Сегодня

Войны однофамильцев

0
 (голосов: 3)
Войны однофамильцев Войны однофамильцев

В рубрике «Главное» информационный сайт сообщает: «Комитет министров Совета Европы призывает Украину и Россию не начинать боевые действия», а на столе, под монитором, лежит листовка, в которой жителей Луганска инструктируют, как вести себя во время артобстрела (см. фото ниже).

 

Кунштюк однако – уроки ГО обрели актуальность… Избалованные мирной жизнью, забывшие, чему учили в школе военруки, мы вдруг ошалело посмотрели вокруг себя: оказывается, это возможно. Думали, никогда не пригодится.

 

Читаю: «Если артобстрел! Где прятаться?» Слева доброхот показывает, где прятаться опасно: «Небезопасно: под транспортом, в транспорте, подъезды жилых домов, дистанция от многоэтажных домов меньше 40 м, подвалы». Почему так мало? Опасных мест больше. Артиллерия («Если артобстрел!») теперь такая, что может обрушивать многоэтажные жилые дома.

 

Чувствуется неответственный подход к делу. Артиллерия – она бывает всякая-разная, всякого-разного предназначения, всякой-разной классификации. Пушки, гаубицы, минометы, безоткатные орудия, пусковые установки. Это (ну, согласитесь) надо сильно напрячь фантазию, чтобы она нарисовала картину массированного использования артиллерии на подступах к Луганску, другим крупным населенным пунктам. Это надо, чтобы противник двигался фронтом и чтобы ему противостоял такой же фронт – армия, две армии, три… А такие масштабы приближают нас, точнее, возвращают в период Великой Отечественной войны.

Если, взявшись за кончик, начать разматывать клубок, придется выстраивать строго—единственно-возможную логическую цепь. Дурак будет собирать армию, армии (интересно, как бы их назвали стратеги в штабах? 1-й Донбасский фронт? 2-й Донбасский? Или Восточно-Украинский фронт?) против Луганска-Донецка-Харькова, а не двинет их через Чернигов на Киев. Или кто-то думает, что, решившись на подобное решившийся на подобное ограничится воссоединением исторически казачьего Краснодона с Областью Войска Донского? Вот еще удовольствие – быть склоняемым на всех мировых площадках за полуостров и пару восточных районов! Если уж потянулась рука к бороде монарха соседней державы, то не для того, чтобы вырывать из нее пару волосков. Волоски – оно даже обиднее, унизительнее, чем приглашение к настоящей драке. Если уж… то две трети территории – как раз то, ради чего стоит ссориться с человечеством и историей. А это задача масштабная. Как раз потребуются армии, фронт. И где их размещать? Как двигать? Представляете, артобстрел позиций обороняющихся, сводки, грохот в мировой прессе, дым над городами, потоки беженцев? А еще представьте себе реакцию мирового сообщества. Она не ограничится замораживанием счетов дюжины олигархов и пары дюжин малообразованных парламентариев. Чтобы реализовалась картина, предложенная листовкой на подъезде, допустим, в Луганске, на него должны двинуться как минимум две армии. Зимой 1943 года, когда Луганск состоял из пары коротких улиц, его освобождала 3-я армия под командованием Дмитрия Лелюшенко. Хотя немецкие генералы (прости меня, Господи, но они были хорошие спецы) не ломали долго голову и увели войска из города. Так что как минимум две армии. И – обязательно – в нем должна укрыться также армия. Семьдесят лет назад, когда в окопах сидели миллионы солдат, можно было… нужно было, подойдя к крупному населенному пункту на территории неприятеля (в некоторых случаях и на освобождаемой территории), бить по нему, пока стоит хоть одно здание, – Берлин разбомбили в крошку, Дрезден союзники стерли с лица земли, в Сталинграде стены целой не осталось…

 

Да я и сам знаю, что изложенное выше – фигня на постном масле, но: а) полуостров уже не входит в состав Украины, б) не Маруся из села Козоплясовка, а комитет министров СЕ умоляет Украину и РФ не начинать боевые действия, в) проблема обозначена четко: «Где прятаться?»

 

Где прятаться! Где прятаться! Да уж точно не там, где советует картинка, скопированная (судя по стилю) с учебников сорокалетней давности: «Безопасно: водостоки, канализационные люки, вдоль высоких бордюр (двойка за русский язык – правильно: бордюров!), подземные переходы, метро, бомбоубежища, подземные овощехранилища». Ничего не имею против бомбоубежищ и подземных переходов. Остальное – бред собачий. Нет у нас метро, водостоков (попробуйте снять с них бетонные плиты, да и забиты они давно мусором).

 

Обратимся все же к здравому смыслу. Если мир все же сойдет с ума, а соседи все же переживут катастрофу сознания, что позволит собрать в степи пару армий (в степи, не в польских лесах вдоль советской границы весной-летом 1941 года), а потом эти военные машины начнут движение по территории, артиллерия примется обрабатывать города, то никаких водостоков и канализационных люков, а – в деревни, в поселки, в районные центры. Они в Великую Отечественную войну не были целью авиации и даже полково й артиллерии, не говоря о корпусной и армейской.

 

Моего безумия хватит на то, чтобы всерьез рассуждать о войне между (изберем наиболее фантастический вариант) Канадой и, скажем, Молдовой, но его, даже простимулированного изрядным количеством водки, не хватит на то, чтобы представить луганчан прячущимися от бомб в подземных переходах. И не потому что интересы Молдовы ни в какой вселенной не войдут в противоречие с интересами Канады или Перу, а потому что война в двадцать первом веке – это математика, а не кабинет писателя-фантаста.

 

…Есть точные науки и все остальное. Война – это математика. Ее не планируют и не ведут по-маниловски, когда мосты воздвигают себя сами, а император, узнав о великой дружбе двух помещиков, прослезившись, вдруг взял и произвел их в генералы. Операцию планируют тщательно, считают долго: от количества патронов до алюминиевых ложек (американцы, те в своих планах -- и туалетную бумагу и баранину для солдат, исповедующих ислам). Семьдесят три года назад стратеги, готовясь к молниеносной войне (а затем ведя глобальную схватку), двигали по картам группы армий, -- счет шел на миллионы. Миллионы солдат, миллионы тонн, миллионы штук, миллионы могил. Если планируется завершить кампанию к осени, то потребуется столько-то гробов для павших (немцы увозили убитых на родину, потом хоронили на месте, но в гробах), а если война продлится еще полгода, то… а два года войны потребуют столько дополнительных ресурсов. (Они, кстати, из угля нефть делать научились, когда жизнь заставила.) Сначала планирование, потом операция. Даже генералам должно быть понятно (судя по Крыму – даже не понятно, а усвоено), что массированными силами не то что международная общественность, а свое собственное руководство, свое собственное население не позволит вести кампанию. Тем более что вести ее придется не против племени сиу-лакота, а против… однофамильцев. (Оцените находку. За использование в нынешней ситуации слова «братья» сам себе в морду дашь, а однофамильцы – то что надо. Вроде как и родственник, но, временно, не братья.) Даже против неоднофамильных грузин война велась так, чтобы избежать большого количества жертв. Против однофамильцев действовать потребуется так, чтобы вообще избежать похоронок. Как? Ответ: см. Крым. Это мой основной аргумент против необходимости присматривать себе убежище поближе к дому. Завыла сирена, и женщины с детьми побежали в укрытие. Нет-нет. В моем воображении все происходит не так… А вы не ругайте воображение журналиста. Продукты его работы, кажущийся бредом сивой кобылы, почему-то воплощаются в реальность (см. Крым, а до Крыма – см. конфликты на территории бывшего СССР), -- почему-то генералы в штабах и политики в своих офисах приближения этой реальности не заметили, а ведь считают себя редкими умницами. Три года назад (можно себя слегка похвалить?), проходя мимо здания областного совета, я уверял доктора математических наук, что в мире, где мог рухнуть Советский Союз, не следует пользоваться наречием никогда: никогда, мол, Канада не нападет на Молдову! Нападет. И над этим зданием (вот почему-то запомнилось, а в эти драматические дни прикатило из памяти) вполне может подняться другой флаг, не важно – российский там, евросоюзный или сиу-лакотский. Может. Все может быть. И то, чего комитет министров Совета Европы просит РФ и Украину не делать, от чего листовки на подъездах хотят уберечь горожан, тоже вполне может произойти. (Вот ведь канканеры европейские: Украина что, войну готовит против соседей? Чего ее-то просить-то? Украина, как представляется, даже к обороне не готовится.)

 

Но бомбежек все равно не будет. Не надо звонить родственникам в деревню и пугать их необоснованной паникой. Войны не будет. А если будет, то не война. Для этой акции еще предстоит искать подходящее слово. В Крыму что, война была? Нет, что-то другое. С использованием каких-то специальных (тоже надо искать новое слово) технологий. Циничных, наглых, преступных, но при этом бескровных. Это не двадцатый век. Это век двадцать первый. Глобальные перемены достигаются без помощи фронтовой артиллерии, а с помощью телевизора. По городам бьет не пушки, а средства массовой информации. Новый век -- новые способы.

 

Есть одна крохотная деталь, на которую философы (только они, никто больше) уже обратили внимание. В прошлые времена территории завоевывались с целью их дальнейшей эксплуатации. В нынешнем веке – наоборот. Присоединенное требует вложений, могущих обрушить благополучие присоединителя.

 

Лайсман ПУТКАРАДЗЕ.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: