Сегодня

Шок вхождения в войну

0
 (голосов: 1)
Шок вхождения в войну Шок вхождения в войну

Когда в начале нынешнего года мы строили планы на будущее (ближайшее, как водится под Новый год), даже представить себе не могли, что вскоре люди с оружием не просто внесут в них коррективы, а вынудят круто изменить направление планирования. Да что там направление и какие-то планы! В корне изменить привычный образ жизни, по-другому оценить приоритеты и с головой окунуться в омут не испытанных ранее эмоций.

 

Мы, знавшие об ужасах войны лишь понаслышке, еще долго осторожно называли происходящее вокруг «гражданским противостоянием». Перелом в сознании большинства наступил, пожалуй, после авиаудара по зданию Луганской областной администрации. В разгар рабочего дня. На глазах у сотен очевидцев, в том числе и детей… Страха не было. Был шок… С того момента и пошел для мирного населения отсчет военных будней. Мы открывали заново для себя значение слов «воздушная тревога», «бомбоубежище», «эвакуация»…

 

За три недели Луганск превратился в немноголюдный провинциальный городок в прифронтовой полосе. Некогда шумный областной центр с обычной повседневной суетой и автомобильными пробками теперь не узнать. Его покинули те, кто мог это сделать. В спешке люди бежали на север Луганщины, в другие города Украины и России, в Крым. В первую очередь эвакуировали детей, объединяясь в группы с соседями, родственниками и просто знакомыми. Паника? Возможно. Но скорее инстинкт самосохранения (родительский инстинкт), сопровождаемый трезвым расчетом. Ведь многие из уехавших надеются вернуться. С собой брали самое необходимое на первое время. Правда, на сколько может затянуться это время, никто не знает. А оставшиеся в городе учились жить по законам войны и осадного положения…

 

Сегодня мы уже не удивляемся большому количеству вооруженных людей на улицах, появлению военной техники на городских магистралях и звукам сирены машин сопровождения. Знаем, что нужно делать в случае воздушной тревоги. Изучены и приведены в порядок все близлежащие подвалы для вероятного укрытия. В каждой семье, думается, собраны сумки с документами, лекарствами и теплыми вещами для экстренной эвакуации ночью. Как, оказывается, мало, по сути, нужно человеку…

 

Мы научились засыпать и просыпаться под грохот канонады и минометный обстрел, свист пуль и гул авиации. Вспомнили все молитвы и стали чаще обращаться к Богу. Кто как умеет. Например, по Рузвельту: «Научи меня, Господи, спокойно воспринимать события, ход которых я не могу изменить; дай мне энергию и силу вмешиваться в события, мне подвластные, и научи меня мудрости отличать первое от второго». Некоторые впервые пошли в храм не по случаю или за компанию, а по духовной потребности…

 

Наш мозг включил самозащиту в виде так называемого «черного» юмора и иронии, появившихся в обиходе и помогающих воспринимать ситуацию адекватно. Озвученные вслух шутки порой плохо скрывают внутреннюю растерянность и отчаяние. Надоедливым молоточком засел в сознании мотивчик песни Сергея Бабкина: «Войнушки-ладушки для Родины-матушки, самолетики, танчики, открыли ротики мальчики. Войнушки-ладушки для Господа-батюшки, бугорочки, ямочки, невесты, черные рамочки…»

 

Мы по инерции ходим на работу (те, у кого она еще есть), забегаем в магазин за продуктами и за успокоительным в аптеку (или в тот же магазин - за сосудорасширяющим), хлопочем по дому, но… Теперь главный интерес в жизни – новости о ситуации в городе и на его подступах. Именно от них зависят наши дальнейшие действия, поступки, решения. Телевизор, радио, Интернет, телефон стали просто незаменимыми атрибутами для луганчан. Мы научились разбираться в противоречивой информации, опираясь на несколько источников сразу. Желательно, чтобы информация подтверждалась видео- или фотодоказательствами. Поток всевозможной информации подбрасывает для осмысления все новые и новые слова, всуе или намеренно оброненные политиками: «фильтрационные лагеря», «карательные отряды» и прочие…

 

Оказавшись в эпицентре боевых действий, мы оставили взаимные придирки к родным и близким, поняв, наконец, их мелочность и бесполезность. Мы стали вежливее и предупредительнее друг к другу, к окружающим незнакомым людям, потому что автоматически получили статус заложников одной и той же ситуации. Все чаще связываемся с теми, до кого в суматохе дел всегда не доходила очередь. Боимся опоздать?.. Ежедневные контрольные звонки самым близким – особенно после известий о боях или очередного обстрела. Почему лучшие человеческие качества проявляются в такие страшные моменты?..

 

Новоизбранный Президент Украины Петр Порошенко именовал ситуацию на юго-востоке «войной нового типа» с использованием профессиональных диверсионных групп, наемников, добровольцев, местного населения…

 

Шок продолжается…

 

На днях Президент выступил с мирными инициативами. К сожалению, мы — большинство — в данном случае просто заложники ситуации. Нашу судьбу решают где-то без нас… От этого тоже шок… Так не должно быть, это — противоестественно. И на самом деле страшно…

 

Ирина ЛИСИЦЫНА.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: