Сегодня

Бидон… крови

0
Бидон… крови
Бидон… крови

Я многое знаю о воспитателе Новоайдарского учебно-реабилитационного центра Анатолии Павловиче Солодухе. Судьба сводила меня с ним и в детские годы, и во времена экспедиций по реке Айдар, в которых Анатолий Павлович всегда был моим первым помощником. Спортсмен (кандидат в мастера спорта по тяжелой атлетике), незаурядный педагог, страстный любитель природы, он никогда не стоит на месте, всегда полон идей и замыслов. Но вот о том, что Анатолий Павлович является заслуженным донором Украины, я узнал совсем недавно.




Первый раз свою кровь он отдал крестнице, которая в тяжелом состоянии была доставлена в районную больницу. Когда увидел расстроенное лицо кума Александра Трунякова, сразу же понял, что в его дом пришла беда. На просьбу сдать кровь для маленькой Светланки откликнулся сразу:
— Ну какие могут быть разговоры, если в беде дочурка?
Так он первый раз оказался в больнице на станции переливания крови. Кому-то после процедуры сдачи крови стало плохо, кто-то воспринял ее как что-то будничное и проходящее, а Анатолий Павлович почувствовал в первый же день какое-то внутреннее облегчение. Когда же у маленькой Светланки дела пошли на поправку, и вовсе настроение поднялось.
Происходящие события 35-летней давности и дали толчок к тому, что стал молодой учитель биологии все чаще и чаще заглядывать на станцию переливания крови. Практически без перерывов, через каждые три месяца он появлялся в районной больнице и предлагал свои услуги. Вскоре парня заметили и, спустя несколько лет, он уже был среди тех, кто в любое время был готов оказать помощь. За А.П.Солодухой стали присылать «Скорую помощь», если происходили какие-то неординарные случаи: кто-то попал в автокатастрофу, кто-то получил травму на производстве или в быту.
Однако все оставалось, как говорят, «на любительском уровне». До тех пор пока не случилась беда еще с одним очень близким ему человеком — племянником Витей, сыном двоюродного брата. В трехлетнем возрасте перевернул на себя малыш кастрюлю с горячим борщом и получил очень серьезные ожоги. Из районной больницы мальчика срочно направили в детскую ожоговую реанимацию в областной больнице. Оттуда сообщили:
— Требуется прямое переливание крови.
Анатолий, как всегда, не раздумывая, сказал брату:
— Давай срочно ехать к ребенку. Времени у нас нет, а крови у меня, слава Богу, хватает.
То, что увидел он в ожоговом центре, не может забыть и по сей день:
— Понимаешь, — говорил он при встрече, — в отделении лежали детишки, которые неимоверно страдали. Эти печальные глаза, эти гамаки, эти вентиляторы, включенные для того, чтобы хоть как-то облегчить их страдания, — все вместе взятое создавало гнетущую картину. Многие маленькие пациенты уже не кричали, а только издавали слабый стон. Вся их боль читалась исключительно в невероятно трагических глазках. Когда ознакомился с некоторыми историями болезней, то сердце мое сжалось так, что воздуха не хватало. Ну вот представь: лежит ребенок, который потянулся к рукомойнику, но не достал. Рядом стояла выварка с кипятком для стирки, которую оставила мама. Малыш встал на крышку выварки. В этот момент крышка переворачивается, и ребенок падает в кипяток. Или другая история: мальчонка бросил в печку пузырек с одеколоном, открыл дверцу и ждал, когда загорится… наклейка. Ну разве мог он представить, что пузырек взорвется, а вся огненная волна обожжет его лицо и хрупкое тельце?
Рассказывать подобное просто не хватает сил. А ведь в подавляющем большинстве за эти ожоги и травмы несут прямую ответственность взрослые. Ты скажешь, что это случайности? Но ведь в каждой случайности есть доля закономерности. Большинство тех трагедий, которые произошли, да и происходят по настоящее время, можно было избежать. Будь моя воля, я бы организовывал молодоженам после свадебных застолий экскурсии в подобные центры. Пусть они с первых же дней почувствуют свою огромную отвественость за жизнь будущих детей. Но главное, пусть проникнутся их болью, пропустят через себя страдания тех, за кого они совсем скоро будут в ответе.
Что же касается племянника, то положили нас рядышком, и из моей вены в его пошла кровь наших дедов и прадедов. Пришло время — и Витя поправился. Вырос. Закончил школу. Отслужил в армии. Сейчас работает в Западной Украине. Имеет семью. Дай Бог чтобы все подобные истории были со счастливым концом, — закончил свой диалог мой собеседник. По его словам, именно с тех пор и стал замечать А.П.Солодуха насущную потребность в том, чтобы сдавать кровь. Проходило определенное время и появлялось чувство какого-то беспокойства, что ли, очень похожее на чувство дискомфорта.
— Это как наркотическая зависимость, — смеется Анатолий Павлович, — даже раздражение какое-то появлялось. Но как только выхожу из пункта переливания крови, жизнь становится прекрасной. Я как-то подсчитывал, что за те 35 лет, которые вошли в донорский стаж, я сдал более 40 литров крови. Это целый молочный бидон. Вот так-то…


Владимир Мартынов.

19.06.2010 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: