Сегодня

Сопромат родился… на Луганском заводе

0
Сопромат родился… на Луганском заводе
Сопромат родился… на Луганском заводе

Развитие машиностроения во второй половине XIX века шло такими высокими темпами, что создание механизмов на основе прошлого практического опыта стало уже невозможным. Рано или поздно конструирование и применение различных машин должно было получить теоретическое обоснование. Продвигаться дальше чисто эмпирическим путем, без научной базы, уже было невозможно, это тормозило технический прогресс. Одним из талантливейших практиков и ученых-машиностроителей России был Иван Августович Тиме, немало лет посвятивший Луганскому заводу.






Родился будущий инженер в Златоусте 11 июля 1838 года в семье врача местного завода. Все дети в семье получали домашнее образование — отец учил их математике и физике, мать языкам и музыке. Но окружение друзей отца — горных инженеров, предопределило будущую профессию Ивана. Уже в семилетнем возрасте его зачисляют условным кандидатом в горный институт, куда впоследствии он и поступает сразу во второй подготовительный класс. В 1858 году, окончив институт с малой золотой медалью, получает распределение на Урал. Год начинающий инженер знакомится с производством, после чего назначается смотрителем золотоносного прииска. Но уже в 1861 году получает должность помощника главного механика Уральских заводов, а в следующем году — механика Екатеринбургского горного округа.
На молодого, творчески мыслящего инженера обращают внимание не только на Урале, но и в столице, и в 1863 году горное ведомство посылает его для изучения передового опыта в Европу. Командировка затянулась на три с половиной года — Тиме изучает машиностроение в Германии, Англии, Бельгии и Франции. Он посещает лучшие машиностроительные заводы, изучает конструкции многих видов машин, знакомится с научным миром. Впоследствии оказалось, что государственные средства на командировку были потрачены не напрасно — пытливый инженер ознакомился с различными механизмами не поверхностно, а детально изучил их конструкцию. Достаточно сказать, что построенный через несколько лет на Луганском заводе самый мощный в России, 2,5-тонный паровой молот он начал проектировать еще в Бельгии.
После Крымской войны небольшими силами Луганского завода строились первые казенные чугуноплавильные предприятия, в частности, одно из них — в Лисичанске. Летом 1868 года Иван Тиме был направлен на Луганский завод для создания металлургического оборудования для этого предприятия. Принялся за работу, но вскоре понял, что место для нового Лисичанского завода было выбрано неудачно. Позднее он писал: «Задолго до пуска в действие доменной печи исследование свойств угля и руд указало, что придется ожидать больших трудностей в плаке чугуна». Тем не менее задание надо было выполнять, и молодой инженер принялся разрабатывать проекты металлургического и горного оборудования. В то время Луганский завод был одним из лучших машиностроительных предприятий России, — обладавшим опытными мастеровыми, — что не могло не способствовать общему успеху. Менее чем за два года в Луганске были изготовлены, а на Лисичанском чугуноплавильном заводе смонтированы воздуходувная машина для доменной печи, пять паровых котлов, водопровод с тремя паровыми насосами. Для откачки воды из самой глубокой по тому времени шахты «Дагмара» (132 метра) изготовили паровую водоотливную машину, а также углеподъемное устройство. Впоследствии Тиме говорил, что «… при устройстве этих машин были введены новейшие приемы в работах, каковы прискабливание прямых поверхностей, обточка по калибрам и прочее». Надо отметить, что созданное им оборудование исправно работало все время существования завода.
Казалось бы, что такой объем практической работы не оставлял времени ни на что другое, но энергичный инженер находит силы на выполнение серьезных научных исследований. Он давно интересовался поведением металла при механической обработке, и именно эти опыты и заложили основы одного из важнейших разделов технологии машиностроения — механической обработки материалов. Иван Августович исследовал физическую сущность процесса, происходящего во время снятия стружки. Используя собственный богатый опыт, он дал математическую модель деформаций и разрушений, происходящих при обточке деталей. Его слова: «… сопротивление резанию есть одно из самых сложных физических явлений…, теоретическое разрешение его невозможно без практических опытов», сегодня, наверное, вспоминают все студенты, изучающие сопромат, который родился на Луганском заводе. Но успех исследований был бы невозможен, если бы его не обеспечили заводские умельцы, изготовившие по чертежам Тиме устройство, позволяющее с точностью до 0,5% измерять усилия, возникающие при резании.
Полученные результаты дали возможность найти математические формулы, определяющие усилия и скорость резания при механической обработке различных материалов. На Луганском заводе была написана книга «Сопротивление металлов и дерева резанью», которая в 1870 году была издана в Петербурге. Книга сразу же получила широкое признание как в России, так и за рубежом, и за эту работу Тиме удостоили звания профессора Горного института. Забегая наперед, можно сказать, что его дальнейшие труды в этой сфере позволили современникам отметить, что «… он создал энциклопедию практической механики во всех ее частях».
Вообще луганский период деятельности ученого-практика был необыкновенно плодотворным и дал возможность проявить его выдающиеся способности. В Иване Августовиче сочетались глубокие знания, трудолюбие, дар ученого-исследователя, умеющего дойти до физической сути познаваемого предмета или явления. Именно это и позволило, напряженно занимаясь созданием горного и металлургического оборудования, провести огромное количество экспериментов, на базе которых и был создан сопромат.
Еще в 1873 году, будучи молодым ученым, Тиме назначается членом Горного ученого комитета, который рассматривал вопросы развития металлургии, геологии и горнозаводского дела, которые в Донбассе развивались быстрыми темпами. И вот еще один пример неоценимой заслуги Ивана Августовича перед нашим краем. В связи с углублением в недра земли, в шахтах начал появляться «рудничный газ» — так тогда называли метан. Участились подземные взрывы, сопровождаемые трагическими последствиями. После взрыва на Макеевском руднике, где погибли 74 шахтера, и еще более трагической аварии на шахте в Горловке, по настоянию Тиме Горным комитетом была создана комиссия по изучению причин трагедий. Это был первый случай, когда правительство обратило внимание на сложившуюся ситуацию на шахтах, а выводы комиссии привели к пересмотру правил ведения горных работ. В журнале «Горнозаводской листок» появилась статья Ивана Августовича «Спасательные артели при каменноугольных рудниках», которая заканчивалась выводом: «Последовательные взрывы на копях… обязывают как правительство, так и углепромышленников подумать о немедленном устройстве спасательных станций на больших копях и введении спасательных приборов на небольших рудниках». Через год в том же издании появилась еще одна статья на эту же тему — «Отчет по поводу несчастных случаев с рабочими на рудниках и горных заводах», которую академик А.Скочинский назвал «… первой работой, где несчастные случаи, происходящие на русских рудниках и заводах, исследованы научно». После этих публикаций началась организация горноспасательной службы, основателем которой можно с полным основанием считать Ивана Августовича Тиме. Он также закладывает научные основы шахтной вентиляции.
Не меньшее внимание он уделял и росту технического образования среднего звена — мастеров, работающих в шахтах. Посетив Лисичанскую штейгерскую школу, Тиме отметил, что «Везде на копях нам удалось слышать похвалы по отношению Лисичанской школы». Такой отзыв отрадно было слышать от одного из первых организаторов профессионально-технического образования, который утвердил в качестве основного принципа подготовки специалистов сочетание хорошей теоретической базы с получением практических навыков. Именно Тиме ввел обязательное курсовое проектирование горнозаводских машин, многие его ученики стали выдающимися инженерами и учеными. Некоторые основали свои школы в области геологии, горного дела или металлургии. Наиболее известные среди них — Лутугин, Скочинский, Обручев, Грум-Грижимайло и другие.
Но интересы Тиме простирались далеко за пределы машин и механизмов — хорошо известна и его гражданская позиция по поводу развития Донбасса. В конце XIX века на юге России большое количество предприятий, — на которых отечественных специалистов зачастую не допускали к управлению производством, — принадлежало иностранцам. При всем уважении к профессионализму западных специалистов, в этой связи Иван Августович писал: «Нередко выбывающие русские инженеры, весьма знающие и опытные, заменяются иностранцами, часто с весьма сомнительным опытом… Настало время для правительственного вмешательства и урегулирования отношений между русским и иностранным элементом… Иностранцы наживают колоссальные прибыли, исключительно заработанные трудом русского рабочего». Прекрасно понимая, что без зарубежного капитала развить промышленность и создать новые отрасли в Донецком крае будет чрезвычайно сложно, он предостерегал от того, чтобы иностранцы контролировали экономику всего региона. Трудно не согласиться со словами Тиме: «Если иностранец явится к нам приложить свой труд и знания, то можно сказать: «Милости просим». Но когда иностранцы начинают эксплуатировать нас, скупая наши земли и усадьбы, заводя свои порядки и отодвигая русских на второй план… то невольно являются протесты и желание вовремя ограничить в должных рамках прилив иностранного элемента».
Иван Тиме был человеком высокой культуры, круг интересов которого выходил далеко за рамки технических наук и социальной сферы. Он с детства полюбил музыку, хорошо владел скрипкой. Альберт Эйнштейн, его коллега по этому, как мы сегодня говорим, «хобби», дал вполне логичное объяснение тяги любого научного работника к музам: «В научном мышлении всегда присутствует элемент поэзии. Настоящая наука и настоящая музыка требуют одного мыслительного процесса». В одном из очерков о жизни Тиме приводится такой факт: «… в 1868 году в горном клубе Луганского завода он принимал деятельное участие в концерте, устроенном в пользу пострадавших от неурожая. Здесь он сыграл два соло (без нот) известную элегию Эрнста, американскую песенку Ianki Doodle, а в трио… участвовал со своим товарищем Н.Летуновским, управителем Луганского завода (виолончель). Партию фортепиано исполняла супруга Летуновского…»
Деятельность на юге России оказалась важнейшей частью жизни Ивана Августовича и, даже покинув Луганский завод, Тиме часто и подолгу проводит время в этих местах. Он полюбил этот край, особенно «чарующим образом», как он говорил, на него действует местность в пойме Донца. В 1894 году он покупает хутор около Изюма и строит дом, каждое лето проводя в нем время всей семьей, а через двадцать лет, выйдя в отставку, перебирается на постоянное жительство. Это помогает ближе контактировать с горнопромышленниками, в съездах которых он принимает активное участие. В печатном органе съезда — «Горнозаводском листке» — публикуется много его статей, таких, как «Очерк современного состояния горнозаводского дела в Донецком бассейне», «О необходимости скорейшего водворения в России самостоятельного чугуноплавильного производства на минеральном топливе», «Южнорусские горные заводы», уже упомянутая работа «Спасательные артели при каменноугольных рудниках» и много других.
Трудно сказать, как Ивану Августовичу удалось пережить кровавые годы гражданской войны, возможно, в самое смутное время он остался жив, потому что в его судьбе принял участие известный и влиятельный в то время писатель Максим Горький. Он письменно обратился в исполком Изюмского совета депутатов, высоко оценив заслуги Ивана Августовича перед Россией: «Профессор Тиме — один из старейших русских ученых, автор многочисленных сочинений научно-технического характера, педагог, давший государству из своих учеников не одну сотню специалистов по горнозаводскому делу».
Но наблюдать за бурлящими в стране событиями Ивану Августовичу оставалось недолго — всего три года. Он умер 5 ноября 1920 года в возрасте 82 лет. При этом до конца жизни старался не замечать своего возраста, сохраняя работоспособность и ясность мысли.


Сергей Зарвовский.

6.07.2010 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: