Сегодня

Безымянные герои невидимого фронта

0
Безымянные герои невидимого фронта
Безымянные герои невидимого фронта

В сознании многих наших земляков понятия «Луганщина» и «война» цепко связываются в единое — «Молодая гвардия». Но в действитель-ности им, конечно же, не ограничивается вклад нашего края в победу над фашизмом. Даже если говорить только о «народных мстителях», то на оккупированной территории Луганщины действовало более 40 молодежных патрио-тических групп и 14 партизанских отрядов. Общая численность участников анти-фашистского сопротивления на территории области превышала 3,5 тыс. человек. Существенную роль в организации этого движения,
в том числе в нашем крае, сыграли органы государст-венной безопасности.






Фронт за линией фронта

После принятия в июле 1941 года Совнаркомом СССР Постановления
«О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе» в НКВД был организован штаб, а в республиках и областях — оперативные группы по ликвидации вражеских десантов и диверсантов. На них были возложены задачи организации и руководства деятельностью истребительных батальонов, партизанско-подпольных формирований, диверсионных групп, добывания разведывательной информации во вражеском тылу.
Такой отдел был создан и в Управлении НКВД по Ворошиловградской области. На промышленных предприятиях и шахтах области им было подготовлено 295 диверсионных групп для вывода объектов из строя при подходе противника. Было сформировано 37 истребительных батальонов и более 120 партизанских отрядов и спецгрупп.
За первые три месяца войны на Ворошиловградщине сотрудники органов госбезопасности разоблачили более 20 гитлеровских агентов. Были созданы оперативные группы, которые вместе с хозяйственными руководителями проводили работу по быстрейшему переходу предприятий на выпуск военной продукции. В частности, по их инициативе были внесены изменения в технологический процесс производства корпусов для танков на паровозостроительном заводе, в результате чего резко увеличился их выпуск.
Для работы на оккупированной территории области органы госбезопасности подготовили 35 нелегальных резидентур. Было оставлено на оккупированной территории свыше двухсот негласных помощников с разведывательными заданиями. Почти столько же направлено через линию фронта в тыл противника. В апреле 1942 года в Ворошиловграде в доме отдыха «Лысая гора» была создана учебно-оперативная специальная школа НКВД УССР, которая готовила разведчиков-радистов для работы в тылу врага. С приближением фронта школа была эвакуирована в г.Энгельс. Для связи с партизанскими отрядами и спецгруппами в тылу в Ворошиловграде действовал радиоцентр. Школу закончили такие известные подпольщики, как Л.Шевцова, М.Козьмина, А.Панченко, В.Загоруйко, братья Левашовы и другие.
С приближением линии фронта, нередко под обстрелами и бомбардировками врага, было демонтировано и эвакуировано в тыл почти все основное оборудование 150 шахт и заводов области и 269 тысяч человек. На базе этого оборудования удалось построить в тыловых областях ряд заводов, которые в короткий срок начали давать продукцию для фронта. В октябре 1941 года, когда немецкие войска подошли к границам области, оперативный состав УНКВД провел большую работу по подготовке к выводу из строя жизненно важных промышленных объектов в Краснолучском, Ивановском, Боково-Антрацитовском, Ворошиловском, Кадиевском, Попаснянском, Рубежанском, Лисичанском и Кременском районах, которые вскоре были оккупированы. Успешное проведение специальных мероприятий лишило противника возможности воспользоваться донбасским углем и промышленной продукцией. За время оккупации области ни одна из капитальных шахт и ни один крупный завод немцами восстановлены не были.
Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом, последовавшее за ним широкое наступление Красной Армии и освобождение от оккупантов значительных территорий Украины расширили возможности для работы контрразведчиков за линией фронта и в освобожденных районах. В середине 1943 года в Ворошиловградской области созданы оперативные группы УНКГБ по обслуживанию временно оккупированных районов: Ворошиловского, Краснолучского, Серговского (впоследствии Кадиевского), Ивановского, Лисичанского и Городищенского. Они размещались вблизи закрепленных районов и к моменту их освобождения накапливали оперативные материалы (главным образом за счет показаний советских граждан, переходивших через линию фронта), которые впоследствии использовались в практической работе. Группы вступали в освобожденные районы с передовыми частями Красной Армии и немедленно разворачивали работу.
Их основное внимание было направлено на выявление существовавших в период оккупации на территории нашей области разведывательных, контрразведывательных и карательных органов противника, изучение их деятельности и поимку их агентуры и официальных сотрудников. В результате выявлено два немецких разведоргана — разведпункт абвера «Герес группа Б», дислоцировавшийся в Старобельске и головной отряд абвера № 101 «Аусенштелле Эрнст», находившийся в Алчевске (Коммунарске), а также 29 различных контрразведывательных и карательных органов оккупантов.
Только в Ворошиловграде в период оккупации действовало 17 контрразведывательных органов противника, в том числе: «СД», гестапо, «ГФП», немецкая фельджандармерия и ортскомендатура, итальянская военная комендатура, русский отдел службы безопасности при «СД», немецкая полевая комендатура, щуцполиция, городская полиция, окружная сельскохозяйственная комендатура, военный немецкий разведпункт штаба «Нагель», немецкий контрразведывательный пункт, семь участков полиции по районам города и т.д.
При отступлении противник оставил в Украине на оседание до 200 резидентур, нацеленных на разведывательно-диверсионную и террористическую деятельность. Усилиями чекистов было выявлено свыше 2500 их участников. Нетрудно понять, какая масштабная работа легла на плечи сотрудников Главного управления контрразведки «Смерш». Совместно с контрразведчиками территориальных органов НКВД-НКГБ они вели выявление агентуры спецслужб противника, захватывали их документы, ликвидировали склады оружия и диверсионной техники для оставленной на оседание «пятой колонны». Всего в период освобождения Украины контрразведчики разоблачили 4822 агента только румынских и венгерских спецорганов
(а всего в 1941 — 1944 годах в Украине — без малого семь тысяч).
Весьма серьезной задачей была и защита тыловых объектов от диверсантов, выявление оставленной на оседание агентуры противника и активных коллаборационистов, прежде всего тех, кто запятнал себя кровью соотечественников. Розыск совершивших преступления, не имеющие сроков давности, велся и после войны, в частности — 4-м управлением МГБ-КГБ, существовавшим до 1960 года.

Пароль: «Я из Ворошиловграда»

Немалую роль органы госбезопасности области сыграли и в организации партизанского движения. Это может показаться странным — степной Донбасс трудно назвать партизанским краем — площадь лесных массивов у нас и сегодня составляет не более 6 процентов территории, да и те леса, что есть, в основном насажены после войны. Тем не менее на оккупированной территории Ворошиловградщины действовало 14 партизанских отрядов, хотя и были они немногочисленными. Те же подразделения, которые создавались 4-м отделом НКВД, в основном направлялись на территории, более пригодные для партизанской войны.
До сегодняшнего дня сохранились документальные сведения, по крайней мере, о двух партизанских отрядах, которые были полностью сформированы из сотрудников органов государственной безопасности. Из документов-первоисточников мы можем узнать о том, как происходила их комплектация, чем они были экипированы, какие цели были перед ними поставлены.
Каждый отряд состоял из 20 человек — сотрудников органов госбезопасности. Сохранились списки личного состава отрядов, из которых видно, что во-первых, почти все бойцы — люди непризывного возраста, во-вторых — неоперативные сотрудники (опера уже находились на фронте), но все же имевшие боевое прошлое. Каждому из них, с учетом опыта первой мировой, гражданской, финской войн, были определены новые — партизанские «специальности»: пулеметчик, снайпер, разведчик, связной и т.д.
Отдельная графа — национальность бойцов, и она особенно примечательна:
отряды состояли из украинцев, русских, евреев, поляков, молдаван, белорусов. Командиром первого назначен Константин Александрович Пантус, комиссаром — Иван Игнатович Марченко; командир второго — Павел Федорович Карташов, комиссар — Иван Александрович Савин.
Сохранилась справка о выданном бойцам вооружении, обмундировании и продовольствии. С учетом того что эти люди отправлялись не на маневры, а на войну, их экипировка выглядит более чем скромно — буквально по минимуму. На 20 человек — 21 винтовка, 20 гранат,
1 пулемет Дехтярева, дисков к нему — 3, патронов к пулемету — 1621, патронов к винтовкам — 5520, детонаторов — 46, тола — 8 кг, бикфордова шнура — 100 м, патронов к нагану — 74 шт., правда, самих наганов не выдали ни одного. С обмундированием и того хуже: на 20 бойцов — 4 телогрейки и 16 пиджаков. Из продуктов — 15 кг сухарей и 30 пачек махорки. И все. Ни отглаженной формы, ни скрипящих портупей и добротных полушубков, с детства знакомых нам по фильмам о партизанах.
Сформированные в Ворошиловграде отряды должны были двигаться в г. Сумы, затем в районы Конотоп — Бахмач — Нежин, и немедленно приступить к активным действиям. Им поручалось разрушить железнодорожные линии Конотоп — Бахмач, Конотоп — Кролевец, Бахмач — Батурин, железнодорожные и шоссейные мосты, линии связи, склады горючего, боеприпасов и продовольствия, сжигать хлеб, уничтожать живую силу противника. По прибытии — установить живую связь посредством посыльных с НКВД УССР в Киеве и с УНКВД в г. Сумах. Завершается приказ совсем не «по-приказному»: «Командование УНКВД уверено, что все бойцы партизанских отрядов, их начальники и военкомы с честью выполнят свой долг перед Родиной». Для установления связи с сумскими партизанами связным обоих отрядов определены пароли и отзывы: «Я из Харькова» — отзыв: «Харьков на месте»; «Я из Ворошиловграда». — «Что нового?».

На Сумщину — к Ковпаку

В октябре 1941 г. немецкие войска успели оккупировать часть Донбасса — отдельные населенные пункты Лисичанского, Попаснянского, Кадиевского, Краснолучского, Боково-Антрацитовского, Ровеньковского и Свердловского районов. Кровопролитные бои на этом стратегическом направлении не прекращались. Но уже через 10 дней работник 4-го отдела УНКВД по Ворошиловградской области рапортом докладывал республиканскому начальству, что, обходя занятые врагом территории, обе партизанские группы благополучно прибыли к месту назначения и установили связь с партизанами Сумщины.
Дальнейшая история этих двух партизанских подразделений стала частью истории прославленной партизанской дивизии под командованием Сидора Артемьевича Ковпака, в составе которой они продолжили войну. Собственно, в этом и состояла их миссия.
Напомним, что в августе 1941 года парторганизация Путивля Сумской области практически в полном составе (кроме тех, кто уже ушел на фронт) превратилась в партизанский отряд, который возглавил председатель
Путивльского городского исполкома С.А. Ковпак. Впоследствии этот отряд станет важнейшей базой партизанского движения, превратится в соединение, совместно с белорусскими и брянскими партизанами создаст знаменитый Партизанский Край, очищенный от гитлеровских оккупантов и их администрации, совершит легендарный Карпатский рейд протяженностью 10 тыс. км по глубоким тылам противника, громя немецкие гарнизоны и коммуникации. В январе 1944 года это соединение превратится в 1-ю Украинскую партизанскую дивизию, которая будет названа именем своего командира — Сидора Ковпака. Все это будет потом. А в начале осени 1941 года отряд еще формировался, пополняясь бойцами, в том числе из других регионов. Влились в ряды ковпаковцев и сорок бойцов-чекистов из Ворошилов-града.
Впереди было еще три с лишним года войны, и не все дожили до победных залпов 1945-го.
Сегодня трудно восстановить судьбы 40 бойцов этих отрядов, хотя каждый из них внес лепту в победу, и в этом — трагизм истории: время все в ней превращает в анонимную статистику — героизм и трусость, жертвенность и жестокость. Известны (и не только историкам спецслужб) зафронтовые формирования органов госбезопасности, доблестно сражавшиеся с врагом в годы войны и связанные в исторической памяти с именами командиров: «Унитарцы» В.Хондожко, «Дружба» Н.Онищука, «Разгром» Г.Бурлаченко, «Волынцы» П.Форманчука, «Голос» Е.Березняка, «Валька» Н.Казина и многие другие. Наибольшую известность приобрел отряд особого назначения «Победители» под командованием Героя Советского Союза полковника Дмитрия Медведева (до войны служил в органах госбезопасности в Старобельске). К марту 1944-го его подчиненные выдержали 92 боя с элитными частями противника (в том числе берлинскими полицейскими полками, а также печально известной по подавлению Варшавского восстания 1944-го бригадой СС Дирливангера), уничтожили свыше 2 тысяч военнослужащих противника и 6 тысяч бойцов его вспомогательных формирований, взорвали 81 эшелон с живой силой и техникой. Ими же были добыты весьма ценные сведения о подготовке деблокады армии Паулюса под Сталинградом, переброске резервов из Европы и Северной Африки, наступлении на Курской дуге, разработке «чудо-оружия» — крылатых ракет «Фау».
В учебники истории не вошли имена и судьбы рядовых бойцов этих и других отрядов. Но в горниле войны они переплавились в единую для всех — Победу. А в сознании потомков — в память о великом подвиге поколения освободителей.


Юлия Еременко,
руководитель пресс-службы Управления СБУ
в Луганской области.

24.04.2010 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: