Сегодня

Александровск: «заколдованное место»?

0
Александровск: «заколдованное место»?
Александровск:
«заколдованное место»?

До 1961 года этот городок районного подчинения был селом с названием Александровка, расположенным на западной окраине областного центра. «Александровкой» именуют его и сейчас в неофициальных беседах. Людская память крепкая. Хотя, может, просто язык не поворачивается у луганчан возвеличивать скромный населенный пункт до статуса города. Вместе с населением поселков Екатериновка, Тепличный и Дзержинского (а именно они сейчас входят в состав Александровской территориальной громады) здесь проживает почти десять тысяч человек. Чем не город?!— Город, не имеющий четких границ и подчиняющийся Артемовскому району другого города — Луганска. Понять эту уникальную территориальную структуру сложно.
Но как бы там ни было, а прогремел небольшой луганский город осенью прошлого года на всю страну. Оскандалился из-за большой любви к деньгам мэра Нели Маринченко, осужденной впоследствии за ту любовь к восьми годам лишения свободы. Со временем страсти улеглись, город жил в ожидании внеочередных выборов на мэрский пост — и снова ославился! На сей раз на взятке поймали секретаря исполкома городского совета. — «Что ж за место такое заколдованное?!» — впору воскликнуть. Вот только место ли? Или те, кто в месте том обитает? И не заинтересованы ли в подобном колдовстве претенденты на кресло городского головы? А депутатский корпус? Способен ли он противостоять «колдовским чарам» и колдунам разных мастей?




Центр города мало чем отличается от других его частей. Разве что амбициозно-громким названием — площадь Красная. Небольшой майдан, служащий кольцевой остановкой общественного транспорта, окружен основными городскими сооружениями. Практически в ряд выстроились здания почты, телеграфа, аптеки, магазина, Дома быта. Через дорогу — еще два магазина: «Спиртные напитки» и «Продукты». Да-а, обитатели всех этих сооружений могут с гордостью заявить: «А из нашего окна площадь Красная видна!»
Чуть поодаль — срочно нуждающийся в реставрации (после пребывания в нем противотуберкулезного диспансера) помещичий особняк, памятники воинам и храм. Стало быть, рядом проходят все городские торжества. Не понятно, где в те минуты находятся автобусы? В двух шагах от площади — больница (с одной стороны), парк и вещевой рыночек (с другой стороны).
Активная жизнь в центре кипит, по словам местных жителей, до одиннадцати часов утра. Трудоспособное население и учащаяся молодежь разъезжаются из города на работу и учебу в Луганск и поселок Юбилейный. По площади курсируют от одного здания к другому лишь люди пенсионного возраста, частенько останавливаясь для обмена новостями у рынка или магазинов. Молодежь посмеивается: мол, несколько кругов наматывают. Это — своеобразный утренний ритуал местных «аксакалов».
В центре и начинаем общение с народом. Правда, приезжать для общения пришлось дважды.
Вечером александровцы спешили после рабочего дня домой, были крайне немногословны и говорили, по сути, одно и то же. Некоторые, услышав наши вопросы, откровенно смеялись. А вопросы звучали следующие: «Знаете ли вы местных депутатов? Приходилось ли обращаться к ним за помощью?»
— Нет, не знаю, — признается мужчина средних лет. — Они мне не интересны. У них — своя жизнь, у меня — своя.
— А Вы за них голосовали? — допытываюсь у него.
— Ну голосовал.
— А за кого голосовали, помните?
— Так за партию голосовал, а в нее много такого попролезало. Слышали, что у нас в исполкоме творится? То-то.
Разговор подхватывает женщина:
— Пока сами в состоянии себе помочь. Чего к депутатам лезть в глаза. Им наших бабушек и дедушек хватает.
— А встречи с избирателями депутаты проводят? — спрашиваю.
— Наверное, проводят. Только нам туда некогда ходить. Вы у стариков спросите…
На следующий день едем в Александровск с утра. Повезло. Старики, действительно, о депутатах знают больше.
Надежда Ивановна:
— Я живу на улице Октябрьской, за которой закреплен депутат Галкин — частный предприниматель. Вообще не вижу его работы, ни разу с избирателями не встречался, нашими проблемами не интересовался. Зачем в депутаты пошел?
Такой вопрос задавали жители и депутатам Сотникову, Скляренко, о чьей работе тоже никто, по словам местных жителей, даже не догадывается.
Лариса Ивановна Оболонская, пенсионер, инвалид второй группы:
— Очень довольна работой наших врачей-депутатов Людмилы Николаевны Татаренко и Нины Алексеевны Долженко. И профессионалы безотказные, и на встречи с избирателями время находят. Я живу в квартале Гагарина, где депутаты горсовета проводят разъяснительную работу по переходу на автономное отопление. Видна работа депутатов и в благоустройстве города: за чистотой следят, дороги ремонтируют (но не всегда качественно).
Мария Федоровна Дробышева, пенсионер:
— Я — с улицы Тополиной. Наши депутаты помогают с оформлением субсидий, с получением справок. Причем сами по всем инстанциям ездят, а нам уже готовый результат привозят. Некому ведь больше помочь.

Мы неслучайно стали узнавать о депутатской деятельности местных народных избранников. Сегодня они — единственная власть в городе. Уже почти год. Тридцать человек, один из которых исполняет теперь обязанности осужденного мэра, — Сергей Петрович Снежко. Прежде чем встретиться с представителями власти воочию, знакомимся с ними по списку, размещенному на сайте Луганского городского совета.
Из 30 депутатов трое — работники исполкома горсовета (не считая Снежко). Значит, контроль за исполнением принятых депутатами решений есть кому осуществлять. Лишь бы не поразила их эпидемия деньгомании, гуляющая коридорами исполкома. Тьфу-тьфу! Пять депутатов официально безработные, а трое не указали место работы. Приплюсовать к ним одного пенсионера — и получится, что треть депутатского корпуса вполне могла бы сделать общественную работу основной, то есть заниматься ней вплотную, основательно. Так ли это?
Половина александровских избранников имеет высшее образование. Стало быть, люди неглупые, разбирающиеся во многих вопросах, способные стать консультантами и для избирателей.
Что касается партийной принадлежности, то восемнадцать депутатов представляют Партию регионов, остальные — другие политические силы (КПУ, «Нашу Украину», блоки Наталии Витренко и «За луганчан», БЮТ). Удается ли такой политически разношерстной компании находить общий язык? Или в победителях оказывается тот, кто в большинстве?
В общем, заочных вопросов набралось немало. С ними и поехали к александровским властям. Попали как раз на личный прием граждан исполняющим обязанности мэра Сергеем Снежко. Он же секретарь совета и депутат. Так что не понаслышке знает и о работе исполнительной власти, и о депутатской деятельности.
Первое, что бросается в глаза, — все двери кабинетов исполкома открыты. Прием граждан ведется в присутствии свидетелей, разговор фиксируется. Мысленно замечаю: «Во избежание провокаций и попыток подкупа». Позже мои догадки подтвердит и сам Сергей Петрович. Действительно, два случая за столь короткий период времени — поневоле станешь бдительным.
— И как вам работается после дискредитации власти в глазах избирателей? — спрашиваю напрямую.
— Нелегко, — честно признается Снежко. — На открытость и прозрачность нашей деятельности вы уже обратили внимание. Кроме того, отчитываемся перед александровцами на сходах, в местной газете «Есть такой город». Регулярно информируем население об инициативах и мероприятиях через «Доски объявлений», специально установленные в поселках и городе. Но доверие — вещь хрупкая. Понятно, что теперь каждый шаг представителей власти — под пристальным контролем горожан. А еще частые гости в исполкоме — сотрудники прокуратур разных уровней, которые изучают документацию нескольких последних лет. И все-таки мы продолжаем служить своему городу и по мере возможностей решаем его проблемы.
— Чем сегодня живет город?
— Подготовкой к зиме. Для нас это непростой вопрос, потому что жилой фонд, здания детского сада, школы и больницы находятся на балансе города Луганска. Значит, из бюджета Александровска на ремонт того же отопления мы не имеем права выделить ни копейки. В прошлом году на автономное отопление перешли жители улицы Стрельцова, но жители четырех квартир по этой улице вынуждены были зимовать с электрообогревателями. Котельную централизованного отопления из-за нерентабельности закрыли, а для установки «автономки» жители не нашли средств. Сейчас решается вопрос с переходом на индивидуальное отопление в квартале Гагарина.

Похожая ситуация с водоснабжением. Водопроводные сети и водонапорная башня поселка Дзержинского принадлежат Луганскому национальному аграрному университету. Они давно вышли из строя и нуждаются в замене. Только установка башни и автоматического управления, упорядочение санитарной зоны требовали вложения около 135 тысяч гривень. С помощью заместителя Луганского городского головы, депутата областного совета Зазы Зухбая проблема стала решаться. 70 тысяч выделил университет, остальные средства — забота александровского депутатского корпуса, который ведет переговоры со спонсорами. Половина недостающей суммы уже найдена. Сегодня башня работает, осталось упорядочить санитарную зону. Но проблема не исчерпана. Раньше в поселке работало три скважины, сейчас — одна. Естественно, воды не хватает, особенно в летнее время. Чтобы заново запустить вторую скважину, потребуется не меньше 150 тысяч гривень, включая расходы на получение лицензии на пользование недрами.
Не лучше обстоят дела и с водопроводными сетями в поселках Тепличный и Екатериновка, находящихся на балансе ООО «Лугансквода». Жители первого поселка получают воду по часам (два часа утром, один час в обеденное время и два часа вечером). А жители верхних улиц Екатериновки зачастую вообще остаются без воды. Два месяца назад с помощью местного депутата Юрия Кириченко отремонтировали водопровод по улице Агрономической. Но это — малая часть решения проблемы, которой занимаются сами александровцы.
Головная боль депутатского корпуса Александровского городского совета — целый список проблем, из которых трудно отдать приоритет какой-то одной. Здание новой школы № 67, слава Богу, возвели, а недоработки остались. Пешеходную зону возле школы необходимо сделать, чтобы лихачи не устраивали там гонки? Необходимо! Запланированный в школе бассейн так и не был построен. Дожать этот вопрос — дело чести, считают местные народные избранники. Со строительством школы связана еще одна проблема — отсутствие футбольного поля, которое было переоборудовано под школьную спортивную площадку. И сегодня двум городским футбольным командам, призерам районных и городских соревнований, негде тренироваться.
И далее — по списку.
Наполнение казны города Александровска зависит от подоходного налога, аренды и продажи земли. Но земельный вопрос в течение последних двух лет — один из проблемных. Как оказалось, у города нет четких границ, поэтому он находится в окружении спорных территорий. На узаконивание границ, проектные работы и переоценку земельных участков, которые, несомненно, увеличили бы доходы в местный бюджет, необходимо как минимум 160 тысяч гривень.
Требует капитального ремонта Александровская городская многопрофильная больница. Необходимо восстановить ограждение больницы и провести наружное освещение по всей ее территории. Согласно предписаниям Артемовской районной санэпидстанции, был закрыт рентген-кабинет. В обновлении медицинского оборудования нуждаются и другие подразделения.
Узнав о том, что в Луганске разрабатывается программа «Город-парк», местные депутаты добились включения в перечень объектов реконструкции и парка в Александровске. Сами провели геодезическую съемку всех деревьев в зеленой зоне, сделали проект и согласовали его с областным управлением градостроения и архитектуры. Александровский парк включили в перечень. Правда, его, согласно программе, планируется реконструировать лишь в 2012 — 2013 годах.

— И все же, Сергей Петрович, насколько эффективна работа депутатского корпуса местного уровня в современных условиях? Возможно, это — анахронизм? Согласитесь, когда город находится внутри района другого города, соответственно выстраивается и административная вертикаль подчинения, ограничивающая полномочия александровских депутатов.
— С моей точки зрения, для такого совета, как наш, депутатский корпус в тридцать человек чересчур велик, — говорит Снежко. — На сессии больше двадцати человек не приходят. Есть такие, которые вообще не проявляют интереса к депутатской деятельности. Они, дескать, не подозревали, что она будет занимать столько времени, когда баллотировались. Теперь им трудно совмещать дела семейные и профессиональные с общественными. Этим депутатам не раз предлагалось написать заявления о сложении полномочий и уступить свое место тем, кто хочет и может работать на благо громады. Не хотят. Не помогают и обращения к руководителям политических сил, которые они представляют. Активных депутатов — единицы. В основном это люди с опытом депутатской работы, сознательно баллотировавшиеся в органы местного самоуправления. Они — незаменимое организаторское и координирующее звено между избирателями и руководителями предприятий, спонсорами, между избирателями и представителями исполнительной власти, депутатами более высокого уровня. Новое поколение народных избранников — депутаты-предприниматели, которые способны не только организовать, но и оказать материальное содействие решению проблем громады. Причем совершенно не имеет значения партийная принадлежность депутатов, их объединяют интересы Александровска. Думаю, десяти-пятнадцати депутатов в органах местного самоуправления нашего уровня вполне хватило бы.
Имена активных депутатов называли и Сергей Снежко, и сами александровцы. Из тех, что совпали, — Сергей Юрьевич Нечаев, Татьяна Владимировна Солодченко, Иван Васильевич Величко, Роман Гончаров. С некоторыми удалось побеседовать. Спрашивали следующее: «Как оцениваете работу депутатского корпуса? Какие результаты можно отнести к его достижениям? Чего не хватает депутатской команде?»
Иван Величко:
— Работу нашего депутатского корпуса можно охарактеризовать как шаг вперед — и два назад. Не первый год нами поднимаются вопросы о школе, детском саде, больнице, которые являются коммунальной собственностью Луганска. А воз и ныне там. Бюджет Александровска формируется в Луганске скорее всего по остаточному принципу. А как еще, если в собственности нашей территориальной громады ничего нет? Жилой фонд и тот не наш. Разве это правильно? Почему александровские депутаты должны ходить с протянутой рукой, чтобы обеспечить решение проблем газификации, водоснабжения? Зачем нужны депутаты местного уровня, если их обращения, сигналы о нарушениях игнорируют все вышестоящие инстанции? Их пересылают по кругу, пока они снова не вернутся в наш же совет. С нашим мнением, нашими требованиями, решениями сессии не хотят считаться. И я хорошо понимаю тех своих коллег, которые перестали приходить на заседания сессии. Они поняли бессмысленность своей работы.
Сергей Нечаев:
— Депутаты работают слаженно. Благодаря нашей активной позиции решился положительно вопрос с ликвидацией на территории города противотуберкулезного диспансера, обеспечением водой жителей поселка Дзержинского, а также газифицирован микрорайон Тополиный. Эти проблемы не решались годами. А помощь нам нужна только материальная.
До того, как Снежко возложил на себя обязанности секретаря совета, а затем стал совмещать эту должность с обязанностями мэра, ему, как депутату Александровского городского совета, приходилось заниматься вопросами благоустройства (дороги и освещение) двух наиболее протяженных улиц в Екатериновке. Тогда, наверное, и он имел претензии к местной исполнительной власти.
— Справедливо ли ругают власть (это было всегда и везде) рядовые горожане? — спрашиваю Сергея Петровича — теперь уже как представителя этой власти.
— Пока сам не окунешься в работу исполкома, не вникнешь в бюджетные тонкости — не поймешь всей сложности реализации принятых на сессии решений, не говоря уже о проблемах, копившихся годами, — отвечает мой собеседник. — Конечно, обидно, если ругают за бездействие. Мы не сидим сложа руки. И как бы ни старались обезглавить наш город, до безвластия в Александровске еще далеко. Власть в городе есть, и она никогда не прекращала заниматься насущными проблемами горожан.

Будущее Александровска Сергей Снежко видит в развитии туристической и культурной инфраструктуры, ведь этот населенный пункт старше Луганска. Здесь сохранились два памятника архитектуры — Свято-Вознесенская церковь и бывший помещичий дом, сооруженные в 1772 году. А еще — дом управляющего на территории бывшей школы, помещичьи конюшни. Сеть подземных ходов (с винными погребами в одном из них) тоже могла бы привлечь туристов. Два года назад одна из киевских бизнес-структур заинтересовалась помещичьей усадьбой и арендовала эту территорию под обустройство фитнес-центра на берегу Лугани. В их планы входили реставрация старинного здания, размещение площадок для активного и пассивного отдыха, очистка русла реки. Из-за кризиса работы приостановлены.
Многие александровцы против того, чтобы город лишили его статуса — сделали, например, районом Луганска. По разным причинам. А пока в городе нет даже собственного отделения милиции: на 10 тысяч жителей — два участковых милиционера. И одна уборщица на весь город…

Скоро ли будут досрочные выборы мэра в Александровске и будут ли, неизвестно. Все зависит от Верховной Рады. Но в связи с этим хочется вспомнить старую добрую пословицу: «Не место красит человека, а человек — место». Не зря ведь в украинском переводе слово «город» звучит именно как «місто».
Так почему же два раза подряд «правоохранительный снаряд» попал в одно место — мэрию Александровска? Можно высказывать любые версии. И о том, что земля в областном центре очень дорога и за нее борьба не прекращается. И о том, что здесь легче, чем в другом месте Луганска, получить статус депутата, дабы делить эту самую землю и приумножать личные богатства. Но все это будут только версии. Главное — уроки, которые извлекут александровцы из фактов обвинения руководителей города в коррупции и из эффективности или малоэффективности работы народных избранников. Ведь новые выборы уже не за горами.


Ирина ЛИСИЦЫНА.
13.08.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: