Сегодня

По лестнице — только вверх

0
 (голосов: 1)
По лестнице — только вверх По лестнице — только вверх

Игорь Баголей родился 6 мая 1965 года в городе Луганске, учился в Воркуте. В 1983 году поступил в Саратовское театральное училище. В 1984 году со второго курса училища ушел в армию. Служил в химвзводе водителем. Службу проходил в Германии, в городе Карл-Маркс-Штадт. Во время службы пел в хоре, с гастролями объездил всю ГДР. После армии вернулся в театральное училище, которое окончил в 1990 году, и стал актером саратовского театра драмы. В 2006-м — дебют в кино, а в 2007-м дебютировал как режиссер на сцене своего театра. Вместе с женой Любовью ведет курс на театральном факультете Саратовской консерватории (в 2008 году выпустился их первый набор). Заслуженный артист России (2002).

 

В Саратове Баголей — настоящая театральная звезда, на спектакли с его участием ходят специально, чтобы посмотреть на актерские находки и проживание им роли-образа. Потому как каждая роль для него — отдельно взятая жизнь.
И все же любимый публикой артист считает, что главное — соответствовать предлагаемым обстоятельствам собственной жизни. И успевает в ней, в собственной жизни, все — играть ведущие роли в спектаклях Саратовского академического театра драмы имени И.А. Слонова, преподавать на театральном факультете консерватории, воспитывать дочерей — Маргариту и Варвару, сниматься в кино и рекламе, а еще быть всегда в отличной творческой форме и хорошем настроении.
— «Я занимаюсь любимым делом да еще зарплату за это получаю». Такая шутка ходила во времена моей молодости. Действительно, тогда даже маленькая зарплата не мешала нам называть актерское дело любимым. Сегодня же те, кто остается в этой профессии, в какой-то мере полусумасшедшие люди. К нам часто приезжают режиссеры и удивляются, что в нашем театре остался золотой фонд сорокалетних, потому что в других театрах сейчас либо молодняк, который еще не успел в бизнес уйти, либо старики, которым уже поздно куда-либо уходить, — так говорит Игорь Михайлович в одном из интервью местной прессе.
А вот еще одно его размышление вслух:
— Однокурсники некоторые в Москве. Теперь уже и студенты бывшие там. Иногда думаешь: а почему ты остался здесь? Если смотреть на наше дело рационально и как бы со стороны, то мы, как теперь говорят, обслуживаем население. Мы — обслуга. Я обслуживаю хорошим творчеством тех людей, которые живут в Саратове. То же, в принципе, что делают мои столичные коллеги. Только у них за счет телевидения охват пространства и населения больше. А моя территория маленькая. И я должен честно на ней отработать. Я хочу по окончании спектакля спокойно смотреть прямо в глаза тем людям, которые приходят его посмотреть. Хочу, чтобы они меня любили. И чтобы в этой любви обязательно содержалось уважение.
Вообще из таких высказываний Баголея, появляющихся в печати время от времени, вполне мог бы сложиться его портрет-зарисовка. Ведь на вопросы журналистов Игорь Михайлович отвечает не односложно, а открываясь нараспашку — привычка общения с публикой со сцены. Судите сами.
Баголей об актерском ремесле:
— Актерская профессия — вещь непредсказуемая: сегодня пан, завтра пропал. Каждый день нужно доказывать свое право выходить на эту сцену, как банально это ни звучит. Если честно, то я перед каждым своим выходом волнуюсь, как в первый раз.
Баголей о таланте:
— Настоящий талант должен быть голодным. Только не в прямом смысле этого слова. Талант должен быть голодным до работы. Обладать стремлением и желанием быть лучшим. Если же говорить о голодании исходя из неимения материального достатка, то это, конечно, унизительно для актера, да и для любого человека, имеющего отношение к искусству.
Баголей о профессиональной конкуренции:
— Иногда мне очень хочется быть конформистом. Но в наших условиях, в нашей профессии и в нашем сегодняшнем жизненном ритме это практически невозможно. Потому что тогда ты можешь только спускаться, а по лестнице надо все время идти вверх. На ней даже стоять не получится, неудобно. Движение туда-сюда постоянное. Усилия приходится прикладывать тоже постоянно. А если перед тобою спина, которая мешает? Надо обойти, да так, чтоб не столкнуть. За шиворот и вниз — проще. Но ощущать себя подлецом не хочется. Жить не в ладах с совестью — тоже. А конформистом в движении быть нельзя.
Баголей о деятельности вне лицедейства:
— Режиссером себя не считаю. Моя режиссерская и педагогическая деятельность — вынужденная, хотя, безусловно, и доставляет мне удовольствие. Мне, как педагогу, естественно, хочется, чтобы мои студенты в процессе обучения попробовали практически все. Ведь наверняка не все из них посвятят свою жизнь искусству. Поэтому я всегда говорю им: пробуйте все, пока есть такая возможность, будьте честными, теребите свою душу. Студент должен обладать острым желанием стать большим и интересным людям, а это может случиться только тогда, когда у него горит душа и он не боится ее терзать и быть успокоенным.
Баголей о возрасте:
— Я смотрю на себя в зеркало и понимаю, что взрослею, мягко говоря, и настанет то время, когда придется поменять амплуа. Я отношусь к этому спокойно и надеюсь, что это произойдет естественно. Но мною движет постоянное желание узнать что-то новое, мне все время кажется, что я не доучился. Поэтому мне интересно. И еще я ужасно ответственный человек. Боюсь куда-нибудь опоздать. Боюсь не оправдать ожидания своих покойных родителей. Боюсь не соответствовать своим детям, своим отцовским обязанностям. Хочу, чтобы мои студенты знали, что у них хороший педагог. Эти страхи живут во мне.
Баголей об игре и жизни:
— Я просто пытаюсь уйти от того, что мне мешает, что мучает или парализует, плевать на обиды и уходить от любой черноты, от тех глупостей, что путаются под ногами, преграждают путь к тому, что действительно интересно, что является творчеством. В детстве я очень любил играть. А когда играл, очень сильно верил в предлагаемые обстоятельства. До сих пор я сохранил веру в предлагаемые обстоятельства своей жизни. Я в жизни не играю. Я знаю, что такое реальность и что такое сцена. Но предлагаемым обстоятельствам собственной жизни я должен соответствовать. Вот мне дали звание. По гамбургскому счету это смешно, но ведь и ему я тоже должен соответствовать. И не выглядеть соответственно, а именно — соответствовать.

 Мой самый строгий критик — моя старшая дочь Рита, — признается актер. Свое мнение она всегда высказывает довольно резко. Самая низкая оценка в ее глазах — «смешной». Она решила пойти по моим стопам. Это было целиком ее решение, что из этого получится, увидим. Не могу сказать, что мы с женой были рады такому выбору, хотя отговаривать не стали. Мои же родители гордились тем, что я решил выбрать для себя профессию актера… Я счастливый человек — отец, муж, актер. У меня есть такая опора в жизни — мои женщины. 
— Говорят, что люди идут в актерскую профессию, чтобы избавиться от застенчивости. Это так?
— Я считаю, что в этом есть доля правды. Вообще-то, я человек очень стеснительный и робкий. Многие вещи мне давались и даются с трудом. Моя дочка в этом очень на меня похожа. При всей своей эпатажности, наступают моменты, когда она тоже какие-то вещи стесняется делать. Наверное, это какой-то заданный мною генетический код.
— Тогда скажите, отчего вы получаете удовольствие в жизни?
— Когда я переступаю через свою стеснительность. Очень люблю быть неожиданным и удивлять окружающих. Чтобы они потом сказали: «Ага, ты можешь быть и таким. Мы от тебя не ожидали». Люблю быть неожиданным даже для себя. Очень хорошо, когда это еще видят и те люди, от которых зависит твоя творческая судьба.
— Игорь, тебе часто говорят о внешнем сходстве с Машковым?
— Не часто, но говорят… Я из-за этого особо не переживаю. Ведь не только я на него похож, но и он на меня, правильно? Еще мне говорят, что и на Гаркалина похож, и на героя какого-то американского мистического сериала. Я очень спокойно к этому отношусь — лицо такое, можно найти сходство со многими людьми.
Свой 45-й день рождения, в позапрошлом году, актер отметил прямо на сцене — исполнил роль в премьерном спектакле «Женитьба». За роль Подколесина в этом спектакле получил «Золотого Арлекина» в номинации «Работа актера в драматическом театре (мужская роль)».
— Подколесин сомневающийся, а значит мыслящий человек, а такой мне всегда интересен, — говорит артист. — При внешней кажущейся бездеятельности он живет очень интенсивной внутренней жизнью. Каждая роль соответствует, прежде всего, тому, что в тебе самом происходит в этот момент, сегодняшнему твоему настроению и отношению к окружающему миру. Поэтому есть и эта ответственность — за то, что в тебе происходит, с чем можно выходить к зрителю, а с чем наедине с собой разбираться. В любом персонаже я ищу то, что его оправдывает.
С кино у Игоря Баголея отношения складываются непросто. Например, в «Эре Стрельца» он сыграл роль директора фирмы, очень состоятельного человека. Правда, его «жизнь» в киноленте была недолгой. Из 12 серий он появился лишь в пяти, а потом его героя убили. Для Баголея это была вторая роль в кино.
До этого Игорь дебютировал в фильме «Парижане». После работы на одной съемочной площадке с Пьером Ришаром, Натальей Селезневой, конечно, хотел сниматься еще. Поэтому приглашений ждал, но все равно предложение от питерских киношников для него стадо полной неожиданностью.
— Жить в провинции, совмещая массу забот, с двумя ночами в поезде для отсъемки одного игрового дня крайне сложно, — поясняет Игорь Михайлович. — Поэтому чаще приходится отказываться. Что я успел? Я снимался в сериалах «Парижане», «Эра Стрельца», «Передел. Кровь с молоком», «Адвокат», «Мент в законе-5». Прошлым летом молодой московский режиссер Вадим Арапов снимал в Саратове малобюджетный фильм с условным названием «Лето над Волгой» («У неба, на краю». — Ред.). Мы согласились ему помочь — может, что получится.
Премьера фильма «У неба, на краю» ожидается в скором времени. Так что у нас есть возможность увидеть своего земляка на большом экране в новой роли.

Подготовила Марина КИРИЛЛОВА.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка:
Ремонт форсунок здесь.