Сегодня

Владимир ПРИСТЮК: «Людям важно понимать, почему и зачем им надо затянуть пояса»

0
 (голосов: 0)
Владимир ПРИСТЮК: «Людям важно понимать, почему и зачем им надо затянуть пояса» Владимир ПРИСТЮК: «Людям важно понимать, почему и зачем им надо затянуть пояса»

В ноябре прошлого года председатель облгосадминистрации Владимир Пристюк, подводя итог трех лет своей работы в этой должности, ответил на пресс-конференции и на вопрос «НГ» о том, какими ему видятся перспективы развития экономики Луганщины в наступающем 2014 году. В частности, он выразил опасения по поводу предстоящего подписания договора об ассоциации с Евросоюзом, так как, по его мнению, промышленность востока Украины, имеющая тесные связи с российскими партнерами, не готова резко переориентироваться на европейский рынок. Вскоре, как мы помним, правительство отложило подписание этого договора.

 

С тех пор прошло четыре месяца, наполненных экстраординарными событиями, и очевидной стала правота тогдашней украинской власти: к полноценному экономическому партнерству с европейцами украинский бизнес не готов и сейчас, поэтому на днях была подписана только политическая часть договора, а также нам крайне необходима финансовая поддержка извне, над чем прежняя оппозиция, а нынешняя власть тогда иронизировала, а сегодня сама ждет тех же миллиардов от более сильных государств.

 

Мы уже знаем итоги первых двух месяцев текущего года в реальном секторе экономики страны и региона, видим тенденции марта. Вокруг этого и построим нашу беседу с заместителем председателя Луганского областного совета Владимиром ПРИСТЮКОМ.

 

У гигантов — проблемы

 

— Статистика, к сожалению, неутешительна. В январе-феврале в области зафиксирован спад промышленного производства к аналогичному периоду прошлого года на 5,9 процента. Примерно такой же показатель и в целом по стране.

 

— Экономика Украины на начало этого года, можно сказать, банкрот, а экономика области – ее часть. За счет чего она будет развиваться? Ответа на этот вопрос нет, и это главная проблема. У нас 12 предприятий дают 80 процентов объема производства. Они, как и весь экономический потенциал Луганщины, по объективным причинам в значительной степени ориентированы на экспорт, главным образом – в Россию. У нас уже есть проблемы, а будут еще более серьезные.

 

К примеру, Стахановский вагоностроительный завод. Заказов на апрель у него уже нет. Мощности завода таковы, что там могут работать не менее пяти тысяч человек, а сейчас, естественно, персонал будет сокращаться. Для Стаханова это серьезная проблема, так как завод, по сути, является градообразующим. Если он не работает, значит, не платятся зарплаты, не идут отчисления в бюджет – целая цепочка негативных последствий.

 

— В Северодонецке таким предприятием является объединение «Азот»...

 

— Да. Наши азотные удобрения напрямую зависят от стоимости газа. Этот вопрос на сегодня с Россией не решен, а альтернативного источника нет. Уже нынешняя цена на газ делает продукцию «Азота» неконкурентоспособной как на внутреннем, так и на внешнем рынках. А если со второго квартала, как говорят, тысяча кубических метров газа будет стоить 500 долларов, то, по сути дела, мы можем поставить точку на химической отрасли.

 

— И стекольной тоже.

 

— Ее продукция тоже неконкурентоспособна. На внутреннем рынке – из-за таможенных процедур и пошлин, которые создают преимущество аналогичному российскому и китайскому товарам, а на внешнем – тоже из-а цены природного газа.

 

— Пока у нас машиностроение идет два месяца с плюсом, надо понимать, за счет успешной работы «Лугансктепловоза», который наращивает производство.

 

— Но и здесь вскоре может включиться политическая составляющая. Если между Россией и Украиной пойдет экономическая война, это напрямую скажется на загрузке мощностей этого предприятия, ведь его продукцию покупают только россияне. Завод начал работать, получать прибыль, повысил зарплату, увеличил количество работающих, у него есть план по дальнейшему росту производства – до 300 секций в нынешнем году. Но это может завтра остановиться.

 

— Уже не первый год, Владимир Николаевич, область волнует судьба нашего нефтеперерабатывающего гиганта. Вроде появилась обнадеживающая информация: «Линос» ведет ремонт, готовится к возобновлению переработки нефти. Как теперь будет, в новых сложившихся условиях?

 

— Тут тоже все зависит от политики. Потому что до сих пор проблема заключалась в том, что из-за введенных непропорциональных пошлин и акцизов производить и продавать светлые нефтепродукты завода оказалось дороже, чем завозить их из-за рубежа. Эта тема стала предметом очень длительного диалога, и, в принципе, россияне были настроены в июле возобновить производство. Они, действительно, ведут к этому подготовку, но закачивать нефть начнут только тогда, когда будут решены финансовые и, я думаю, уже политические вопросы. Для нас это очень важно, потому что НПЗ — тоже предприятие градообразующее, оно определяет жизнь Лисичанска, настроение людей, политизацию населения.

 

— Стахановский завод ферросплавов прирастил объемы более чем в четыре раза к началу прошлого года. За счет чего?

 

— За счет того, что отечественным ферросплавным заводам, в том числе и нашему, правительством Азарова был предоставлен льготный тариф на электроэнергию. Если этот тариф вернется к прежнему размеру, то СФЗ протянет месяц-два, от силы полгода. Все зависит от линии государства. Уменьшая стоимость электроэнергии для таких заводов, оно, по сути дела, дотирует эту отрасль. Не думаю, что в мировой практике есть аналогичные процедуры. Но оставят ли так, как есть, или вернут рыночную цену, не могу сказать, потому что сегодня многие вопросы публично не обсуждаются.

 

— На днях министр экономического развития и торговли Украины Павел Шеремета заявил: никаких преференций отдельным отраслям не будет — благоприятные условия для развития надо создавать всей экономике в целом. Тут поневоле запереживаешь и за наших угольщиков — они пока работают, зарплату получают, но как сложится дальше? Правда, министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан в свою очередь заверяет: государственная поддержка этой отрасли будет сохранена. А какие перспективы у проекта строительства за счет китайских инвестиций, в том числе и в нашей области, заводов по производству газа из угля?

 

— Никаких. А ведь этим проектом мы, получая собственный газ, могли дать устойчивую работу угледобывающим предприятиям области, адаптировать их под конкретный сбыт. Для нашей территории угольная тема еще долго будет среди ведущих. Чтобы закрыть шахты, как сегодня предлагают горячие головы, в том числе и в Кабинете Министров, ума много не надо, но что делать с людьми и инфраструктурой шахтерских территорий? Да, бюджет для угольщиков был в этом году неплохой, но, по моим данным, его сократили на 2 миллиарда гривень. Сейчас другая проблема возникает: если экономика еще больше ухудшит свою работу, соответственно сократится потребление электроэнергии и производство металлургической продукции, а значит, угля потребуется тоже меньше, его профицит увеличится.

 

Решать надо втроем

 

— В одном из недавних интервью, Владимир Николаевич, вы сказали, что видите сворачивание малого и среднего бизнеса.

 

— Это естественный процесс. Люди находятся в постоянном политическом напряжении. Все видят: то, что происходит в стране, ведет к разрушению экономики. Малый и средний бизнес в основном рассчитан на услуги населению, а его платежеспособность падает, и это не может не сказаться на сфере услуг.

 

— Кроме того, неуверенность в завтрашнем дне ведет к тому, что люди экономят на черный день.

 

— Да, с одной стороны, у них уменьшается количество денег, потому что растет стоимость доллара, которая изменяет стоимость товара, и многие свои средства приберегают на будущее, переводя их в иностранную валюту.

 

— Инфляция очень резво стартовала в нынешнем году. Тоже из-за роста курса иностранной валюты?

 

— Прежде всего — из-за нестабильности в целом в государстве. Экономика всегда быстро реагирует на политическую ситуацию. Сегодня вопрос: насколько нам готова помогать Европа?

 

— Пока на словах.

 

— А нам надо уже сейчас, потому что положение катастрофическое. Свободных оборотных средств у многих предприятий просто нет, инвестиции остановились. Мое личное мнение: минимум 30 процентов своего валового дохода предприятие должно направлять на развитие, на воспроизводство, на техническое перевооружение. Не занимаясь перспективой, оно не имеет будущего. Но на это нужны средства. Нет реализации – нет средств. Это очень хорошо сегодня чувствуют наши машиностроительные заводы. Как уже было сказано, внутренних заказов у них нет, а россияне пока отказываются от их продукции. И эта ситуация, к сожалению, будет нарастать, потому что мы видим: напряжение в отношениях между Украиной и Россией усиливается. Чем оно закончится, неизвестно.

 

Действия нынешнего правительства, в принципе, понятны: сделать секвестр бюджета, максимально сократить расходы, но это все – техническая работа. Я же вижу практическую сторону. В частности, повальное механическое сокращение госслужащих, которые являются основным фактором развития государства, без понимания того, что их функции кто-то должен сегодня выполнять. Отсюда и неэффективность власти. Даже если она будет суперэффективна в Киеве, на местах при таком раскладе это будет снивелировано.

 

— Поневоле приходишь к выводу: после «революции достоинства» в стране назревает революция пустых кошельков, потому что если промышленность сворачивается, а это происходит, если не будет поступлений в бюджеты, если тарифы ЖКХ поднимут, а их поднимут, потому что иначе западные деньги страна не получит...

 

- Я понимаю прекрасно, что деньги никто не дает так, а под какие-то гарантии, программы. Но есть вопрос: как можно повышать тарифы в тот период, когда население политизировано? Люди могут платить за коммунальные услуги столько, сколько могут. За время моей работы я узнал простую истину: сколько раз ни повышай тарифы, а общая сумма собираемости средств за эти услуги остается практически одна и та же.

 

Тем не менее, вектор движения Украины сегодня определен — в Евросоюз. Но кто-то сегодня публично скажет, что от этого мы все вместе выиграем? Беда предыдущего руководства страны была в том, что все это делалось келейно: переговоры, расчеты...

 

— Но сейчас Европа в одностороннем порядке на время открывает нам свой рынок.

 

— Кто нам в Европе даст торговать, когда там перепроизводство? Какая страна позволит это сделать? Они будут смотреть на соответствие их стандартам, нормативам, требованиям, а кто профинасирует приведение наших технологий и нашей продукции к ним? А ведь допуск на товарный рынок – это часть разговора. Пусть нам европейцы упростят и сделают безвизовый въезд в Европу, раз мы вступили с ними в ассоциацию. С Россией же безвизовый у нас режим. Думаю, что при любом варианте, даже при том, что произошло с Крымом, нынешнее правительство должно максимально вести переговоры с Россией. И пытаться садиться за стол втроем: Россия-Европа-Украина. Я считаю, это высочайшая задача, которую должен поставить новый президент, подкрепив ее соответствующими парламентскими решениями. В тройке есть ответы на все вопросы – и политические, и этнические, и национальные, и экономические. России выгодно через Украину идти в Европу, как и Европе через Украину в Россию. И Украина – тот мостик, который может обеспечить это сообщение.

Россия сегодня ориентирована, как бы кто ни хотел, однозначно на Европу, потому что там есть рынок. И Европа прекрасно понимает, что в России — просто громадный рынок. У всех свои интересы, надо учитывать их и находить правильное сочетание, односторонне разрешить этот узел проблем не получится.

 

Нужен честный, открытый разговор

 

— То есть ваши ноябрьские опасения насчет европейского вектора движения не развеялись?

 

— Меня волнует, что мы при этом выигрываем. Населению надо сказать: если мы завтра откажемся от сотрудничества с Россией в том формате, который есть, и меняем курс на ЕС, что у нас в итоге будет. И честно ответить на вопрос, в состоянии ли мы осилить новую задачу, стоит ли за нее браться. Простой вопрос, как в семье, в бизнесе... Есть какое-то предложение, мы должны сесть и посчитать, в состоянии мы его «потянуть» или нет. Если нам оттуда компенсируют издержки, мы должны понимать, что нам дают деньги в долг, в течение какого-то периода мы должны что-то сделать, и если получится хорошо, будет прибыль – мы обязаны отдать то, что занимали. Если мы это не сможем сделать, тогда выходит, что просто будем нахлебниками. Я лично не хочу быть нахлебником.

 

То же самое по России: что выиграем, что потеряем? Это экономика, сухие цифры, но они должны быть посчитаны честно и объективно. Если Европа нам помогает кадрами, знаниями, опытом, принимает в свою семью, и при этом еще финансово помогает и дает нам реальные кредиты, которые мы можем освоить и нормально отдать через какое-то время, то почему нет – я только за. Но беда же в том, что пока идет только разговор, только обещания.

 

Кроме того, если мы принимаем такой кредит, это должно быть мнение страны, а не премьер-министра, людям важно понимать, почему и зачем им надо затянуть пояса. К сожалению, такой разъяснительной работы пока нет. Ездят друг к другу делегации, приятно, что летают не чартерными рейсами, но... пока ни ясности, ни света в конце туннеля не видно.

 

— А новое правительство работает уже второй месяц...

 

— Те люди, которые сегодня на руководящих должностях, были и во власти, и в оппозиции. И, как мне кажется, могли бы уже давно расписать перспективу дальнейшего движения страны, ее стратегию. Как, помните, была в свое время программа Григория Явлинского «500 дней» — четкий, понятный план… Пока же мы зачастую слышим поспешные и несогласованные заявления. Тот же пример по вводу налога на депозиты. Не успели сказать о нем, как люди начали еще активней снимать свои вклады. Тут же от этой идеи отказались. Ну, это несерьезно...

 

— Несерьезно также, когда Парубий говорит: вводим визовый режим с Россией, а Яценюк: надо хорошо подумать...

 

— Да. А что такое визовый режим? Это часть экономических взаимоотношений, это сигнал, что экономика будет меняться в рамках данных отношений. Сегодня публично подобные вещи надо преподносить не как заявления, а как приглашение к совету: давайте проконсультируемся, проведем социсследования, блиц-опросы... Давайте предложения от местных органов власти по тому или иному проекту, покажите его плюсы и минусы.

 

— С восточными областями, граничащими с Российской Федерацией, надо бы советоваться в первую очередь, и не только по визовому вопросу.

 

— Тем более что они создают основные материальные блага в стране. Хотя бы для виду показать, наладить общение. Признаюсь, я, человек, сведущий в вопросах того же бюджета, сам не понимаю, что происходит. А что делать более далеким от управления страной людям? Пользоваться слухами? Тем более сейчас, когда политические движения занимаются совсем другой работой, нагнетая в обществе напряжение. Я до 1 марта как губернатор делал все, чтобы у нас не было каких-либо эксцессов, потому что они сразу же влияют на экономику. Собирал оппозицию, лидеров правых и левых, объяснял: «Ребята, пусть там в Киеве разберутся без нас. К нам рано или поздно придет беда, как только начнет лопаться экономика». Вот сегодня мы уже видим, что в Луганске в марте подоходный налог будет меньше. Значит, уменьшилась зарплата...

 

— ...И увеличилась безработица.

 

— Дальше: политическая ситуация привела к тому, что авиакомпанией ЮТэйр принято решение с 1 апреля отменить рейсы из Луганска. Уменьшились транспортные перевозки, товарооборот торговли. Все это говорит о том, что начинается дисбаланс. Он бьет по людям, вызывает их недовольство, а тем более когда это еще подогревается через СМИ. Я лично делал все, чтобы такого не было. И за каждое предприятие боролся, чтобы у него были какие-то заказы, развивал внутриобластную кооперацию.

 

— Давайте, Владимир Николаевич, подведем итог нашему разговору.

 

— Скажу так: то, что сменяются правительство, президент, – нормальное явление. Перемены двигают общество. К сожалению, в прежнем правительстве было очень много негативного. И высокая коррупция, и авторитарное управление, и очень жесткая вертикаль, и отсутствие инициативы местного самоуправления, и многие другие процессы, которые вывели людей на Майдан. Мне бы, может, и хотелось ошибаться и надеяться, что нынешнее правительство сделает все возможное, чтобы выполнить те функции, которые возложены на государство… Что нужно сейчас Украине? Максимум возможностей населению, максимум свобод, максимум отсутствия коррупции, и самое главное – работа в автоматическом режиме казначейства. Оно и раньше, и теперь работает в ручном режиме. При этом тормозятся не только государственные средства, но и деньги местных органов власти. Мы даже приняли решение, чтобы погасить за счет областного бюджета кредиторку прошлого года, даже государственную, и ничего не можем сделать: конец марта – платежки лежат. Считаю, что это и проблема общая, и боль общая, и решать ее нужно вместе, сообща.

 

— Будем надеяться, что в будущем у нас будут более оптимистичные темы для интервью. Спасибо вам за разговор!

 

Беседовала Зоя ПУТРЕНКО.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: