Сегодня

Спасатели княжества Луганского

0
Спасатели княжества Луганского
Спасатели княжества Луганского

После свержения князя Анатолия II настало в Луганске еще одно смутное время (оно-то последние лет 8 и не прерывалось, но когда народ в очередной раз лишался князя, становилось еще «смутнее»). Депутаты и нависающие над ними татаро-монголы избрали наместником графа Пристюка. Но проблема была в том, что такой должности, как «и.о. князя» отродясь не водилось, а обязанности и полномочия не были четко прописаны (регламентированы). Посему наместнику посоветовали кропать как можно меньше наказов и манифестов, а под официальными документами как можно реже ставить свою подпись. Ибо документы, подписанные им, имеют довольно сомнительную легитимность, а решения горсовета, где будет стоять его автограф, можно, если кто возжелает, без особой натуги оспорить в судебном порядке.




Город и наместник
Вручая графу ярлык на княжение, татары шепнули: «Короче, Володя, меньше инициативы, ибо она наказуема». Он не спорил. Меньше так меньше. В принципе, настоящую власть и не должно быть видно. Но такой уж противный этот народ, ему всегда зачем-то нужно, чтобы работу князя можно было узреть али пощупать. Желают, чтобы колодцы и печи (то бишь ЖКХ) хорошо работали, кареты вовремя ездили, а уж к таким мелочам, как разбитые дороги, неработающие фонари и мусор на улицах, они вообще дюже строго относятся. И самое обидное, что такое очковтирательство, как памятники, эстакады и разные там подачки, народишко хорошо запоминает, а вот спокойного и не мешающего жить руководителя никак ценить не желает.
Посему бывший князь Алексий, вздумавший во второй раз занять трон, быстро обскакал наместника по рейтингу. А тут еще и опричник Парапанов выступил со своим прожектом «луганского Путина». Мол, глядите на московского царя-батюшку, как он управляет государством: любо-дорого поглядеть. Нам тоже такой нужен, иначе не сдобровать: коррупция, взяточничество и разные аспиды с василисками накроют нас как пить дать.
Рыцарь Евгений был мало похож на Путина. Росточком повыше, цвет лица иной, да и в спортзал в последнее время заглядывал только тогда, когда надо было фотосессию сделать. Он чаще проводил досуг в совсем иных заведениях, где тренажерами и не пахло. Сходство с царем Московии было лишь одно: работа во внутренних органах, то бишь госбезопасности. И сие сходство опричник Анатолий использовал во всей красе:
— Одевайся, царем будешь!
— Ни за что!.. А когда приходить на работу?
— Не произноси при мне это гадостное слово. Надевай камуфло, и если кто скажет, что рожа у тебя не царская, пошли его в тридесятое государство!
Предвыборная программа полковника СБУ Бурлаченко мало отличалась от листовок архистратега Михайла Швеца, но добрая привязка к бренду Путина позволила ему нарастить рейтинг в сравнительно малую толику времени. На листовках Евгений был изображен то в военной форме, то в кимоно — держался за боксерскую грушу в спортзале. Кого из спортсменов не спроси в то время, все глаголят, что Евгений Бурлаченко перед выборами сулил отремонтировать залы, открыть секции и посодействовать в приобретении новых тренажеров. Само содействие мы припомнить не можем, — али с памятью проблемы появились, али не было особого содействия, — об этом лучше спросите у спортсменов, польстившихся на обещания и поставивших галочку напротив его фамилии. Коли князь Евгений кому-то помог со спортзалом, объявитесь и расскажите.
Имеется еще одна причина победы «луганского Путина» и связана она с Алексием, сыном Мячеслава. Пока в Луганске правили наместники и Ягоферов, бывший князь Алексий научался всяким премудростям: восстановился в Луганском пединституте (несколько лет назад его отседова отчислили), получил диплом учителя истории. Опосля сего — «победил» институт внутренних дел и даже ВНУ им. Даля, ставши магистром и юристом. В 2002 году премудрые. судьи решают, что с таким грамотным мужем бесполезно тягаться и выносят решение о неправомерности существования в законах тех положений, по которым, собственно, его и лишили княжеских полномочий. Ясен-красен, толку от сего решения маловато, однако Алексий под маркой «несправедливо обиженного» (а страдальцев, как известно, в народе любят) идет на новые выборы, пытаясь восстановить статус-кво. Но не судилось Мячеславичу стать князем во второй раз. Не только простой люд, но и татары помнили «выкрутасы» сего князюшки. Перед Алексием закрываются двери телестудий, в печатные СМИ заряжается компромат, за сутки до выборов его фамилия удаляется из бюллетеней «согласно решению суда». Вконец осерчавший Алексий покидает область и возвращается спустя несколько лет в совершенно ином качестве.
Видя, что имя несчастного «диссидента» удалено из списков, противный луганский электорат голосует всем, в том числе и себе назло: более зрелые — за Красного Богатыря Рубана, а те, кто помоложе, — за «луганского Путина». Последний, набравши всего 21,46 % (маловато для самодержца-то), опережает своих соперников и восходит на престол.

Правление «луганского Путина»
Новому князю советуют поставить на должность секретаря горсовета женщину. Мол, опасная это должность, мужик-секретарь может и подсидеть. Князь назначает баронессу Валентину Кияшко. Однако желанной подстраховки не добивается: тому, кто мог подсидеть, было фиолетово, с какой должности это делать — с секретарской или замовской, а госпожа Кияшко тоже особой покладистостью не отличалась. Если в начале своей работы в совете она была тише воды ниже травы, то немного погодя ситуация изменилась. В 2005 году после «оранжевой революции» она демонстративно поддерживает сине-белый орден янычаров, в то время как князь с телеэкранов речет: «нас багато і нас не подолати!». Любимая фраза Валентины: «Командир у нас дома — папа, а кто у нас папа, решает мама». А чтобы снять все вопросы, к Дню города-2005 она размещает себя на бигбордах в самом центре града Луганского.
Невзирая на кажущуюся мягкость, характер у баронессы мужской. Сев в кресло секретаря, она не только стала укреплять свои позиции, но и помогла своему мужу стать главой администрации Жовтневого района. И вот тут-то мы подходим к одной из самых скандально известных инициатив князя Евгения. Образовав райадминистрации «для удобства управления», самодержец получил массу недовольств от районных советов. Мало того что содержание администраций алкало дополнительных затрат (поди ты прокорми такое количество чиновников!), районные в городе администрации дублировали функции райисполкомов, да так, что те вообще не могли сообразить, где заканчиваются их полномочия и где начинаются полномочия дублеров.
А за спиной у князя Евгения керует опричник Анатолий, без коего в здании городской думы не принимается ни одно важное решение. Даже манифесты князя и тексты выступлений его замов согласовываются с опричником, который получает прозвище «серый кардинал».
После нескольких казусов с питьевой водой руководство губернии уговаривает князя передать городские колодцы на областной баланс, но ситуация с водоснабжением не становится краше. В конце концов, князь пытается вернуть водоканал на свой баланс, но получает порцию скверны от всех подряд, в том числе и от влиятельных татаро-монголов, у которых на управление колодцами имелась своя точка зрения.
И без того агонизирующий городской автобусный парк в период правления Евгения окончательно «убивают». Большие автобусы, несмотря на обещания князя, полностью сменяют маршрутки, причем от стоячей езды в некоторых «РАФиках» горожан настигают разные хвори позвоночника. Князь и ведущие бояре пытаются свалить всю вину на опричника Черкасова, курировавшего конкурс автоперевозчиков, но тот становится в позу и сыплет ответными обвинениями.
Команда Бурлаченко трещит по швам, неприятели обвиняют князя в том, что он так и не создал работоспособный аппарат, а вместо сего — наплодил кучу бюрократов.
Стихийные застройки, самозахваты земли и помещений также подсаживают рейтинг Евгения, однако никто не решается сместить его, как двух предыдущих князей. С лозунгом: «Ни пяди земли олигархам!» он идет на следующие выборы, однако олигархи, нахватавшие лакомые куски за время его правления, над подобным диамантом только посмеиваются.

Новое ристалище
Перед выборами дабы справиться с Красным Рубаном князь сперва предлагает ему дворянство и должность в думе. Получив отказ, Евгений вступает в союз с коммунистами, и те вместо Рубана выставляют на выборное ристалище других богатырей, большинство из которых потом вообще снимут свои кандидатуры. Рубан ссорится с партийным начальством, идет на выборы самостоятельно, но без поддержки влиятельных коммунистов получает еще более скромный результат, чем на прошлых выборах.
Другой соперник, Медный Рыцарь, затевает с князем настоящую войну в прессе, разоблачает его злые деяния и строит детские площадки, надеясь выставить себя добрым волшебником. Но вспыльчивый характер и горячая голова, благодаря которым рыцарь постоянно вляпывается в скандальные истории, дюже мешают его доброму имиджу. А ответная реакция княжеских глашатаев и других соперников вскрывает множество теневых схем, благодаря которым Медному Рыцарю удавалось приобретать замки, лавки и земельные участки. В результате он уступает не только вою-танкисту Сергию из бело-синего ордена янычаров, но и подогрей-волшебнику Паршину, властелину котлов и повелителю газовых горелок. Тот не мудрствуя лукаво выдал стандартную программу, разбавив ее всего парой новаций в стиле «обогрел себя — подогрею и вас». А его фирма «Термо» еще и заказывает игральные карты со своей эмблемой, только вместо королей, дам и валетов там изображены котлы, грелки и прочие обогреватели. Не хватало только джокерных картишек с изображением самого властелина котлов. Выборы, правда, он не выиграл, зато народ немного потешил.
Фиаско на ристалище постигло и Анатолия II, и однофамильца знаменитого певуна Богдана Титамира (которого оранжевый орден иезуитов выставил на ристалище вместо строптивого Медного Рыцаря), и раздававшего направо и налево подарки барона Коломойцева-Рыбалку. Янычар Сергий играючи обскакал всех кандидатов и стал князем Луганским.

Рыцарь ордена янычаров
Злые языки подшучивали над новым князем, говорили, что решающую роль в его победе сыграл авторитет бело-синего ордена. Он был настолько велик, что даже многие татаро-монголы побросали свои дела и пошли скопом туда вступать. Глаголят, что, мол, даже если бы рыцари сего ордена выставили на выборы не Сергия, а мешок с соломой, намалевав на нем свой герб, то и антресолька выиграла бы выборы. Но не будем сильно ерничать, тем паче что у Сергия все же была собственная программа и кое-что из нее он даже пытался выполнять.
Райадминистрации, созданные предшественником, были немилосердно ликвидированы. Однако штат городской думы все одно постепенно раздувался. Мало того — горожане славянского происхождения все больше возмущались от того, что среди руководства города все чаще мелькали не только татаро-монголы (к этим уже давно привыкли и считали своими), но и «настаящие горные арлы». Правда, беда не в национальности, а в том, что многие из назначенцев были, действительно, некомпетентны в доверенных им отраслях. Придут, бывало, депутаты на сессию, глядят: очередной начальник управления выступает, что-то там читает с бумажки. Все смотрят и потешаются: да он ведь не «рубит» в этом деле! Он же чертежник по профессии (другие варианты: архитектор, слесарь, учитель) — ну и рисовал бы себе картинки домиков (гайки крутил, детей учил), на кой его поставили на экономику (на земельные отношения, на транспорт и т.п.)? Вот так и жили...
В период предвыборной кампании князя Сергия много реклось об утилизации мусора, о том, что нужно строить новый полигон. Полигона до сих пор нет, мусорщики работают чуть лепше, чем четыре года назад, но замечена за ними вещь нехорошая: приходят на участок и просто массируют асфальт, создавая видимость работы. Иногда вообще просто семечки щелкают, затем смотрят на часы и уходят. Судя по всему, им платят мало, и оплата почасовая, как у Феди, врага Шурика. «У тебя, студент, в рублях, а у меня — в сутках».
«Земля должна продаваться, — говорил Сергий перед выборами. — А то мало проку от одной аренды». Землю распродали, на сессиях из 30 вопросов 28 — 29 посвящаются отведению земельных участков, но как слышали мы до выборов про жалобы на нехватку денег в бюджете, так слышим и по сей день.
Обещали перед выборами навести порядок в жилищно-коммунальной сфере. Позвали какого-то Дуссманна. Говорили: спасет ЖКХ. «Гутен таг, — сказал тот, — яйка, млеко, платите деньги». Народ возмутился. Погнали немца восвояси, а народу так толком и не объяснили, що ж це було? Мабуть, НЛО. Не сіло, не впало, а гроші забрало.
Глаголал Сергий, что наведет порядок в водном хозяйстве. Хотя кандидату и напоминали, что колодцы ему уже не подчиняются, все равно обещал разобраться. Колодцы были сданы в концессию.
Перед выборами был разговор о благоустройстве. Но горожане постоянно наблюдают вырубку зеленых насаждений и строительство далеко не всегда эстетичных сооружений. Град Луганский постепенно превращается в каменные джунгли. Надо что-то делать.
И последнее, чем отличился князь, это наполеоновские планы по строительству памятника Екатерине II и увеселительного центра на могилах Сквера памяти. Уж сколько просили, умоляли: оставьте мертвых в покое, — все равно прислал землекопов. Правда, на общественных слушаниях князь таки выслушал всех недовольных и обещал разобраться с этой проблемой. Сие мы вспомнили специально, дабы закончить летопись хэппи-эндом…
И стали луганчане жить-поживать, добра наживать да песенки про доброго князя сочинять.
Жизнь — не сказка, но для будущих летописей не мешало бы жизнь нашего града добрыми делами приправить. Дабы не было стыдно пред потомками.

Многогрешный летописец
Герман Борисов.


P.S. А теперь самое время заглянуть горожанам града Луганского в душу и ответить на вопрос, почему они отдают голоса именно за таких кандидатов, и отчего те, кому доверяют город, ведут себя именно так, как ведут, а не иначе. Также мы попробуем составить прогноз на будущее (то есть сменим роль Нестора-летописца на Нострадамуса) и внесем предложения: что нужно сделать, чтобы Луганск все-таки стал Святоградом, а не замурованной в асфальт пивнушкой…


12.09.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: