Сегодня

ЛЕГЕНДАРНЫЙ КРЕЙСЕР

0
 (голосов: 1)
ЛЕГЕНДАРНЫЙ КРЕЙСЕР ЛЕГЕНДАРНЫЙ КРЕЙСЕР

В детстве летние каникулы я часто проводила у своей тети в Севастополе. Ее муж, Алексей Петрович Перцев – капитан І ранга, рассказывал много интересного о своей службе на флоте в годы Великой Отечественной войны. Рядом с их домом на улице Ленина до сих пор находится военно-исторический музей Черноморского флота, куда мы часто ходили.

 

С ноября 1972 года я начала работать в Луганском областном краеведческом музее. Отдел истории, к которому относился период Великой Отечественной войны, возглавлял фронтовик Григорий Федорович Попов, собравший огромную коллекцию реликвий о героических подвигах наших земляков. Со временем он ушел на пенсию, а мне, молодому научному сотруднику, поручили исполнять обязанности заведующего отделом и строить в новом здании Луганского областного краеведческого музея экспозицию залов «Наш край в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945гг.» Это было очень ответственно. Необходимо было расширить научно-исследовательскую работу, поиск и сбор новых интересных материалов. И когда в очередной раз я приехала в Севастополь, то уже целенаправленно интересовалась кораблем, который носил имя нашего прославленного земляка Климента Ефремовича Ворошилова, и луганчанами, служившими на крейсере «Ворошилов».

 

В музее Черноморского флота узнала, что к началу войны в составе РККФ было семь крейсеров: четыре проекта 26 и 26-бис, три крейсера, достроенные на основе корпусов и механизмов крейсеров дореволюционной закладки типа «Светлана». Первым шагом в создании крупных артиллерийских кораблей явилось строительство легких крейсеров по проекту 26 и 26-бис, что были разработаны в ЦКБ-17 на основе купленного в Италии проекта «Эугенио Ди Савойя». Основным предназначением легкого крейсера явились действия в составе эскадры для вывода легких сил в атаку, поддержка корабельного дозора и разведки, а также охранение эскадры от атак легких сил.

 

Проектирование крейсера проекта 26 началось в середине 30-х годов. Головной крейсер этого проекта «Киров» был заложен на Балтийском заводе в Ленинграде 22 октября 1935 года. Он вступил в строй 26 сентября 1938 года.

 

Энергетическая установка для этого корабля была закуплена в Италии у фирмы «Ансальдо». Почти одновременно с крейсером «Киров» 15 октября 1935 года на Николаевском заводе №198 имени А. Марти (заводской номер 297) был заложен однотипный крейсер «Ворошилов» и спущен на воду 28 июня 1938 года. Он вступил в строй 20 июня 1940 года. Как для него, так и для следующих крейсеров использовались энергетические установки отечественного производства, но выполненные по итальянским чертежам. Эти советские легкие крейсера, построенные до войны, отличались высокими боевыми качествами и не уступали лучшим иностранным кораблям. Классифицировались как легкие, однако по калибру главного вооружения попадали в класс тяжелых. В борьбе с германскими вооруженными силами на Балтийском и Черноморском театре военных действий они оказывали мощную артиллерийскую поддержку сухопутным войскам на приморских флангах, участвовали в обороне военно-морских баз и опорных пунктов.

 

Легкие крейсера на Черном море принимали участие в высадке морских десантов, обеспечивали свои морские перевозки и нарушали перевозки противника. Они внесли вклад в оборону Ленинграда, своими огневыми ударами наносили серьезный урон противнику в живой силе и технике. Крейсера «Киров», «Максим Горький», «Ворошилов» стали Краснознаменными. Они остались в истории не только как самые современные и мощные корабли ВМФ периода Великой Отечественной войны, но и как родоначальники целого поколения артиллерийских крейсеров, вошедших в строй уже в послевоенные годы и остававшихся основой флота СССР на протяжении двух десятилетий.

 

Многие наши земляки служили на крейсере «Ворошилов». Во время сбора материалов я познакомилась с Александром Васильевичем Дикановым из Родаково Славяносербского района Луганской области, на крейсере «Ворошилов» он был главным старшиной. Ветеран вспоминал о первой встрече с кораблем, который поражал своими размерами. Его длина – 191,4 метра, ширина – 17,7 метра, водоизмещение – 7756 тонн. Вооружен девятью 180-миллиметровыми артиллерийскими орудиями, имел шесть 100-миллиметровых и девять 45-миллиметровых орудий, четыре пулемета ДШК, торпедные аппараты, 164 мины, 50 глубинных бомб. Прочная броня толщиной от 50 до 150 мм предохраняла борта, палубу, стенки и крыши башен и боевой рубки. Экипаж состоял из 44 офицеров и 690 матросов, а в 1944 году насчитывал 881 человека. Будущие матросы с роду не видели ничего подобного. Особенно поражали орудия главного калибра. Тяжелые снаряды весом 97 килограммов из этих 180-миллиметровых орудий, в зависимости от мощности порохового заряда, могли пролететь до 38 километров. Это было значительно больше, чем дальность стрельбы любых германских береговых батарей.

 

Диканов в подробностях помнил тот день, когда первый раз спустился на 17 метров ниже палубы крейсера. Там, в отделении, стояло шесть основных и семь вспомогательных котлов. Они поражали своей массой и высотой. В наш музей Александр Васильевич передал типографский текст военной присяги рабоче-крестьянского флота 1939 года, по которому принимал присягу, почетные грамоты от народного комиссара ВМФ Союза ССР адмирала Н.Г. Кузнецова за отличную работу по ремонту кораблей и боевой техники (1942 год); за отличную эксплуатацию электро-технических установок кораблей и береговых батарей (1943 год); грамоту командира красного крейсера «Ворошилов» капитана 1-го ранга Е. Жукова главному старшине А. Диканову – участнику боев за Севастополь, Керчь, Новороссийск – за долголетнюю службу в военно-морском Черноморском флоте. Он передал столовую ложку из нержавеющей стали с выгравированным № 52453, выданную ему на корабле. Из колпачка взрывателя зенитного снаряда он изготовил два сувенирных бокала, напоминающие стаканы для карандашей, с гравировкой: «Вспомни Новороссийск 2-11-1941г.», на другом – «Вспомни Севастополь 28-5-1942г.». Его флотская «форменка» и бескозырка с ленточкой «Крейсер «Ворошилов» дополняет коллекцию. На пожелтевших фотографиях запечатлены группы моряков крейсера в кубриках, на политзанятиях, за обедом, на Севастопольском рейде, орудия крейсера готовы к бою, матрос Никульшин заряжает зенитный автомат (г. Поти, март 1943 г.).

 

Из Севастополя председатель совета ветеранов Краснознаменного крейсера «Ворошилов» капитан 1-го ранга в отставке В.П. Белобородов, который в годы войны был главным старшиной на крейсере, передал флотский китель, фуражку-мичманку, боцманскую дудку мичмана. При его содействии музей обороны и освобождения Севастополя передал нашему музею тахометр – прибор для измерения частоты вращения оборотов левой машины (был снят после прекращения плавания крейсера «Ворошилов»).

 

В теме «Оборона городов-героев» экспозицию украшает флаг Гюйс (военно-морской флаг, поднимаемый на носовом флагштоке во время якорной стоянки) крейсера «Ворошилов» (величина полотнища 2,44х3,42м). В фондах музея хранится боевой вымпел, военно-морской флаг Краснознаменного крейсера «Ворошилов» – все это прислал В.Ф. Кондря из войсковой части города Владивостока.

 

После вступления в строй крейсер «Ворошилов» вошел в состав Черноморского флота в качестве флагманского корабля, на нем держал свой флаг контр-адмирал Т.А. Новиков. Корабль отрабатывал задачи боевой подготовки - как одиночные, так и в составе отряда. С 14 по 20 июня 1941 года участвовал в больших учениях флота, проводимых совместно с войсками Одесского военного округа.

 

22 июня 1941 года крейсер вышел на оперативное дежурство. Через несколько часов команда крейсера вступила в бой с немецко-фашистскими самолетами, рвавшимися к Севастополю. А уже на третий день войны «Ворошилов» в составе легких сил нанес первый удар по главной базе вражеского флота на Черном море – порту Констанца. Так началась Великая Отечественная война для экипажа самого современного по тем временам крейсера «Ворошилов».

 

Контр-адмирал Н.Г. Кузнецов в книге «Курсом к победе» рассказывает, что королевская Румыния, как и предполагалось, выступила союзницей фашистской Германии. Советское командование решило нанести удар по главной базе румынского флота – Констанце. 25 июня ударная группа из пяти кораблей (крейсер «Ворошилов», лидеры «Москва», «Харьков», эсминцы «Смышленый» и «Сообразительный») нанесли удар по главной военно-морской базе противника на Черном море – порту Констанца. «Ворошилов» вышел из Севастополя в 22.41, на 2,5 часа позже лидеров. В темноте, в условиях радиомолчания, корабли потеряли друг друга, всю ночь крейсер шел один, без охранения. Корабли совершили переход ночью и на рассвете внезапно появились перед Констанцей. В 5 часов утра открыли огонь. Это был смелый набег, что подтверждали и представители немецкого командования в Румынии. Командир всего соединения контр-адмирал Т.А.Новиков и командир ударной группы лидеров капитан 2-го ранга М.Ф.Романов сделали все от них зависящее, чтобы выполнить задание. По намеченным объектам было выпущено 350 снарядов. На берегу вспыхнули большие пожары – горели нефтебаки в порту, железнодорожный вокзал, состав с боеприпасами, разрушены пути, прервалось железнодорожное сообщение между Констанцей и Бухарестом. Но этот успех достался дорогой ценой. Минная опасность оказалась значительно большей, чем ожидали моряки. Новые электромагнитные мины, сконструированные гитлеровцами, действительно являлись грозным оружием на первом этапе войны. С помощью этих мин немцы отправили на дно не один английский корабль. На Черном море при выходе из Севастополя подорвался эсминец «Быстрый». Наши моряки пытались разгадать секрет коварных новинок и еще не имели надежного средства для борьбы с ними. При набеге на Констанцу артиллеристы удачно накрыли цели. При отходе корабли развили большую скорость – 30 узлов – и пошли на зигзаге; в итоге потеряли параваны – приспособления для обезвреживания мин, мощный подводный взрыв разломил корпус лидера «Москва» на две части, а «Харьков» был накрыт крупнокалиберной артиллерией противника и получил повреждения.

 

Немецко-фашистские полчища рвались к Севастополю. Авиация и корабли Черноморского флота оказывали помощь сухопутным войскам. В.Белобородов вспоминал: «19 сентября наш крейсер из Каркинитского залива с помощью двух самолетов-корректировщиков нанес артиллерийский удар по скоплению живой силы и технике врага в районе деревни Алексеевка. На голову фашистов было обрушено полторы сотни снарядов главного калибра. Вражеские самолеты систематически налетали на главную базу флота. 2 ноября, например, зенитчики нашего крейсера отразили 23 групповые авиа-атаки. Во время первого налета три самолета Ю-88 с высоты 800 м сбросили 10-12 бомб, из которых две, весом 250 кг, попали в крейсер. Поступившая через пробоину площадью 8 м вода затопила артиллерийский погреб и минно-торпедные погреба. Вторая пробоина – площадью 16 - 18м. Через нее тоже хлынула вода и образовалась поперечная трещина от борта до борта шириной 30 см. Возник крен на правый борт. Повреждено рулевое управление. Погас свет, в кубрике №11 начался пожар. Пожар в погребе 3-й башни, к счастью, погасила вода, поступавшая через пробоину. Личный состав «Ворошилова», особенно аварийные группы, ежечасно проявляли мужество, отличные знания материальной части крейсера. В борьбе с пожарами, поступлением воды во время повреждений отличились инженер-капитан-лейтенант Владимир Лейбович, старший техник-лейтенант Георгий Федорин, главный старшина Александр Диканов, краснофлотцы Сергей Широков, Михаил Зарочинцев, Иван Калинин и десятки других. К утру 4 ноября машинистам, работавшим почти сутки в затопленном румпельном отделении в легководолазных костюмах, удалось переключить масляные гидравлические магистрали и поставить перо руля в нейтральное положение, а затем перейти на ручное управление. При изменении курса скорость снижалась, и руль перекладывали вручную усилиями 12 человек. В 15.00 4 ноября «Ворошилов» отшвартовался у причала г. Поти. Ремонт корабля выполнял завод №201, применив впервые на флоте специально построенный кессон – так называемый бездоковый метод. 18 марта 1942 г. крейсер вернулся в строй. Из г. Поти крейсер направился в Феодосийский залив для обстрела позиций противника. 10 апреля 10 самолетов Ю-88 сбросили на порт до 50 крупных фугасных бомб. От их осколков в корпусе крейсера появилось множество мелких пробоин, имелись убитые и раненые. Поэтому 11 апреля корабль перешел в Батуми».

 

Обстановка на фронте сложилась так, что в мае 1942 года войска Крымского фронта оставили Керченский полуостров. Положение защитников Севастополя резко ухудшилось. Враг усилил блокаду города с моря и воздуха. Однако кораблям удавалось прорываться в Севастополь. 19 мая крейсер «Ворошилов», эсминцы «Сообразительный» и «Свободный» получили приказ доставить из Батуми в Севастополь 9-ю бригаду морской пехоты, которой командовал полковник Н.В. Благовещенский. Приказ предусматривал приход кораблей в главную базу около часа ночи, разгрузку в течение полутора часов и выход в обратный рейс не позже 3.00, а также движение в море на большой скорости. На крейсер погрузили 36 орудий, 12 минометов, автомашины, обоз, 280 тонн груза и 2485 бойцов и офицеров. Ветераны крейсера рассказывали, что действия были настолько четкими, слаженными и выгрузка заняла полтора часа. Взяв на борт 406 раненых, сотни эвакуированных женщин, детей, стариков, корабль направился в Туапсе. Его шесть раз безуспешно атаковали одиночные самолеты и небольшие группы бомбардировщиков. Это был последний поход крейсера в окруженный город. В первых числах июля Ставка Верховного Главнокомандования приказала оставить Севастополь. Почти триста тысяч солдат и офицеров потерял за время осады противник у стен черноморской твердыни. «Севастополь оставлен советскими войсками, но 250-дневная оборона Севастополя войдет в историю Великой Отечественной как одна из самых ярких ее страниц», – говорилось в сообщении Совинформбюро.

 

У каждого корабля, как и у каждого бойца, своя судьба. Крейсер «Ворошилов» продолжал громить врага, осуществлял артиллерийскую поддержку наступления 47-й армии в районе Новороссийска 1 февраля 1943 года. После гибели 6 октября 1943 года от ударов немецкой авиации лидера «Харьков» и эсминцев «Беспощадный» и «Способный» Ставка Верховного Главнокомандования запретила использование без ее ведома эсминцев и более крупных кораблей на Черном море. 18 августа 1944 года крейсер «Ворошилов» перебазировался в Новороссийск, а 5 ноября в составе эскадры ЧФ под флагом командующего эскадрой вице-адмирала Н.Е. Басистого совершил переход из Новороссийска в Севастополь. Члены его экипажа, среди которых было немало ворошиловградцев, участвовали в новороссийской десантной операции, освобождали Одессу. Их мужество, стойкость, преданность Родине были высоко оценены командованием.

 

8 июля 1945 года крейсер был награжден орденом Красного Знамени, более чем полторы тысячи краснофлотцев были отмечены орденами и медалями. Во время войны кораблем командовали капитан І ранга Ф.С. Марков, с 29 марта 1943 года – капитан ІІ ранга (затем капитан І ранга) Е.Н. Жуков.

 

Среди воспоминаний ветеранов был один любопытный факт. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль посетил корабль, когда в феврале 1945 года во время Ялтинской (Крымской) конференции руководителей стран антигитлеровской коалиции крейсер «Ворошилов» – лучший на то время боевой корабль Черноморского флота – был лидером специальной группы кораблей, обеспечивавших безопасность англо-американских судов.

 

Бывший первый секретарь Ворошиловского (Алчевского) горкома комсомола (1956 – 1960) А.М. Снежко рассказывал, что комсомольцы, участвовавшие в восстановлении шахты «Украина» и Алчевского меткомбината, боролись за право стать участником делегации для поездки на крейсер «Ворошилов» в Севастополь в 1944 – 1950 годах, над которым шефствовала городская комсомольская организация.

 

О дальнейшей жизни крейсера В.Белобородов сообщил, что в апреле 1954 года его поставили на капитальный ремонт и модернизацию на Севморзаводе, а 17 февраля 1956 года вывели из боевого состава флота, разоружили и 7 августа 1959 года переклассифицировали в опытное судно для испытания новых видов ракетного оружия. 6 октября 1972 года корабль стал плавказармой, а 2 марта 1973 года исключен из списков флота и разобран на металл.

 

Прославленный корабль отслужил свою воинскую службу и по ходатайству ветеранов крейсера его флаг был передан современному большому противолодочному кораблю «Маршал Ворошилов», который охранял до 1992 года тихоокеанские рубежи.

 

Наталья БУГАЕВА.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: