Сегодня

«Недаром помнит вся Россия»

0
 (голосов: 2)
«Недаром помнит вся Россия» «Недаром помнит вся Россия»

Отечественная война 1812 года была вызвана стремлением наполеоновской Франции к мировому господству и обострением русско-французских политических отношений.

 

Кто победил?
В ночь на 24 июня 1812 года почти 600-тысячная армия Наполеона (при 1372 орудиях) перешла русскую границу по Неману в четырех местах и двинулась по русской земле.
Две русские армии (1-я Западная Михаила Барклая де Толли и 2-я Западная Петра Багратиона) по численности вдвое меньше противника отступали к Смоленску, ведя арьергард-ные бои.
Лишь на подступах к Москве было решено дать генеральное сражение. Русская армия расположилась у села Бородино. Битва началась 26 августа 1812 года. Ее итоги до сих пор вызывают споры у историков, однако это была самая кровавая битва, каких до этого мир не знал. Русская армия потеряла 44 тысячи убитыми и ранеными, войска Наполеона — 42 тысячи. И хотя каждая из сторон признала победу за собой, в реальности она не досталась никому. Русские отступили, оставив неприятелю Москву, а французы так и не смогли добиться решающего перелома в борьбе.
Позже Наполеон по итогам Бородинской битвы достаточно точно заметил: «Из всех моих сражений, которые я дал, самое ужасное было под Москвой. Французы в нем показали, что достойны одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми».
Очевидно, это и есть окончательная точка в дискуссиях о победителях.

«Здесь мы ему надерем бока»
В войне 1812 года активное участие приняли и наши далекие предки — жители нынешней Луганщины. Важно упомянуть и прославленный в русской армии Мариупольский гусарский полк (бывший Луганский пикинерный). Но самый заметный след в истории наполеоновских войн оставили казаки станицы Луганской. На сегодняшний день известны имена свыше двухсот станичников — участников войны 1812 года и заграничных походов русской армии 1813 — 1814 годов, многие брали Париж в феврале 1914 года, многие погибли, многие отмечены наградами.
С началом вторжения неприятеля в пределы русской земли на Дону был объявлен сполох. В помощь армии формулировали 20 донских полков ополчения. В станице Луганской были призваны все способные носить оружие казаки от 16 до 50 лет. Полк формировал атаман Афанасий Никифорович Минченков (1752—1830). Сам служивый казак с 1776 года, сотник Афанасий Минченков снарядил на войну двух своих сыновей, Ивана и Самойла (Самуила). Записывались в полк и молодые, и старые: 19-летними в ополчение были записаны Кузьма Гнутов, Андрей Голоднов, Селиверст Ерошенков, Захар Погорелов и другие. Из отставных и служилых казаков — Андрей Алимов, Иван Баранцев, Семен Бородин, Терентий Валуйсков, Павел Григоров, Яков Калинин, Петр краснянсков, Тихон Колесников, Тит Пономарев, Илья Соколов, Пимен Туркин и многие другие, кого трудно перечислить в данном материале. Тем не менее следует упомянуть офицеров:войсковой старшина Леон Бузулуцков, есаул Григорий Иваненков, хорунжий Ивлей Казмичев, хорунжий Андрей Стехин, сотник Федор Стехин, есаул Петр Сысоев и другие. Урядники: Андрей Воронин, Иван Десятин, Семен Кузюбердин, Кондрат Пономарев, Егор Рябов, Прокофий Чаков.
Следует отметить, что в 1812 году донские казаки проявили себя с самой лучшей стороны, став известными всему миру как непревзойденные воины. Их высокие боевые качества на себе испытали не только французские солдаты, но и маршалы. Достаточно вспомнить дело под Миром: прикрывая отход русской армии, казаки применили свою излюбленную тактику «вентерь», заманив в ловушку и вырубив полк польских улан. Нужно отметить, что в отличие от других частей русской армии на протяжении всего 1812 года казаки никогда не выходили из состояния соприкосновения с противником: во время летне-осеннего отступления казачьи части находились в арьергарде, а в период изгнания французов вели непрерывные бои в авангарде неприятеля, разрушая мосты, коммуникации. Сами французские солдаты и офицеры признавали опасность со стороны казаков, подстерегавших их повсюду.
Бесстрашие и пренебрежение к смерти этих лихих наездников в лохматых шапках удивляло даже самого Наполеона. Известен один замечательный случай, который произошел в самом начале войны, в период победного шествия неприятеля к Смоленску, описанный в мемуарах одним из адъютантов Наполеона:
«Французам удалось взять в плен одного казака. Его вели конвоиры, а он шел и нес на себе тяжелое кавалерийское седло необычного вида. Со стороны это зрелище обращало на себя внимание. Его случайно заметил император (Наполеон.— Ред.) и захотел ближе посмотреть на пленника. Оказалось, что казак один отбивался от десятка улан и был схвачен, когда под ним пала лошадь. Перед тем как его пленили, он принялся снимать седло и упряжь с убитого коня и теперь с этим хозяйством предстал перед великим императором. Через переводчика ему задали вопрос: как он оценивает французскую армию и ее императора?» Не догадываясь, кто перед ним стоит, казак охотно отвечал, что взяли его числом — будь перед ним две-три неприятеля, а не десять, он бы не стоял сейчас пленником. А император у французов хорош, он одержал много достойных побед и сам лично ведет армию в битву, за это его казаки уважают, но он зря полез в Россию — здесь мы ему надерем бока.
Он постоянно твердил, что сожалеет, что попал в плен, а потеря коня для него, кажется, было бедствием. При этом он не интересовался своей личной судьбой. Его сейчас же могли расстрелять, а он нес на себе седло, думая, что оно ему еще пригодится.
По лицу императора скользнула едва заметная улыбка. Очевидно, ему понравилось, как держал себя казак. Он приказал выдать ему коня, вернуть оружие и отпустить».

Павел Хрещетицкий
В период 1812—1814 годов казаки станицы Луганской состояли в казачьих полках, которые в то время были именными: генерал-майора Дячкина, полковника Грекова 1-го, Золотарева 8-го, Гревцова 2-го, Мельникова 5-го.
Среди Героев 1812 года значится наш земляк Петр Матвеевич Греков (материалы, посвященные Петру Грекову, неоднократно печатались в областной прессе). Родился он в 1762 году в станице Луганской. Соратник Александра Суворова и Михаила Кутузова, мастер авангардного боя — так отзывались о нем французские маршалы. Его портрет украшает галерею Героев Отечественной войны 1812 года в Зимнем дворце Санкт-Петербурга.
Но более подробно хочется остановиться на биографии другого станичника-луганца — Хрещетицкого Павла Степановича (1786 — 1864 гг.). С началом событий 1812 года сотник Хрещетицкий в постоянных стычках с врагом отметился в отражении атак французов при деревне Кочержишки, на Будиловской переправе через Двину, в сражении под Витебском, где, сдерживая атаки двух полков, получил пулю в бок. За проявленную храбрость произведен в штаб-ротмистры. Оставшись в строю, принимал участие в обороне Смоленска, за что получил «высочайшее благоволение».
В отношении участия Павла Хрещетицкого в Бородинской битве в его послужном списке значатся скупые строки: «Участвовал в атаке неприятеля на левом фланге».
После оставления армией Москвы Павел Хрещетицкий остался на передовой линии «в беспрестанных стычках и перестрелках с неприятельскими разъездами».
22 сентября 1812 года штаб-ротмистр Хрещетицкий с двумя сотнями казаков отразил несколько атак превосходящих сил противника под селением, за что был награжден орденом святой Анны IV степени.
6 сентября Хрещетицкий участвовал при разгроме корпуса под командованием Мюрата при Тарутино, за что пожалован золотой саблей с надписью: «За храбрость».
Под Красным разбил неприятельскую колонну, взял в плен трех генералов и захватил четыре орудия. Отличился под Вильно и Ковно, вытеснял остатки «армии народов» за пределы Отечества.
По окончании кампании награжден орденами святой Анны II и III степени, святого Владимира с бантом. В период походов русской армии за границу участвовал в боях за Дрезден, при Кульме и в битве народов под Лейпцигом.
13 октября 1813 года вблизи города Эйзенаха со своим отрядом атаковал неприятельскую колонну, зайдя ей в тыл, истребил ее и захватил два орудия.
17 октября под Ганау взял в плен остатки корпуса маршала Мармона — около 500 человек. На следующий день первым вошел в город Франкфурт-на-Майне, за что пожалован орденом святого Георгия IV степени.
Во время пятой и шестой кампании 1814 года находился в конвое императора Александра I.
С 23 марта 1847 года — генерал-лейтенант.

Станичники
Известны имена многих казаков станицы Луганской — участников войны 1812 года и заграничных походов русской армии. Многие из них проявили безмерную храбрость, были награждены орденами и золотым оружием. Хорунжий Семен Филиппович Долотин с французами воевал еще в 1805 году, затем участвовал в войне с Турцией (1806 —1812 годы). В новой войне с французами в 1812 году отличился при Дубне, Березине. В заграничных походах — в сражениях при Лейпциге и под Сезанном. В отставке с 1842 года в чине генерал-майора.
Станичник Илья Ильич Попов (1794 — 1824 годы) отличился в сражениях при Лейпциге, Кеннигсваре, Михельсдорфе, Бери-Обак, Саусон. С 1813 года Илья Попов — хорунжий. Участвовал при взятии Парижа 19 февраля 1814 года. Умер есаулом.
Хорунжий Самуил Афанасьевич Минченков (родился в 1773 году), в 1812 году служит в полку Дячкина. 12 ноября 1812 года тяжело ранен в ногу. Награжден орденами святой Анны III и IV степени. За Лейпцигское сражение произведен в сотники. Его родной брат Иван Афанасьевич Минченков (1792 года рождения) также служил в полку Дячкина. За переправу через Эльбу (1813 год) награжден знаком отличия военного ордена (ЗОВО) святого Георгия. За 1841 год — есаул.
Петр Абрамович Апостолов (1763 года рождения), казак полка Золотарева 8-го, участник боев у города Борисова, на Березине. В 1813 —1814 годах отличился в боях при Магдебурге, Лейпциге, Кульме. 5 сентября 1813 года ранен саблей в руку. В отставке с 9 февраля 1818 года в чине сотника. Решением Войскового депутатского собрания все его потомки признаны в дворянском достоинстве.
Михаил Федорович Баранов (1791 — 1856 годы) на службе с 1 января 1812 года. В войне с наполеоновской Францией находился в полку Гревцова 2-го. Урядник, затем хорунжий. Умер в 1856 году в хуторе Калинов (рядом с хутором Чугинским).
Иван Павлович Долотин (1779 —1867 годы) участвовал в сражении под Аустерлицем в 1805 году. Участник войны 1812 года. Отличился в сражениях при Калише, Бауцине, Лейпциге. Хорунжий, сотник. За отличия в сражении при Лейпциге награжден орденом святой Анны III степени.
После наполеоновских войн численность казаков станицы Луганской значительно сократилась. Многие казачки остались вдовами. Молодые казачки не могли выйти замуж из-за отсутствия парней. Правление Войска Донского постановило приписке в казаки украинских крестьян из соседних слобод, расположенных на территории Войска. Условием приписки к казачьему сословию было жениться на казачке. Отказавшихся это сделать выселили за пределы территории Войска. Так была частично решена задача восстановления численности казачьих семей в станице Луганской.

Воинство, каких в мире нет
Спустя годы, находясь в изгнании, Наполеон не раз вспоминал роковой для него поход в Россию, поле мертвых, каким предстало его взору Бородинское поле после оставления Москвы. Вспомнил он и о русской армии, отметив в своих записках, что особо она ничем не отличается, кроме красивой формы ее полков. Иное дело — казаки: «Им, казакам, русские во многом обязаны своим успехом в 1812 году, это уникальное воинство, каких в мире больше нет. Дайте мне одних казаков — и я покорю весь мир».
Вспомнил ли он тогда пленного казака с кавалерийским седлом в руках, который пообещал ему «надрать бока»?

Владимир Федичев,
исследователь истории казачества.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: