Сегодня

Человек театра

0
 (голосов: 0)
Человек театра Человек театра

Коренная луганчанка Ирина Юсупова, связав свою судьбу с музыкой и вокалом, наверное, и не подозревала, что именно они приведут ее под сень Мельпомены. А спустя время окончательно убедится: она – человек театра. Правда, сначала ей предстояло пройти путь поисков творческого «я», с головой окунувшись в педагогику.

 

Как многие обладающие музыкальным слухом сверстницы, Ирина окончила музыкальную школу по классу скрипки и фортепиано. Затем было музыкальное училище по классу скрипки. Диплом специалиста предлагал два пути развития и самосовершенствования, ибо речь шла о двух профессиях – «артист оркестра» и «преподаватель по классу скрипки». Девушка выбрала второе и поступила в педагогический институт, став дипломированным учителем музыки и пения, а также хормейстером. Восемь лет преподавала по классу скрипки в музыкальной школе в поселке Юбилейный. Ее воспитанники без труда поступали в специализированные учебные заведения, поэтому коллеги присвоили молодому педагогу звание «Мастер – золотые руки».

 

Потом была случайная встреча с директором общеобразовательной школы №1, в которой она училась. Оказалось, что в той школе освободилось место учителя музыки. Это было новое для нее направление в педагогике, и Ирина решила попробовать свои силы на ином поприще. Общеобразовательная стихия затянула надолго. Даже когда через три года она опять же случайно встретила своего однокурсника Виталия Балджи, пригласившего ее на работу в Луганский областной академический украинский музыкально-драматический театр, Юсупова не смогла оставить школу. Тогда театру срочно требовался хормейстер.

 

- Я растерялась, - честно признается моя собеседница, - ведь по этой специальности не работала ни дня. Но знавший меня по музучилищу Виталий заверил, что все получится. С этим согласился впоследствии и ныне покойный дирижер оркестра Леонид Бахмутский, к которому пришла на собеседование.

 

Вот так с 1995 года Ирина Юсупова стала служить в театре по совместительству, параллельно преподавая в школе. И первой постановкой с участием нового хормейстера стал «Жіночій бунт» - музыкальная комедия композитора Евгения Птичкина о донских казачках, которым надоел произвол мужей.

 

Конечно, специфика деятельности театрального хормейстера имеет свои отличия. Да, он разучивает с актерами вокальные номера и хоровые партии, если таковые есть в спектакле, можно сказать, по традиционной методике. Но все в его работе подчинено тематике спектакля, именно она диктует правила игры. Образность и эмоциональность подачи той или иной партии должна стать неотъемлемой частью целостного музыкального полотна спектакля.

 

- Сложно определить, что при этом важнее: артистизм или вокальное мастерство, - рассуждает Ирина. – Даже актерское исполнение (когда поет человек без особых вокальных данных, но с музыкальным слухом) не может быть фальшивым.

 

- Не секрет, что актеры порой вообще не имеют вокальных данных. Как выходите из подобных ситуаций? – не удерживаюсь от провокационного вопроса.

 

- С честью, - в тон мне отвечает хормейстер. – На хоровых занятиях оттачиваем музыкальный слух, используем мелодекламацию, речитатив и, разумеется, пускаем в ход актерские премудрости. Вообще же при распределении ролей учитываются вокальные данные актеров. И если роль предполагает исполнение «вживую» вокальных партий, то ее получает обладатель хорошо поставленного голоса, то есть профессиональный вокалист. И таких в театре достаточно много. Правда, был в моей практике случай, когда актер без музыкального образования и специальной подготовки сумел-таки добиться значительных успехов в работе над вокальным исполнением, хотя и опирался лишь на собственную интуицию. Значит, нет ничего невозможного для творческого целеустремленного человека.

 

- Получается, можно любого человека научить петь – было бы желание?

 

- Нет, но научить определенным азам исполнительного мастерства можно. Например, правильно открывать рот и дышать, чисто интонировать и прочему.

 

- Повторением монологов и реплик ролей непремьерных спектаклей актеры занимаются самостоятельно. А вокальных партий и номеров?

 

- В распорядке дня обязательно предусмотрены репетиции с хормейстером, где прогоняются не только вокальные композиции для премьеры. Это репетиции как под фортепиано, так и с оркестром.

 

- Часто ли ругаете своих подопечных, имея за плечами немалый опыт педагогической практики?

 

- В общем-то, я спокойный и уравновешенный человек, но бывает всякое. Скорее, педагогический опыт помогает найти общий язык. Актеры так же ранимы, как и дети.

 

- Не подсчитывали, сколько спектаклей уже поставлено с вашим участием?

 

- Нет, ведь помимо спектаклей, есть еще и концертная деятельность театра. В этом году, кстати, я сама подбирала репертуар концерта к 8 Марта. Хотя некоторые спектакли запоминаются надолго.

 

- Назовите знаковые для вас постановки. Чем они запомнились?

 

- «Титарівна», за которую я получила на донецком фестивале диплом, сто гривень премии и утюг, - улыбается Ирина. – А если серьезно, то знаковых не так и мало. В свое время была интересная работа с луганским композитором Сергеем Турнеевым. Он, кстати, был моим педагогом в училище. «Ніч під Івана Купала», «Свіччине весілля», «Титарівна» и «Тарас Бульба» - к этим спектаклям он написал великолепную музыку, достаточно сложные хоровые музыкальные номера – четырехголосые. Одна из последних моих удачных работ – «Розп’ята юність» также луганского композитора Юрия Дерского.

 

- Как член постановочной группы кому в первую очередь вы стараетесь угодить? Кто для вас в постановочной команде главный?

 

- Режиссер, который вынашивает концепцию будущего спектакля, как женщина дитя. Он озвучивает свои задумки всей постановочной группе и, разумеется, контролирует весь постановочный процесс. Да, я могу ему что-то подсказать. И если эта подсказка вписывается в его видение постановки, он ее принимает. Сначала это - только его детище, а потом уже становится нашим общим. Чем, например, была интересна для меня постановка «Маруся Чурай». Раньше я работала с академическими хоровыми номерами, а херсонский режиссер Сергей Павлюк очень любит этнос – мне впервые пришлось работать с вокалом в народной манере западных регионов Украины, в том числе и над хоровыми композициями. Для консультации он вначале привез хормейстера – специалиста в этой сфере. Потом уже работала сама. Сложно и интересно одновременно. Приглашенный режиссер остался доволен нашим вокалом.

 

И все же режиссер режиссером, но не менее важно для меня найти общий язык с актерами. Если у меня что-то получается, то я в первую очередь благодарю их за сотворчество, за то, что помогли мне как хормейстеру реализовать идею режиссера.

 

- Новым для вас было и участие в спектаклях-опереттах, украшающих сегодня репертуар театра?

 

- К опереттам мы подходили постепенно. Еще в 1999 году Владимир Московченко поставил музыкальный спектакль «Рандеву с опереттой», основанный на фрагментах из самых популярных оперетт. Три года назад первую оперетту в нашем театре поставил мэтр этого жанра, киевский режиссер Сергей Смеян. Его «Марица» представляла исключительно академический вокал – как у хора, так и у солистов. Вторую оперетту - «Сяйво Монмартра» - поставил уже Владимир Московченко. Конечно, музыка Кальмана великолепна, но особой сложности в этой работе для хормейстера не было.

 

- Над чем сейчас работает театр? И какова ваша задача в новой постановке?

 

- Над спектаклем по пьесе Миколы Кулиша «Маклена Граса», премьера которого перенесена на осень. В музыкальном оформлении используется городской фольклор. И для хормейстера в постановке работы немного. В планах на лето был музыкальный спектакль приглашенного режиссера со сложнейшей работой для хормейстера. Но, к сожалению, в нынешней непростой ситуации в регионе эта постановка откладывается.

 

- Что касается творческой мечты…

 

- Просто хотелось бы реализовывать себя в разных направлениях и жанрах, пробовать и открывать что-то новое. Но на данный момент – мира всем нам, чтобы все наши премьеры смогли состояться.

 

***

 

Уже четвертый год, как Ирина Юсупова, наконец, решилась расстаться со школой и посвятить все свое время и профессионализм театру, который успел стать родным. Говорят, что в театре приживаются только те, кого он признает своим. Театр признал ее своей почти двадцать лет назад.

 

Ирина ЛИСИЦЫНА.

Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: