Сегодня

Александр II как зеркало современной идеологии, или Как ровенчан угнетал царизм

0
 (голосов: 3)
Александр II как зеркало современной идеологии, или Как ровенчан угнетал царизм

Предложение белгородских ровенчан из российского поселка-побратима подарить луганскому городу Ровеньки памятник российскому императору не только вызвало неоднозначную реакцию самих ровенчан, но и стало новостью всеукраинского масштаба. Информацию о том, что в наших Ровеньках собираются поставить памятник Александру II, озвученную на сессии горсовета, распространили все мало-мальски известные информагентства. Отбросим главную тему политических споров о том, что это очередной пример имперской идеологической оккупации Украины Россией, и посмотрим на ситуацию глазами неглупого среднестатистического человека, которому непонятно, зачем памятник в 1911 году соорудили, затем несколькими годами позже разрушили и почему его поставили именно этому императору. Давайте попробуем разобраться в этом вопросе беспристрастно, основываясь только на фактах и сведениях, которые по крупицам собрали и любезно нам предоставили сотрудники городского краеведческого музея.

 

Любимец женщин и народа
Император и самодержец всероссийский Александр ІІ (сын императора Николая І и племянник императора Александра І, был женат на немецкой принцессе, великой герцогине Гессен Дармштадской), кроме исторических свершений прославился амурными делами и количеством детей: семеро — в первом браке и четверо — во втором. Морганатическим браком был женат на Екатерине Долгорукой. В историю вошел под именем «Освободитель» — за отмену 19 февраля 1861 года крепостного права. Также в его политическом активе: проигранная Крымская война (1856 г.); амнистия декабристам, которые хотели свергнуть его папу; реформы судебной и административной систем, образования; отмена цензуры; победа в войне с Турцией; присоединение к Российской империи Кавказа, Казахстана, Средней Азии, Манчжурии; продажа Америке Аляски. Пережил четыре неудачных покушения. Пятое, совершенное народовольцами 1 марта 1881 года, оказалось для него роковым: на месте покушения в Санкт-Петербурге построен храм Спаса на крови. В народе за ним закрепилась слава царя-мученика. А, как известно, на Руси таких любят.

Из первых уст
В музейном архиве нашего краеведческого музея хранится фрагмент дореволюционного издания общественно-политического еженедельника «Таганрогский вестник» за 1912 год, расшифрованный сотрудниками музея. К сожалению, из-за ветхости «манускрипта» не все слова удалось разобрать, поэтому приводятся все возможные версии, с сохранением стилистики и орфографии оригинала.
До 1918 года Ровенецкая волость, центром которой была слобода Ровенецкая, входила в Таганрогский округ Области Войска Донского, поэтому неудивительно, что материал о событиях в слободе вышел в рубрике «Вести с округа». Специальный корреспондент сообщал, что «…в прошлом году ровенецкое сельское общество решило ознаменовать день 50-летия освобождения крестьян от крепостной зависимости, для чего пожертвовало из общественных сумм 500 рублей на устройство в слободе памятника Императору Александру II, остальную сумму пожертвовали крестьяне и жители слободы Ровенек и других окружающих слобод.
17 июня(ля?) здесь было назначено открытие памятника, который к этому времени был украшен многочисленными флагами и гирляндами из винограда; впереди его на двух склоненных у подножия флагах прикреплен вензель «Александр II», с венком из колосьев растущего хлеба и живых цветов.
Вся слобода разукрасилась флагами.
На открытие памятника прибыли вр. и. об. (временно исполняющий обязанности) войскового наказного атамана г-л (генерал) Смагин, окружной начальник г-н (господин) Клужников, многочисленное духовенство во главе с прот. Тро... (неразборчиво). При входе в церковную ограду волостными старшинами, старостами и представителями торгового общества г-ну Смагину поднесены хлеб-соль. После окончания литургии торжественная процессия направилась к памятнику, где был совершен молебен. По провозглашении вечной памяти закрывшая памятник белая пелена спала при залпах воинской части и звуках хора музыки, игравшего народный гимн, открыв величественную и мощную фигуру (во весь рост) покойного Императора, державшую в правой руке сверток манифеста. На чугунном пьедестале памятника имеется надпись с одной стороны: «Незабвенному Царю Освободителю Императору Александру II, благодарные крестьяне Ровенецкой волости, Таганрогского округа О.В.Д., в память 50-летия освобождения крестьян от крепостной зависимости 1861 — 1911 г. 19 февраля», а с другой: «Осени себя крестным знамением, православный народ, и призови с нами Божье благословение на твой свободный труд» и т. д. (Интересно, на памятнике, который поставят у нас, тоже будет такая надпись или придумают что-то другое, например, напишут имена тех, кто «скинется» на пьедестал? — Прим. авт.)
На памятник возложено несколько венков.
По окончании парада г-н Смагин проследовал в волостное правление, где собрались и ожидали его волостные старшины окружающих волостей с сельскими старостами. Затем г-ну Смагину был предложен в здании церковно-приходской школы обед».
Ничего не напоминает? Надо же, сто лет прошло, а ничего не изменилось. Но это лирическое отступление.

От Соколивки до улицы Ленина
Памятник, по сведениям наших краеведов, водрузили в центральном районе слободы. Называлась она Соколивка — по имени местных жителей, за ловкость и отвагу прозванных соколами (ничем не подтвержденные воспоминания старожилов. — Прим. авт.). Вполне логично, что после сооружения памятника улица получила название Александровской. Если следовать современной топографии города, то памятник располагался неподалеку от церкви во имя святителя Николая Чудотворца, которая находилась в районе школы №5 и мемориала «Слава». Там он и простоял до известных всем октябрьских событий, «всколыхнувших мир». Точную дату, когда был низвергнут с пьедестала император Александр, нам узнать не удалось, однако, по воспоминаниям тех же вездесущих старожилов, это произошло сразу же после свержения в России монархии. Памятник стянули с постамента, привязав к шее императора веревку. От удара о землю скульптура распалась на части, и на земле еще долго лежали ее фрагменты. Особенно впечатляла прохожих, вселяя в них суеверный ужас, отбившаяся от памятника голова царя. Куда потом подевались осколки монархии в прямом смысле этого слова — неизвестно. Лиха беда начало. После царя пришла очередь и церкви. В 1930 году начали с куполов и крестов, довершили дело несколькими годами позже взрывы. К слову, храм соорудили на средства основателя слободы, к тому времени уже покойного Василия Орлова — стараниями его супруги в 1804 году, поэтому возведенное на совесть здание долго не могли разрушить и взрывали его несколько раз.

За что его благодарили потомки
Мы не можем точно знать, было ли это желание крестьянских масс или ровенчан действительно «попросили сверху» проявить инициативу снизу, но скидывались на монумент всем миром. 500 рублей выделили из общественных сумм, по-современному — из слободского бюджета. Сумма по тем временам внушительная, для сравнения: на эти деньги можно было купить четыре пары быков, а «пара гнедых» (недорогая бюджетная машина по нашим меркам) оценивалась в 120 рублей. Были ли у крестьян такие деньги или, согласно советским учебникам истории, до революции они доедали последнюю корку хлеба, поскольку все остальное отбирали помещики и буржуи (в том числе и на памятник)? Вот данные из «Памятной книжки» за 1868 год: «Крестьянская слобода при балке Ровенецкой, от окружной станции 160 верст. Дворов — 429, жителей: 1416 мужского и 1389 женского полу». В распоряжении крестьян слободы находилось 184 плуга (примерно один на три двора), 364 лошади, 264 пары волов и 619 коров, как видим, в среднем получается довольно не бедно, причем заметьте: сведения за послереформенный период, когда, по словам советских историографов, «крестьян отпустили на свободу ободранных до нищеты». В музейном архиве хранится Уставная грамота на землю, выданная ровеньковскому сельскому обществу в 1861 году. Да, действительно, крестьян освободили от гнета крепостничества без земли. Предоставленный им усадебный и полевой надел они должны были выкупить у наследников помещиков Орловых. Ровенецким крестьянам выделили около 4 тысяч десятин (чуть более гектара) земли, во владении Орловых осталось в шесть раз больше — 24 тысячи десятин. Потом эту землю у них выкупит Зинаида Юсупова, графиня Сумарокова-Эльстон, мать Феликса Юсупова, убившего в 1916 году Григория Распутина. Согласно выкупному договору, ровенецкие крестьяне за 4469 десятин должны были уплатить 170 тысяч рублей. 136 тысяч, или 4/5 суммы, платило государство, которое на оставшуюся одну пятую часть предоставляло крестьянскому обществу беспроцентную ссуду на 30 лет. (Вот вам и социальные стандарты царизма, угнетавшего простой народ, о которых в условиях демократии и свободного рынка приходится только мечтать.)
Справедливости ради надо заметить, что так на волю выходили только крепостные крестьяне, которых наделяли земельными наделами согласно количеству лиц мужского пола в семье по данным последней ревизии, переписи населения. (Как есть дискриминация по половому признаку, заметим в скобочках для FEMEN.) Не вошедшие в сельское общество оставались безземельными и вынуждены были идти в батраки, оплату поденного труда они получали натуральную: в месяц 1,5 пуда муки (24 кг), 2 фунта растительного масла (1 кг), 5 фунтов пшена (2,5 кг), 1 фунт сала (0,45 кг), а также одежду. (По некоторым позициям это больше чем в «потребительской корзине» современного среднестатистического украинца.) С развитием угольной отрасли в крае с конца 70-х годов XIX столетия безземельные крестьяне, не только из Области Войска Донского, но и губерний центральной России, отправляются на заработки в угольные рудники, и начинается новый этап в развитии слободы.

Кому это все мешало?
«Черное золото» действительно помогло озолотиться и Ровенецкому сельскому обществу. Дело в том, что оно сдавало в аренду углепромышленникам землю (от 30 до 100 рублей за десятину), на которой велись разработки угольных месторождений, причем брало плату не только за землю: в первый год — 3 тысячи рублей, потом 6, 9, 12 тысяч и все последующие 26 лет по 15 тысяч рублей в год, но и за добываемый уголь «по 1 копейке за каждый вынутый из земли пуд». Деньги получались огромные — смотрите стоимость лошадей выше или сравните с ценой хлеба — фунт «ситного» стоит полторы копейки. Также, согласно договорам, углепромышленники должны были бесплатно отпускать уголь на «общественные нужды» — обогрев зданий. На угольные деньги сельское общество приобретало землю в окрестностях слободы, чтобы потом сдавать ее в аренду. Кстати, теперешняя Дзержинка, бывший хутор Любимовка, основанный немецкими колонистами, после их переселения в 1914 году был куплен ровенецкими крестьянами и присоединен к слободе. Из статьи известного донского географа В. Богачева в книге «Очерки географии Всевеликого Войска Донского» известно, «...что здесь хорошие почвы, поэтому слобода издавна была зажиточной. Теперь в ее районе развилась добыча антрацита. Население зарабатывает хорошо на шахтах. Слобода сделалась оживленной. Открылась гимназия, две паровые мельницы, пивоваренный завод, пять ярмарок».
Совершенно понятно, что, получая немалый профит, Ровенецкое сельское общество вполне могло себе позволить увековечить столь памятную для него дату и проявить лояльность к императорской фамилии, соорудив памятник императору Александру ІІ.
У современного скептика может возникнуть вопрос: если всем до революции так хорошо жилось, если крестьяне вместе со слободой развивались и богатели, то кто же тогда делал революцию, кому, как говорили в старом еврейском анекдоте, это все мешало?.. Но это уже другая история, о которой мы попробуем рассказать в следующий раз.
P.S. Не стоит рассматривать этот материал как попытку идеализировать монархию, мы просто проанализировали факты и сведения, которые были не доступны нам раньше.

Алена РЕШЕТНЯК.
«Ровеньки-медиа».

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка:
Продажа холодильного оборудования
moon-climate.ru