Сегодня

Первая Республика

0
 (голосов: 3)
Первая Республика Первая Республика

В эти дни, девяносто шесть лет назад, Донецко-Криворожская Советская Республика переживала драматический момент своей короткой истории: 10, по другим данным 11 апреля 1918 года руководство ДКСР прибыло из оккупированного Харькова в Луганск, который до конца месяца стал центром отступавшего под натиском держав Центральной Европы государственного образования.

 

Краеведы сентиментальны к ДКР… Кстати. Если бы Республика не содержала в себе достаточного потенциала для существования – экономического (один из промышленных центров тогдашней Европы, между прочим), территориального (нынешние Луганская, Донецкая, Днепропетровская, Запорожская, частично Харьковская, Сумская, Херсонская, Николаевская области плюс часть территории Ростовской области), демографического (около десяти миллионов человек), память о ней угасла бы давно. Нет, вспоминаем до сих пор, книги выходят.

 

Государства, как люди: рождаются, растут, заключают союзы, стареют, умирают, оставляют после себя потомство. На основе ДКСР образовалась УССР, столица Донбасской Республики Харьков стал столицей УССР (до 1934 года), из плоти и крови УССР в 1991 году родилась нынешняя независимая Украина. Так что не все так просто.

 

Измерительные приборы историографии требовательны к предмету исследования, вот пущай сертифицированные историки и накладывают границы ДКР образца 1918 года к границам Востока Украины 2014 года и на этом основании делают свои выводы, – журналистика отличается меньшей дисциплинированностью и, например, может назвать или считать ДКСР дедушкой современной Украины. Что-то сохраняется в Донецком бассейне такое, что в смутные времена вдруг обнаруживает характер и заявляет о своих правах. Человек, не знакомый с такой дисциплиной, как этнопсихология, приписал бы это качество курганам, шахтам, рекам. Знакомый с дисциплиной – потребует привлечь к работе социологов с целью выделить свойственные жителям края ментальные стереотипы, сложить общую для них картину мира.

 

Что следует из вышесказанного? Следует вот что.

 

Почти сто лет спустя нас снова сотрясает смута… Украина сто (около того) лет назад была полем, где били друг друга три могучие империи. Мировые войны не обошли стороной Украину. В Галиции, входившей в состав Австро-Венгрии, рекой лилась кровь. (Галицийская битва 1914 года — огромное по масштабу задействованных сил сражение между русскими войсками Юго-Западного фронта (5 армий) и четырьмя австро-венгерскими армиями. Наступление проходило по широкому (450—500 км) фронту.)

 

Первая мировая большую часть своих жертв похоронила также в Украине. Никому не придет в голову утверждать, что кайзер Вильгельм и император Франц-Иосиф мечтали кататься на уральских холмах. Их менее удачливый последователь во время уже Второй мировой войны тоже не планировал присоединять к Рейху казахские степи, а вот Украину собирался поделить на имения для своих унтерштурмфюреров. Была у него еще мечта, о тридцати тысячах деревенских украинках, воспитывающих германских детишек. Обязательно деревенских. Ибо фюрер считал, что в украинских деревнях женщины сохранили дух и культуру готов.

 

…Вот уж шестой месяц, как над Украиной (снова) летают дипломатические копья: МИД РФ заявил, а ему ответили МИДы Германии, Австрии, Англии, ЕС призывает, предупреждает, советует, РФ настаивает… Вводятся санкции первой очереди, второй очереди, подсчитываются убытки, перекраиваются границы. Чем не мировой конфликт с поправкой на правила двадцать первого века?

 

В начале двадцатого столетия кипели страсти, накопившие жирок державы заявляли о своих аппетитах, а кто не хотел возиться с колониями в Азии и Африке, те мечтали о восточных черноземах.

 

Ныне, как и сто лет назад, происходят революции, причем Украина в этом отношении рекордсмен – две в течение десяти лет, и кажется, третья, региональная, разгорается под нашими окнами.

 

Как и в те времена, главы государств теряют бразды правления. Повезло чудаковатому Францу-Иосифу (не пользовался телефоном, не разрешал провести во дворец электричество) – почил в возрасте 86 лет. Император Николай Второй принял классическую смерть – пал от рук революционеров. Его кузен кайзер Вильгельм отрекся от престола, жил в изгнании, умер в начале Второй мировой войны. В наше время революции не так кровожадны. Убийство свергнутых лидеров случаются редко. Иногда их судят. Чаще всего усаживают за стол писать мемуары.

 

Не стал бы я отклоняться от темы возможной реинкарнации ДКР в Донбассе, если бы судьбу Республики не решили все те же, что и 96 лет назад, Германия, Австрия, Россия. Ой, они давно не прежние? Ну, да, не прежние, названия изменились. Германия, например, до 1918 года называлась Дойчес Райх, с 1943 года Гроссдойчес Райх (Великогерманское государство). Официальное название Австро-Венгрии вообще состояло из десяти слов. …Не стал бы отклоняться, если бы ДКР не пала под ударами как раз второго рейха, Австро-Венгрии в союзе с Украинской Народной Республикой – молодым независимым буржуазным государством со столицей в Киеве. Состав участников не сильно изменился.

 

Авторы любят оппозицию «трагедия – фарс, фарс -- трагедия». Она допустима применительно к событиям двухсотлетней давности. Когда в воздухе стоит запах гражданской войны, шутки лучше отложить в сторону. Опираясь на поддержку Москвы, ДКР противостоял союзу Киева с Центральными держава. Что-то такое наблюдается и сегодня…

 

Знаете что? Пусть лицензированный историк доводит свою теорию до раздела «Выводы», он обязан это делать, а я могу себе позволить ужаснуться массе совпадений и закрыть тему. У меня от напрашивающихся выводов кисло делается на душе.

 

12 февраля 1918 года на четвертом областном съезде Советов рабочих депутатов Донецко-Криворожского бассейна провозглашена Донецко-Криворожская Советская республика в составе РСФСР. Решение было принято 50 делегатами из 74 участников съезда.

 

Провозгласили ДКР 12 февраля в харьковской гостинице «Метрополь»…

 

14 февраля был избран Совнарком республики под председательством Артема. Русским по белому во всех справках сообщается, что основателями Республики ее создание противопоставлялось Украинской Народной Республике. Ну, прямо, как в наши дни.

 

Накануне этого события, 9 февраля 1918 года, УНР и Центральные державы подписали сепаратный мир, германо-австрийские войска по просьбе правительства УНР вступили на территорию Украины для защиты последней от большевиков.

 

18 марта 1918 года немецкие войска вторглись в пределы Донецкой республики, в тот же день Народный комиссариат иностранных дел РСФСР передал по радио ноту правительству Германии с протестом против вторжения немцев за пределы границ Украины и потребовал вывода войск с территории, которая Украиной не является.

 

19 марта Донецко-Криворожская Советская Республика и Одесская Советская Республика вошли в состав Украинской Народной Республики Советов. Решение было принято на 2-м Всеукраинском съезде Советов в Екатеринославе (Днепропетровске). Съезд постановил объединить все советские образования на территории Украины в единую Украинскую Советскую Республику для создания единого фронта против наступавшего противника. Артем и часть представителей ДКР согласились с решением съезда. Часть деятелей ДКСР стала в оппозицию, настаивая на сохранении независимой республики.

 

3 апреля командующий армией Донбасса Анатолий Геккер (расстрелян в 1937 году) рапортовал главковерху Владимиру Антонову-Овсеенко (расстрелян в 1938 году) о создании в Луганске объединенного мобилизационного штаба Красной Армии. 6 апреля луганские рабочие и донецкие шахтеры под командованием Клима Ворошилова дали бой наступавшим немцам в непосредственной близости от Харькова – на железнодорожной станции Основа. Наступление немцев было остановлено на несколько дней, что дало возможность эвакуировать правительство Донецкой республики.

 

7 апреля Артем сообщил Свердлову: «Немцы все ближе. В городе и у наших паники нет. Если уйдем, то отойдем, а не убежим». Командующий 5-й советской армией Рудольф Сиверс издал приказ об отступлении от Харькова.

 

8 апреля 1918 года в Харьков вошли немцы.

 

До самого утра предсовнаркома Артем руководил отправкой эшелонов с вокзала Харькова. При этом дважды за ночь он выезжал на станцию Основа, где отряд Ворошилова сдерживал натиск немцев. В 3 часа ночи Артем подписал приказ о сдаче города. В 6 часов утра первые подразделения немцев уже были на улицах столицы. Последний эшелон с членами правительства Донецкой республики двинулся со станции, когда в Харьков уже вступили немцы. В три часа пополудни вокзал был занят оккупантами, в шесть вечера на него прибыл первый немецкий эшелон.

 

Одним из тех, кто держал оборону под Харьковом до последнего, был заместитель военного наркома ДКР Николай Руднев. Артем писал: «Он (Николай Руднев.—Ред.) ушел из Харькова, когда город был занят германскими войсками. Ему пришлось сбросить командную тужурку, чтобы не быть узнанным».

 

Под Змиевом, в сорока километрах от Харькова, правительство Донецкой республики обнаружило, что станция – единственный путь для отступления в восточную часть Республики -- оказалась в руках неприятеля. Решено было пробиваться. Народные комиссары вступили в бой. Владимир Антонов-Овсеенко так описал этот эпизод: «Отряды харьковских рабочих, под непосредственным руководством членов Донецкого совнаркома, выдержали бой у Змиева с подоспевшим авангардом немцев. Дружной атакой наши части отбросили врага, захватив несколько пленных и два орудия». По сути, это было боевым крещением Артема, который, по свидетельству очевидцев, лично командовал атакой. Один из участников похода вспоминал: «Из Змиева мы уходили в 11 часов ночи… Везли с собой раненых, оружие, а также запас рельсов, так как часто встречали поломанные пути».

 

10 апреля (другие историки называют дату 9 апреля, даже 11 апреля) Совнарком во главе с Артемом прибыл в Луганск. Правительство Республики разместилось в доме бывшего начальника патронного завода (здание областной физиотерапевтической клиники). Совнарком ДКР объединяется с Луганским Совнаркомом, формируется новый, многопартийный, состав правительства Донецкой республики, к нему присоединяются луганские руководители, заместителем Артема становится Юрий Лутовинов -- правая рука Ворошилова в Луганске. В правительство Республики входят представители луганских меньшевиков и левых эсеров…

 

(11 апреля 2014 года на сайте ведущий радиостанции РФ появился репортаж из Луганска, озаглавленный: «Протест с божьей помощью и гранатометами». В нем читаем: «Недовольные новой киевской властью в Луганске в прошлое воскресенье сконцентрировали свои усилия на здании Службы безопасности Украины (СБУ) и не прогадали. Внутри их ждал сюрприз: огромные запасы оружия. Точную цифру никто не называет, но сами бойцы говорят более чем о 2000 единицах огнестрельного оружия. Лидеры вооруженного протеста не скрывают, что оружия много, в том числе «серьезного», например, гранатометов. Вопросы о грядущем штурме киевского спецназа, которым периодически грозят восставшему Луганску власти, здесь встречают с уверенной улыбкой». Чуть поправить стилистику – получится заметка из 1918 года. В Луганске наших дней есть свои народные комиссары, оружие, баррикады. Нет австро-германских войск, наступающих со стороны Харькова.)

 

Юрий Лутовинов -- рабочий-металлист, революционер, профсоюзный деятель. В 1917 году член Луганского комитета большевиков, председатель Совнаркома Луганщины, заместитель председателя Совнаркома ДКР, заместитель торгпреда в Берлине. Разочаровавшись в НЭПе и растущей бюрократизации партии, 7 мая 1924 года совершил самоубийство.

 

В Харьков тем временем прибыл командир 1-го германского корпуса генерал-лейтенант Менгельбир со своим штабом. Командование оккупационными силами во главе с генералом фон Клаузиусом совершило экскурсию по оккупированной столице Республики. Гидом выступил консул Дании в Харькове. Оккупанты посетили городскую Думу, ряд предприятий города. Газеты сообщали, что «генерал неоднократно выражал удовлетворение, находя, что существующие предприятия имеют достаточно оборудованный вид для «русского города». Затем Клаузиус посетил лагерь для военнопленных на Салтовском шоссе, где под крики «ура» передал пленным немцам и австрийцам привет «от дорогой родины».

 

Следом за немцами в Харьков вступил отряд УНР под командованием Петра Болбочана.

 

К маю 1918 года австро-германские войска полностью оккупировали территорию ДКСР. Фактически Республика была ликвидирована интервентами.

 

28 апреля Совнарком ДКР оставил Луганск, -- началось отступление по территории Области Войска Донского, легендарный Царицынский поход. Интересно, какие события готовит нам конец нынешнего апреля?

 

17 февраля 1919 года в Москве вышло постановление Совета обороны, которое гласило: «Просить тов. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение Донкривбасса, так как большая часть украинских земель была к тому времени уже объединена в государство УССР, советское по форме, но национальное по содержанию».

 

Историк ДКР Владимир Корнилов считает дату 17 февраля официальной датой конца Донецко-Криворожской республики.

 

Формально ДКР прососуществовала до февраля 1919 года. К тому времени завершилась мировая война. В сентябре войну прекратила Болгария, в октябре Турция, 3 ноября – Австро-Венгрия, 11 ноября – Германия. Заключенные по итогам мирные договоры зафиксировали распад четырех империй. На фоне этих событий судьба ДКР не совсем теряется, знаете ли. Харьков вернул себе статус столицы огромного административно-территориального образования (формально государства) в составе СССР, основатели первой Республики вошли в руководящие органы второй Республики, стали во главе министерств. Многие из них в конце тридцатых были репрессированы.

 

После себя Донецкая республика оставила девять вариантов названия, причем даже такие оригинальные, как Федеративная Республика Донецкого бассейна и Донецкая Федерация (ничего не напоминает?). Название УССР можно считать результатом напряженного административно-лингвистического поиска. Что-то похожее происходит и в наши дни. Уже прозвучали в протестующих регионах названия различных федераций и республик на Востоке Украины. Знать бы, чем это закончится…

 

Лайсман ПУТКАРАДЗЕ.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: