Сегодня

Не глубинка, но с проблемами…

0
 (голосов: 0)
Не глубинка, но с проблемами… Не глубинка, но с проблемами…

… Город Зимогорье всегда встречает тишиной и спокойствием. От улиц веет некоей патриархальностью и уютом. Даже после зимы они ухожены, несмотря на выбоины в асфальте. Старые дома отражают солнце пластиковыми окнами – признаком того, что здесь квартиры не брошены и люди обосновались надолго.

 

Когда же детей пристроят…

 

Откуда оно, это спокойствие жизни в Зимогорье? На этот вопрос отвечает городской мэр Евгений Николаевич КРИВЦОВ:

 

- Ну, общества совладельцев многоквартирных домов мы еще не создали, наверное, потому, что люди, проживающие в квартирах, довольны обслуживанием домов коммунальным учреждением. Напомню: все многоквартирное жилье – бывший жилой фонд шахты «Черкасская», а это девяносто четыре дома - находятся на городском балансе.

 

- В Луганске и других городах области проблемой, тормозящей создание обществ совладельцев многоквартирных домов (ОСМД), является то, что крыши их зданий пришли в негодность, и жители не хотят брать на себя заботу о дорогостоящем ремонте. У вас та же проблема?

 

- Я бы не ставил так вопрос. Мы постоянно пополняем свой спецсчет, с которого и выделяем средства на поддержание жилищного хозяйства. С 2007 года мы отремонтировали капитально крыши на восьми домах и возле пятидесяти девяти из них восстановили разрушенные отмостки, в 2012-м – еще на двух домах крыши стали как новые. Горсовет выделял средства на капремонт крыш и в прошлом году, но они до сих пор не использованы: казначейство не проплачивало их. Мы перенесли эти суммы на текущий год, но не очень уверены, что ситуация с проплатами войдет в нормальное русло. Тем более, что действует постановление о жесткой экономии средств в стране.

 

- На что еще тратите коммунальные средства?

 

- Занялись и ремонтом подъездов. Дома построены в пятидесятых годах прошлого столетия, тогда же возводилась и шахта. За это время подъезды пришли в упадок. А мы ведь приняли от шахты здания лишь в 2007 году. В течение последних трех лет отремонтировали пятьдесят четыре подъезда: восстановили штукатурку, покрасили стены, перила.

 

- На домах высятся десятки асбоцементных или металлических труб. Что это?

 

- Из 2170 квартир уже 1700 переведены на индивидуальное отопление. Котельные были такие же дряхлые, как и жилье. Жители стали переходить на собственное отопление своих квартир. А котельные продолжали работать, поэтому тариф для оставшихся пользователей централизованной тепловой энергией значительно вырос, и люди не могли оплачивать его. Тогда сессия городского совета приняла правильное, я считаю, решение об остановке котельных и переводе всего коммунального жилья на индивидуальное отопление – газовое или электрическое. Есть дом и на печном отоплении…

 

- Раз вы коснулись шахты, то каково ее финансово-социальное место в городе?

 

- В течение последних десяти лет она была на государственной дотации – до сотни миллионов гривень в год. Были разговоры о ее закрытии (консервации, как и ряда других близлежащих шахт), или продаже в частные руки. Приходили в 2011 году инвесторы, вложили несколько миллионов гривень, но у них что-то не получилось с оформлением собственности.

 

Но закрытие шахты – это катастрофа для города. Она обеспечивает работой жителей Зимогорья, финансирует бюджет. На две трети его пополняет шахта, а также там же расположенная государственная обогатительная фабрика.

Хорошо, что у шахты появилась перспектива еще на ближайшие пятьдесят лет. Сейчас под землей ведется проходка к пластам, которые обеспечат самоокупаемость предприятия – 600 – 700 тонн в сутки добычи угля.

 

- В городе видно много молодых мам с малышами. Сетуют, что не могут выйти на работу, поскольку не с кем оставлять ребятишек. Это проблема для города?

 

- Да. Увеличение рождаемости началось около пяти лет назад, когда стали выплачивать неплохие пособия на ребенка. Сейчас демографическая тенденция такова: как только рождается ребенок, родители сразу записывают его в очередь в детские дошкольное заведения. Было время, когда детские сады пустовали, и их передавали под другие нужды, например, под пекарню или даже городской совет. Или консервировали помещения пустующих групп. Например, один детсад рассчитан на работу двенадцати групп, а действуют только четыре, остальные необходимо ремонтировать. Поэтому сегодня встала проблема этих учреждений.

 

Как мы ее решаем… На балансе городского совета находятся два детских сада. В одном из них капитально отремонтировали группу и открыли ее – дополнительно приняли двадцать детей. В прошлом году выиграли в конкурсе проектов местного самоуправления, и областной совет выделил нам 120 тысяч гривень на ремонт еще одной группы в детском саду. Ее также отремонтировали, и должны были открыть еще в октябре прошлого года. Но теперь не хватает мощности печей для приготовления пищи. Деньги на решение этой проблемы есть, но снова тормозит казначейство.

 

В прошлом году мы выиграли еще один конкурс на выделение средств на ремонт еще одной группы.

 

Но даже эти действия не решают окончательно проблему: в очереди находятся еще сто пятьдесят детей.

 

Зимогорьевский хлеб… нарасхват

 

- В Луганске только на центральном рынке находятся три киоска с вывесками «Зимогорьевский хлеб». Продавцы рассказывают, что его раскупают раньше, чем от других поставщиков. За его качество и вкус...

 

- Его так же быстро раскупают и в нашем районе по тем же принципам. Я работаю в городском совете с 2009 года – сначала заместителем председателя, а потом, пройдя досрочные и очередные выборы, был избран городским головой. До этого работал предпринимателем. В городе много частных предприятий, но я скажу пока об одном. Житель города Стаханова Олег Николаевич Ивченко открыл на пустовавших площадях в Зимогорье пекарню. Я тогда торговал строительными материалами и помогал ими в реконструкции здания.

 

Он собирается расширить производство и расширяет производственные площади пекарни.

 

…Я побывал в этой пекарне. Здесь круглосуточно кипит работа: замешивается тесто, в печах румянится хлеб, в лотках его подвозят к автомашинам, которые доставляют его по точкам продажи. Много молодых работников (всего их тридцать). Люди довольны постоянной работой, что немаловажно в небольшом городе…

 

- Олег Николаевич также активно участвует в общественной жизни города, а также в развитии спорта и вовлечении в него детей, - продолжает городской голова.- Есть у нас еще одно коммунальное предприятие – городской рынок. У него есть свои площади и места для продавцов…

 

Марафон по медицинской реформе

 

Несмотря на то, что Зимогорье относится к категории малых городов (сегодня в нем проживают менее десяти тысяч граждан), в нем всегда была неплохая больница с поликлиникой и стационаром. Как же ее коснулась реформа областного здравоохранения?

 

Рассказывает главный врач коммунального учреждения Славяносербского района (КУ) «Центр первичной медико-санитарной помощи» Руслан ДАВЫДЮК:

 

- Как известно, стержнем реформы здравоохранения на местном уровне, которая будет длиться до 2020 года, является разделение оказания медицинской помощи на первичный и вторичный уровни, а также объединение службы «неотложной помощи».К первому уровню у нас отошли все амбулатории, фельдшерско-акушерские пункты (ФАПы) и фельдшерские пункты «ФП», ко второму – консультативно-диагностические поликлиники в Славяносербске и Зимогорье.

 

Наш Центр, хотя он и находится в городе Зимогорье, его действия распространены на весь район. В него вошли десять амбулаторий и двадцать ФАПов и ФПов. В самом Зимогорье расположена одна амбулатория, которой подчинен фельдшерско-акушерский пункт, обслуживающий жителей сел Красны Луч, Суходол, Говоруха, Новодачное. К концу прошлого года создали десятую амбулаторию в районе – в поселке Родаково.

 

- Значит, девять амбулаторий до этого и все фельдшерские пункты в районе существовали и ранее и обслуживали тех же жителей? И они максимально были приближены к обслуживаемому населению, чего требуют и положения реформы здравоохранения... Тогда чего же нового привнесла реформа? Не только же то, что их администрация теперь находится не в райцентре, а в Зимогорье…

 

- Главное то, что разделены потоки финансирования по указанным уровням. Не секрет, что ранее приоритет в этом был для поликлиник и стационаров и узконаправленной специализированной медицинской помощи населению области. А на амбулатории, фельдшерские пункты средств всегда не хватало. Кстати, как и на нужды «неотложки» - санитарный транспорт и бензин для него. Теперь наш Центр является юридическим лицом, и финансирование идет только на потребности его структур.

 

- По требованиям положения о медицинской реформе, с 2020 года в амбулаториях должны работать только врачи общей практики–семейной медицины. Об этом понятии спорят даже сами врачи. Сегодня работа таких специалистов ничем не отличается от работы участковых врачей. Да вообще-то уже затих лозунг: «Каждому семейному врачу - по автомобилю». Что же должно измениться за оставшееся время?

 

- Да, до 2020 года в амбулаториях могут работать педиатры и терапевты. По опыту других стран надо решить несколько проблем: кадровая для первого уровня, помещения и материально-техническое оснащение. В интернатуре готовым двух специалистов для будущей работы…

 

- Они будут работать только с фонендоскопами?

 

- И с фонендоскопами, и с аппаратами ЭКГ. Есть табель оснащения медицинских учреждений первого уровня. Он постоянно пересматривается. Сегодня этот уровень обеспечен необходимым на 46 – 50 процентов. Такое же оснащение в среднем везде по области. Насчет автомобилей… Вряд ли скоро бюджет конкретного поселка или села, или даже района, позволит выполнить эту задачу…

 

Мы готовили предложения в программу для Всемирного банка реконструкции и развития. Это финансовое учреждение также включает требования об автомобиле для семейного врача. Предполагается, что область получит по заявке 40 миллионов гривень, плюс средства местного бюджета.

 

Они пойдут на капитальный ремонт и реконструкцию лечебных учреждений, оснащение амбулаторий и фельдшерских пунктов. Да и пора уже обмениваться информацией по Интернету, ведь наши учреждения в районе разбросаны в радиусе сорока километров. Например, село Обозное находится возле Счастья, а Весеннее - вблизи Кировска. Это также стоит немало…

 

- Стационары для пациентов – это уже не ваш профиль, хотя вы много лет проработали в стационаре Зимогорьевской больницы. В них происходит некоторая, я бы так выразился, переспециализация, которая, в конечном итоге, ляжет и на ваш Центр. Речь о дневных стационарах, стационарах на дому. Понятно, что цель этого – уменьшить количество коек в лечебных учреждениях второго уровня. Что, люди меньше хотят лечиться в стационарах?

 

- Мы внедряем стационарно-замещающие технологии – это действительно ближе к первому уровню. Мы открыли в амбулатории койки дневного стационара, и пациенты со второго уровня перешли к нам. Что такое домашний стационар… Пациент, находясь дома на лечении, получает все необходимые назначения, ему делают анализы и электрокардиограмму, то есть, он получает полноценное лечение под наблюдением врачей.

 

Успеет ли доехать «неотложка»?

 

Реформированию подверглась и служба неотложной медицинской помощи Луганщины. Все ее пункты, оставаясь территориально в тех же городах, районных центрах и поселках, стали частью общего коллектива. Весь Славяносербский район стал относиться к станции «скорой помощи» Луганска. Диспетчер может перенаправить «неотложку» в тот же поселок Металлист из областного центра, а не из Славяносербска, от которого он гораздо дальше. И это не единичный пример.

 

В районе, а теперь и в областной «неотложке», размышляют о том, чтобы создать в славяносербском поселке Родаково пункт «неотложки». В этом населенном пункте проживают более шести тысяч человек. «Скорая» сюда ездит из Зимогорья. Доезжает до пациентов в определенное нормативами время, потому что дорогу между двумя населенными пунктами хорошо отремонтировали. Но, как считает Руслан Давыдюк, все же эффективнее для такого количества жителей иметь машину «неотложки» под боком.

 

В поселке Лотиково также есть пункт «скорой медпомощи». Автомашину передали сюда из Зимогорья, куда пришла новая. Уазик этот еще «набегает» по не очень добротным лотиковским дорогам не одну тысячу километров.

 

Амбулаторное уродство…

 

Поселок Родаково – железнодорожный узел. В свое время здесь была построена трехэтажная ведомственная, так называемая линейная больница Министерства путей сообщения СССР, а затем – Украинских железных дорог. С поликлиникой и стационаром. Она обслуживала все население поселка. Если было необходимо более сложное лечение ее пациентов, их переправляли в также ведомственную окружную больницу в Луганске, или в областную клиническую Министерства здравоохранения.

 

Чтобы ведомство не тратило средства на тех, кто живет в Родаково и не работает на его железнодорожных предприятиях, район выделял на эти цели необходимые суммы бюджетных средств. Так длилось долго.

 

Но вдруг, по непонятным причинам, в отлаженной схеме произошел сбой. Его результатом стало то, что район не подписал разрешение на выделение линейной больнице необходимых сумм.

 

Это больно ударило по обеим сторонам – больница потеряла часть пациентов, пришлось сокращать стационар и уменьшать коллектив, а жители оказались отрезанными от медицины – в райцентр – неближний свет.

 

Поэтому, как выше сказал Руслан Давыдюк, пришлось создавать в Родаково амбулаторию общей практики – семейной медицины. Но это только название громкое, а на деле это закуток в здании поселкового совета с одним окном, здесь и разместили два мини-кабинета и регистратуру. В одном кабинете принимают сразу несколько пациентов. Нет здесь ни водопровода, ни канализации, ни туалета для одиннадцати работников амбулатории, руки моют в умывальники с ведрами.

 

Если свет отключается, то работа продолжается только в одном кабинете с окном…

 

Сомнительно, если не опасно для здоровья людей, брать в один день анализы и у здоровых и больных пациентов. Интересно, как санэпидстанция разрешила такое амбулаторное уродство?

 

Как рассказал тот же Руслан Давыдюк, ведутся переговоры с руководством и линейной, и окружной ведомственной больницы о том, чтобы эту амбулаторию переместить в здание линейной, где есть свободные площади. Тогда работники амбулатории, сокращенные в линейной, снова попадут в свое бывшее здание.

 

Кто-то накрутил, а другие расхлебывают…

 

Борис ЛИТВИН.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: