Сегодня

История об одной букве и многих памятниках

0
 (голосов: 3)
История об одной букве и многих памятниках История об одной букве и многих памятниках

В преддверии очередной годовщины Великой Победы хочется рассказать нашим читателям одну историю, касающуюся далеких военных лет, и при этом напомнить городской власти о необходимости выполнить небольшое, но очень ответственное задание. Дело вот в чем…

 

В феврале 2011 года в Луганске пребывала делегация из Казахстана. И как водится в подобных случаях, хозяева знакомили гостей с достопримечательностями города и показали мемориальный комплекс «Острая Могила», где есть несколько захоронений павших воинов. Одно из них относится к событиям Гражданской войны 1919 года – в нем покоятся «лучшие сыны луганского пролетариата, рабочие заводов, железнодорожники, работницы, жены рабочих, их дети, защищавшие город и павшие смертью храбрых под ураганным огнем белогвардейцев». Второе – это «братская могила советских воинов, погибших смертью храбрых в боях за освобождение города Ворошиловграда от немецко-фашистских захватчиков в феврале 1943 года». И надо же такому случиться, что именно здесь, среди высеченных на гранитных плитах фамилий бойцов и командиров, гость из Казахстана увидел фамилию родственника – рядового В. Найзабекова. При этом в скобках указана также вторая транслитерация его фамилии – Нейзайбеков (второй вариант записывали, если в первоначальных документах было нечетко прописаны фамилия или имя, несколько таких случаев мы увидели на плитах).

 

Однако радость казахского гостя оказалась немного с грустью – он указал на ошибку в написании имени рядового 912-го стрелкового полка 243-й стрелковой дивизии, 1923 года рождения, погибшего 12 февраля 1943 года при освобождении Ворошиловграда. И разница всего в одной букве: на плите написано В(идайбек), а на самом деле его зовут Бидайбек. Гости очень просили исправить ошибку – заменить начальные буквы с «В» на «Б» в имени солдата и убрать вторую, написанную в скобках, фамилию. Свою просьбу они объясняли не только желанием внести историческую ясность, но и упомянули о важности их религиозных канонов, согласно которым душа человека может быть принята на небеса только в соответствии с родовым укладом.

 

Впоследствии с этой просьбой к городским властям обращались от имени совета областной организации ветеранов Украины и областной организации Украинского общества охраны памятников истории и культуры. Из числа сотрудников областного краеведческого музея была создана комиссия, которая провела обследование мемориальных досок на братской могиле советских воинов и подтвердила нахождение фамилии рядового Найзабекова на первой плите справа от памятника. Словом, подготовительная работа проведена в полном объеме.

 

– Мы пообещали родственникам погибшего воина сделать исправления, и каждый год направляли письма в мэрию и городской совет, потому что принятие подобных решений находится в их ведении, – разъяснил ситуацию председатель областной организации Украинского общества охраны памятников истории и культуры Петр Шевченко.

 

Но во время посещения Острой Могилы наша творческая группа вместе с Петром Михайловичем смогла лично убедиться: все осталось по-прежнему, ничего не исправлено…

 

– Петр Михайлович, но ведь это совершенно несложно! Почему такая оттяжка по времени?

 

– Первый год ссылались на отсутствие финансов, потом поставили в план на декабрь месяц – ну совсем неподходящий месяц для подобных работ! И вот уже третий год пошел. Неловко перед родными солдата, честное слово… Тем более, что они обещали приехать на День Победы. Что ж, будем опять напоминать и добиваться исполнения и исправления, чтобы защитник города лежал под своим именем, если уж удалось это выяснить, так как на практике нечасто такое случается.

 

– Может скинуться всем миром и сделать исправления самим, без обращения к городу?!

 

– Да я бы уже и сам это сделал, невелики те деньги, но нельзя нарушать закон! – сказал законопослушный общественник. – Есть закон о защите и охране памятников, где прописан определенный порядок действий и имеются четкие указания о том, что все памятники, находящееся в ведение города, могут быть преобразованы лишь с разрешения местных властей. Там же определен исполнитель, кто их должен реставрировать, и за счет каких средств. Все должно быть прозрачно. Кроме того, разработаны рекомендации, касающиеся внешнего вида памятников в случае их обновлении, реставрации. Иначе имеем казусы, когда местные власти или предприниматели на собственное усмотрение «разукрашивают» фигуры солдат: и глаза у них голубые появляются, и губы алеют. Поэтому и в нашем конкретном случае мы добиваемся, чтобы все было по закону. Хотя процедура эта очень долгая и очень трудная, как в документальном плане, так и в финансовом. Ну очень неповоротливая у нас чиновничья машина! И даже если найдется спонсор, который возжелает взять расходы на себя, то процесс это не ускорит, увы, а новые законодательные акты еще заставят неравнодушного предпринимателя побегать по кабинетам налоговой службы.

 

Так постепенно наш разговор во время подъема к самой высокой точке мемориального комплекса «Острая Могила» коснулся вопроса сохранности памятников вообще. Неприятным наглядным примером стали ступеньки центральной лестницы, где в нескольких местах обрушились гранитные плиты, а внутренний красный кирпич просто раскрошился до состояния трухи. А ведь ремонт здесь сделан совсем недавно…

 

– Идет беспамятство, – емко сказал Петр Шевченко.

 

Если говорить официальным языком, то охрана памятников истории и культуры — это комплекс мер и мероприятий, нацеленных на сохранение и защиту объектов, обладающих культурной и исторической ценностью. Меры включают исследование памятников, оценку их ценности, присвоение официального статуса, реставрацию и консервацию. В советское время существовал общегосударственный реестр, который формировался, начиная с уровня городов, районов, областей. Вела его специальная государственная структура, и она же получала средства из госбюджета на реконструкцию, обновление памятников согласно составленным актам, а общественные организации вместе с добровольцами из числа жителей, работников предприятий и организаций помогали наблюдать и ухаживать за ними.

 

В независимой Украине появились новые законы и законодательные акты, которые в целом сложили систему норм, предусматривающих уголовную, административную или иную ответственность за нарушение требований по охране памятников истории и культуры. В частности, принятый в 2000 году Закон Украины «Об охране культурного наследия» регулирует правовые, организационные, социальные и экономические отношения в сфере охраны культурного наследия с целью его сохранения, использования объектов культурного наследия в общественной жизни, защиты традиционного характера среды в интересах нынешнего и будущих поколений. Кроме того, законом установлено, что «объекты культурного наследия, которые находятся на территории Украины, охраняются государством» и «охрана объектов культурного наследия является одной из приоритетных задач органов государственной власти и органов местного самоуправления».

 

Правда, по ходу выполнения закона ухитрились исключить из внимания государства половину памятников советской эпохи и советским деятелям, что аукнулось их разрушением и сносом во многих городах страны. То есть из одной крайности перекинулись в другую. Хотя Петр Шевченко напомнил об уголовной ответственности за разрушение памятников, несанкционированное вмешательство, за умышленное уничтожение или повреждение государственного или коллективного имущества, так как объекты, представляющие историческую или культурную ценность, принадлежат не только государству, но и коллективам людей. Но в наши дни эти статьи Уголовного кодекса работают как-то избирательно. Особенно это стало заметно в нынешний тревожный период, когда пошло массовое «увлечение» сносом памятников Ленину, что даже получило название «Ленинопад». Согласитесь, разрушать ценности в своем государстве, провозглашая при этом европейские ценности – ну это как-то даже неприлично.

 

– В мире столетиями сохраняются памятники истории, культурного наследия, а мы не можем сохранить даже то, что создано одним предыдущим поколением. Неужели это у нас в генах?! Уровень образования вроде бы повышается, а вот уровень культуры явно идет на спад, – посетовал наш собеседник.

 

Сейчас в Украине на государственном учете находится 152 тысячи памятников культурно-исторического наследия, из которых 56 тысяч – памятники истории, 7 тысяч – памятники монументального искусства, около 15 тысяч – памятники градостроительства и архитектуры.

 

В Луганской области насчитывается более 600 памятников, посвященных Великой Отечественной войне (вместе с могилами) и 111 памятников советской эпохи (в основном посвящены Гражданской войне и революции, деятелям советской эпохи, в том числе Ленину). Все они внесены в общий список памятников, формирование которого на уровне региона почти завершено, но понадобится еще два-три года для определения культурологической ценности и значения (местного или государственного) каждого из них. После чего начнется подготовка документов для внесения их в реестры разных уровней – государственный, областной, местный. Затем оформляется охранная грамота на каждый памятник, определяется территория и подчиненность его либо юридическому лицу, либо частному лицу (и такое возможно), чтобы знать, кто будет обеспечивать сохранность, содержание, реставрацию. Ведь состояние многих памятников далеко от идеального.

 

– Работы предстоит еще очень много, – заметил Петр Шевченко, настаивающий также на составлении областного реестра. – Например, нас тревожит состояние многочисленных привокзальных памятников, придорожных, особенно тех, что стоят на границах районов, областей. Наша общественная организация пытается отследить этот процесс, но все же основная работа возложена на местные органы власти, где созданы специальные отделы охраны памятников, и на сотрудников музеев. Общественная организация занята спасением в первую очередь тех памятников, которые имеют солидный исторический возраст, для чего собираем информацию, фотографируем. В основном вся работа проводится за счет личных средств активистов и неравнодушных людей.

 

Беспокоит председателя областной общественной организации отсутствие разработанной схемы и правил обследования памятников. Особенно это касается технических памятников, ведь никто не сможет сказать, как будет вести себя через пять-десять лет танк или самолет, установленный сегодня на пьедестал.

 

– Еще вижу наш пробел в том, – продолжал Петр Михайлович, – что мы не занимаемся сохранением памятников технической архитектуры – тех же заводских цехов с уникальной кладкой XIX века или сводчатой кладкой, а ведь сегодня не найдешь мастеров, умеющих их выкладывать! Поэтому вместе с блогерами предпринимаем попытку договориться с собственниками заводов, а это, как правило, уже частные предприятия, чтобы с помощью фото- и видеокадров зафиксировать эти строительные образцы для истории. Может, когда-нибудь придется реставрировать их или имитировать объект под старину, тогда и пригодятся подобные архивы.

 

А вот что будет предпринято на государственном и местном уровнях в плане дальнейшей охраны и сохранности множественных пока еще существующих памятников истории и культуры – неясно, поскольку процесс оказался слишком заполитизированным. Это вам не египетские пирамиды, стоящие тысячелетия!

 

На Острой Могиле побывали Елена КОПТЕВА и Юрий СТРЕЛЬЦОВ (фото).

История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках
История об одной букве и многих памятниках

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: