количестве, а в анти-качестве, которое, кажется, только луганские водители в состоянии демонстрировать. Бывали люди в других городах Украины — в Одессе, Харькове, Львове, Донецке — они готовы на Священном Писании присягнуть, что такого нигде больше не происходит. Водители — они везде, конечно, водители, но таких, как в Луганске, все-таки нигде больше нет. Даже в Донецке! В столице Донецкого угольного бассейна лишний раз, конечно, не улыбнутся пассажиру, удачи не пожелают, разумеется, но и с ног до головы кунсткамерным матом не вымажут. Грубы, не без этого — край все-таки шахтерский, но в пределах переносимого. На вопрос: «Как проехать?..» или «Где мне выйти, чтобы?..» с терпением учителя не растолкуют, как проехать и где выйти, но все-таки без добавления эмоционально перенасыщенных слов. У нашего Lump-водителя первая реакция — внутреннее, резкое напряжение и порыв (остановленный им где-то под горлом) сейчас же врезать тебе. И потом, все-таки не сдержавшись, он, связывая знаковые системы при помощи все той же клейкой массы, объяснит, какого лешего он должен, к матери Кузьмы Кузьмича, в непроходимый лес, русским природным направлением!
Повторяю, тут дело не в количестве. Тут дело в качестве, которого луганские мастера баранки достигают, напрягая твердые согласные и растягивая гласные звуки.
Терпение — защитный прием пассажира-луганчанина. Надо говорить себе, что так было всегда, что это в природе местного водителя, без этой черты, возможно, он потеряет сопротивляемость организма и погибнет. «Нешто ты, жалкий исследователь латинских апофегм, хочешь, чтобы коренной природный луганчанин, водитель, потерял сопротивляемость организма и поддался влиянию гнилой буржуазной политической корректности?» Нет, разумеется, не хочу. Вот так надо убеждать себя в том, что он, водитель, шофер, оказывает тебе услугу, а не ты ему, и мерзость, извергнутую им в твой адрес в присутствии детей и женщин, легче будет пережить.
Иногда все-таки терпение лопается. Как-то хамы эти умудряются выразиться или повести себя так, что что-то в тебе, барьеры какие-то рушатся — и в мгновение ока ты оказываешься на одном уровне с ними.
Я заметил, со мной это случается после звонка в редакцию или подробной исповеди кого-нибудь из знакомых, побывавших во Львове, где (уж простите) вежливость возведена в жизненный принцип, или Бердянске. Хвалят, знаете ли, путешественники Бердянск. Просто чудеса какие-то рассказывают о водителях этого города. Повторять даже не хочется. Впечатление такое, словно там водители маршруток в белых перчатках управляют своими авто, в фирменных фуражках, в рубашках с погончиками, и на пассажира смотрят, а не буравят его лютыми глазенапами. Позвонивший в редакцию пенсионер Григорий Иванович (он так назвался — Григорий Иванович) уверял меня, что водитель маршрутки в Бердянске не принял у него платы за проезд. «Ваша категория, говорит, — рассказывает Григорий Иванович, — перевозится без платы». Водителю пришлось несколько раз повторять, потому что луганский пенсионер поверить не мог. Во что? Во-первых, в то, что бесплатно, во-вторых, вежливо.
А наш? Слушая его, думаешь: кошка тебя, люмпен, родила или женщина? Была ли у тебя бабушка, рассказывала ли она тебе сказки? Посещал ли ты школу? Есть ли у тебя дети? А если есть, то какую фразеологию ты используешь при общении с ними? Способен ли ты вообще к какой бы то ни было мыслительной деятельности? Интересно, какие вещи возмущают твою душу, а какие приводят в умиление? Создан ли ты, как все, по образу и подобию или это какая-то боковая ветвь человеческого вида, антропоид, недавно выбравшийся из леса?
Конечно, я знаю больше, чем пишу. Конечно, мне известны причины болезни и способы лечения. Мне, например, известно, что в Бердянске власть просто взяла и поставила перед собой такую задачу. Она сказала сама себе: водитель должен быть вежлив, особенно с отдыхающими. В других региональных столицах власти тоже находят методы не позволять этой маргинальной подгруппе выходить за пределы, назначенные им законом. Выйдешь — ответит работодатель.
Конечно, я знаю, что никакими жалобами, заметками в газету, давлением общественных организаций, скандалами в салоне маршрутки, угрозами в адрес водилы на нравы этой категории рабочего класса не повлияешь. Есть одна инстанция, ответственная за порядок в этой сфере, перед ней и следует ставить задачу. Эта инстанция — власти города Луганска.
Нет-нет, у меня, собственно, к водителю никаких претензий нет — нельзя от дикаря требовать, чтобы он жил и поступал как образцовый советский пионер. У меня претензии к городской власти — к голове, его заместителям, к начальникам соответствующих управлений или управления. Вы, господа, очень любите грудь подымать колесом и лоб важно морщить: «Центр науки и культуры…» Вы даже известные в мире города поучаете, как им собой управлять. Кулачком грозите мировым центрам: «Уж мы вас укоротим, мы вас научим…» Может, во имя общемировой культуры стоит водителей маршруток научить выражать свои шоферские чувства в более пристойных выражениях?


Лайсман ПУТКАРАДЗЕ.

13.07.2010 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: