Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Подробности

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Подробности
Почему депутаты голосуют не глядя?
или Что «высветила» голодовка в приграничном селе

Как сообщила в редакцию дочь объявившей голодовку Валентины Гудько, Наталья, к ее матери в палатку возле Красноталовского сельского совета Станично-Луганского района постоянно подходят односельчане. Одни сочувствуют, другие поддерживают, третьи предлагают не тратить здоровье. Вот только бывшие депутаты сельсовета, принявшие те решения, обходят женщину стороной…






Голодовку она объявила, как указано на плакате, против «произвола председателя совета Запорожцева И.В. и Беспечного Вовы». Нашим читателям следует разъяснить, кто такой человек по фамилии Беспечный, нежно названный на плакате «Вовой». Это Владимир Беспечный, его многие здесь считают фермером. Именно к нему предъявляет свои претензии семья Гудько…
Они — соседи, живут по улице Гагарина в домах 1-б и 1-в. Правда, когда 12 лет назад семья луганчан Гудько сменила городскую квартиру на жилой дом в этом селе и стала обживать усадьбу, их дом был крайним на улице, за ним находились пустырь и прогон для сельского скота. Затем рядом начал строить свой дом Владимир Беспечный. Как рассказал нам сель-ский голова Иван Васильевич Запорожцев, вскоре «Вова» присоединил к земельным паям родственников несколько таких же участков на основе аренды. Не знаю, как идут у него дела в качестве фермера, поскольку не застал его дома, хотя автомобиль и стоял у ворот, но отмечу: усадьба у него — загляденье.
Вот предыстория голодовки по версии Валентины Гудько:
— Наверное, наличие именно пустыря заставило прежних хозяев усадьбы соорудить капитальные ворота и калитку именно с этой стороны, а не с улицы, как во всех других домах. Это нас, когда получали дом, устраивало, поскольку мы начали разводить домашний скот, подвозить с той стороны сено, солому. Когда же сосед возводил фундамент, заявил: «Это моя земля под самый ваш забор». Но все же разрешил нам соорудить с этой стороны сенник (легкое сооружение для хранения сена, соломы — Ред.). И мы, и он именно с этой стороны, каждый себе, завозили уголь, сено. Но в 2009 году он нам сказал: «Я буду приватизировать свой участок, убирайте сенник». Мы пошли в сельсовет и написали заявление на имя председателя: на каком основании нас лишают въезда в свой двор? Ведь мой муж имеет льготу на первоочередное выделение земли. Почему этот факт игнорируется? И.В.Запорожцев ответил тогда: «Сессия еще в 1997 году выделила Владимиру Беспечному этот участок земли». Я попросила показать границы участка. Не показывают. Районное бюро технической инвентаризации также отказало нам в такой же просьбе. Мы не против — пусть сосед строится, но оставит проезд к нашим воротам…
Сельский голова присылал к соседям земельную комиссию, — продолжает рассказ Валентина Гудько, — комиссия намеряла у Беспечного 42 сотки. Но их можно намерять и в другую сторону — земли пустой здесь немеряно. Тогда бы к нам был свободный проезд. Я заявила сельскому голове: пока спор не будет окончен, разрешение на приватизацию соседу мы не дадим.
Видимо, такая наша настойчивость надоела И.В. Запорожцеву, и он стал нам припоминать, что мы самозахватом на усадьбе Беспечного построили сенник, а незаконно на своей усадьбе — два хозяйственных строения. Объясняю: сенник мы поставили временно и с разрешения Беспечного. Насчет двух хозяйственных построек — все законно: у нас есть план дома с этими сооружениями. Но нас по-прежнему продолжают упрекать в незаконности этого строительства.
И все для того, чтобы увести нас от решения главной проблемы: обеспечить проезд транспорта в наш двор…
С дочерью женщины, объявившей голодовку, учительницей местной школы Натальей Гудько, мы поехали смотреть предмет спора.
Конфигурация участка Беспечного и то, что на нем находилось вне жилого двора, показалась мне несколько странным. И я попросил Наталью Гудько показать госакты на их участок. Из 47,44 сотки земли 16 соток были отведены для строительства и обслуживания жилого дома, хозяйственных построек и сооружений (приусадебный участок). Напомню, что в селах согласно Земельному кодексу на эти цели разрешено безоплатно выделять до 25 соток земли; остальная площадь числилась под огородом. У Беспечного общая площадь земли, как сказано выше, — 42 сотки, то есть почти одинаково с соседскими. И должна быть точно того же предназначения, ведь совет не изменял целевое назначение этого участка. По крайней мере в разговоре со мной сельский голова называл его именно приусадебным участком, а не личным подсобным хозяйством.
Но довольно большой, по уличным меркам, построенный в конце усадьбы Беспечного ангар никак не напоминал будущий огород. Были здесь и другие технические атрибуты товарного, пусть и небольшого, сельскохозяйственного производства.
Поэтому уже не казался случайным оставленный свободным проезд к этому ангару между усадьбами Гудько и Беспечного. Но тогда этот спор уже не обычный — уличный — между соседями, а, похоже, — хозяйственный. И проезд, скорее всего, здесь будет, но только не к воротам Гудько, а к ангару, и, как я предполагаю, здесь может быть оборудован минимашинный двор. Если он уже не расположен в запертом ангаре.
Никакой землеустроительной документации относительно этих двух спорных участков сельский голова мне не показал: специалист по этой теме в отпуске, документы заперты, секретаря тоже нет…
— Некоторые депутаты нам говорят одно, а на сессии принимают противоположное, — грустно заметила школьная учительница.
Свою версию голодовки односельчанки Ивана Васильевича Запорожцева я попросил начать с того, есть ли хоть один депутат, который поддерживал бы требования семьи Гудько на недавней сессии сельского совета?
— Не помню, земельный вопрос на сессии был в конце, вроде один депутат был против решения отказать им… Секретаря сельского совета сейчас нет, а протоколы заседаний находятся у нее. Я тоже голосовал против.
Я не вижу никаких причин для объявления Гудько голодовки, тем более для обвинения меня в произволе, — продолжил сельский голова. — Я не творю произвол в совете, а работаю на благо людей. Я работаю сельским головой совсем недавно. Как говорят, с половины срока полномочий. За это время рассмотрел более десятка конфликтов по земельным межам в селах совета, и по всем случаям их уладил. По этому же обе стороны не идут на уступки. Беспечному землю выделял сельский совет давно, и отменить то решение не имеем законных оснований. Тем более что мы подтвердили прежнее решение. По-человечески на его месте я бы уступил соседям. И на сессии мы решили предложить Гудько обратиться в суд, и лично Валентине Ивановне я это же говорил. Более того, я ей подсказал: Беспечный идет на приватизацию придомового участка, а без согласия соседей документы ему не оформят. Вот и не давайте разрешение! Нет, она решила протестовать в палатке…
Не поспешила Валентина Ивановна в суд, потому что не доверяет существующей системе — пусть не обижаются на нее честные исполнители законов. Не подождала она и приватизации Владимиром Беспечным земельного участка, потому что уверена: и без ее разрешения или запрета сумеет тот уладить вопрос.
Вот только хватило бы ей здоровья идти до конца того протеста, который она выбрала осознанно и мотивированно. Но право, не стоят сотки жизни…
Добавлю, что, возможно, Земельный кодекс в нашем конкретном случае применим в части неуточненных границ земельных участков, когда спорная часть делится на двоих.
Возможно, в пользу Гудько и право земельного сервитута (термин пришел к нам из Римского права — Ред.). Это право собственника или землепользователя земельного участка на ограниченное или безоплатное пользование чужим земельным участком, а именно: а) право прохода и проезда на велосипеде; б) право проезда на транспортном средстве по имеющемуся пути; в) право прогона скота. Есть еще статья 103, имеющая больше нравственное приложение, нежели юридическое: о добрососедстве. Собственники и землепользователи земельных участков обязаны не использовать земельные участки способами, которые не позволяют таким же соседям использовать земельные участки по их целевому назначению (недопустимое влияние).
Что выберут в Красной Таловке, пока неизвестно.
… А ведь насколько бы все было проще, если бы депутаты местных советов решали земельные вопросы не «в пакете», то есть не глядя — десятками, а вчитывались в документы, выезжали на место, анализировали возможные последствия своих голосований. Тем более когда это сельский совет и до конкретного места, о котором речь на сессии, не сотни километров, а зачастую пару улиц перейти. Наверное, все это из-за того, что депутат ответственен только перед своей совестью.
Почему бы депутатам того же Станично-Луганского райсовета, как исключение, не разобраться в данном спорном вопросе, дойти все-таки до первопричин конфликта и не объявить прилюдно имена и фамилии чиновников, халтурно приготовивших документы, и депутатов, бездумно голосующих. До выборов в местные советы не так уж и много времени осталось, избиратели должны знать своих «героев» в лицо…

Борис ЛИТВИН.
30.07.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: