Сегодня

Бои не местного значения

0
Бои не местного значения
Бои не местного значения

В минувший четверг в Северодонецке с воинскими почестями перезахоронили останки воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны.






Длящийся с февраля 2008 года конфликт между городской властью и рядомобщественных организаций города, казалось бы, завершился — останки преданы земле, требование общественных организаций «Русская община Северодонецка» и «Никто, кроме нас» выполнено. Однако сообщения о якобы исчезнувших более 40 останках воинов, по всей видимости, образуют новое поле для новых схваток…
Однако вернемся к событиях годовой давности. Ровно год назад, в День скорби и памяти жертв войны в Украине, в Северодонецке, на площади перед зданием горсовета, прошел митинг, организованный «Русской общиной Северодонецка». Представители организации обвинили городскую власть в игнорировании интересов громады, в пересмотре истории Великой Отечественной войны, в нежелании предавать останки воинов земле именно по той причине, что это останки воинов Красной Армии. Аргументы представителей исполкома Северодонецкого горсовета об идентификации останков казались менее убедительными, чем похоронные принадлежности, выставленные на площади организаторами митинга.
На Луганщине каждый год обнаруживают массовые захоронения воинов Красной Армии, однако нигде останки не используют в противостоянии с местной властью. В Северодонецке все началось с того, что некая организация без соответствующего разрешения, без согласования с органом местного самоуправления раскопала три захоронения. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять простую вещь: останки десятков воинов – это не одна или две косточки, поднятые на огороде лопатой. Это – вскрытые захоронения, результат деятельности, на которую надо иметь разрешение от комиссии по увековечиванию памяти жертв войны в Киеве, согласование с межведомственной комиссией по увековечиванию жертв войны в Луганске, с местным органом самоуправления. По результатам поиска составляется акт. Акт подписывает руководитель местного органа самоуправления. Ничего этого в свое время поисковиками сделано не было. Останки, таким образом, повисли в воздухе: кому они принадлежат? Ведь в захоронениях не обнаружено ни одного смертного медальона!
Принадлежность останков устанавливается с помощью уцелевших деталей обмундирования, предметов обихода. Коротко говоря, если в братской могиле обнаруживаются фурнитура, обувь немецкого производства, то останки с большой долей вероятности могут считаться принадлежащими солдатам Вермахта. Если обнаруживаются красные звездочки, патроны, сапоги советского производства, то – красноармейцам. В информациях, которые, например, объединение «Каскад» предоставляет «Нашей газете», всегда указываются предметы, обнаруженные в братской могиле.
Кстати сказать, эта деятельность достаточно четко регламентирована… В Северодонецке же с самого начала все пошло по-особому – копали без всяких согласований, затем останки прятали у кого-то на балконе…
Итак, в минувший четверг в Северодонецке, на площади перед зданием горсовета, состоялся митинг с участием ветеранов войны, представителей горвоенкомата, воинов-интернационалистов. Останки 25 человек в торжественной обстановке перезахоронили в поселке Вороново, в братской могиле воинов Красной Армии, погибших в годы войны. Прозвучал воинский салют. Выступили представители мэрии, ветеранских организаций, военкомата. Протоиерей отец Олег провел панихиду. На могильной плите появилась надпись о перезахоронении останков 23 воинов и двух подростков, погибших в годы войны 1941—1945 годов.
После событий прошлого года распоряжением городского головы Северодонецка была сформирована комиссия по передаче останков, в которую вошли четырнадцать человек.
Результат работы комиссии – акт, подписанный всеми членами комиссии. Именно комиссия и установила, что останки принадлежат 23 воинам и двум подросткам (всего 25).
Казалось бы, процедура соблюдена, все необходимые документы составлены, подписаны, останки торжественно преданы земле. Вопрос исчерпан?
Ничуть не бывало! Цитирую информационное агентство: «…перезахоронили останки 25 советских солдат. Останки 41 воина — исчезли». Куда?
Кому понадобилось скрывать останки 41 солдата? Может, неправильно посчитали?
— Считали и пересчитывали правильно, — отвечает председатель Северодонецкого совета воинов-интернационалистов, депутат горсовета Александр Бондаренко. – По используемой в таких случаях методике. Останки принадлежат 23 мужчинам и двум подросткам.
Методика (если упростить ее) заключается в том, что количество определяется по значимым частям скелета человека: один таз — один человек, десять черепов — десять человек. В братские могилы после боя (случалось, после наступления весны) складывали части тел… Отсюда и методика: один череп — останки одного человека.
В любом случае, наличие в комиссии судмедэксперта снимает вопрос о количестве останков.
Так почему в Северодонецке снова вопросов больше, чем ответов?
Кстати, официально перезахоронение должно было произойти в субботу. Именно на субботу луганские журналисты планировали поездку в Северодонецк. В последний момент, без оповещения «чужой» прессы, все было сдвинуто на два дня вперед…
Кому все-таки выгоден «туман» в этом вопросе?


Лайсман ПУТКАРАДЗЕ.

19.06.2010 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: