Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Трагедия

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Трагедия
Игры с судьбой
Подтверждающие примеры тому, к сожалению, не иссякают. В том числе и на так называемых «копанках», других местах несанкционированной добычи угля. Уже сама работа этих горных выработок противозаконна, да плюс еще полное пренебрежение охраной труда. В итоге — очередная трагедия, родители хоронят сыновей, вдовы — мужей, дети остаются сиротами…






Версия первая
В эти выходные электронные СМИ облетела информация о том, что на территории Михайловского сельского совета города Ровеньки на ликвидированной шахте имени Венгерова неизвестным газом в пятницу, во второй половине дня, отравились пять человек. Двое скончались на месте, троих «скорая» увезла в больницу.
Как сообщил УНИАН со ссылкой на Главное управление МЧС Украины в Луганской области, трое мужчин — 1958, 1960 и 1955 года рождения — самостоятельно открыли вентиляционную сбойку ликвидированной шахты №28 имени Венгерова. На расстоянии пяти метров от входа в ствол они почувствовали признаки отравления газом и попробовали вернуться на поверхность, однако не смогли этого сделать самостоятельно. На помощь потерпевшим пришел сын одного из них. Таким образом, двум мужчинам удалось выбраться из ствола, третьего поднять на поверхность не удалось.
Второй этап трагедии (по тому же сообщению): ориентировочно в 17.18 на место прибыли представители шахтоуправления «Ровеньковское» ГП «Ровенькиантрацит»: главный маркшейдер и заместитель директора по охране труда, которые без средств защиты опустились в сбойку. Они тоже отравились газом. После поднятия на поверхность первый из них пришел в себя, в отношении же второго медики констатировали смерть.
Вчера мы встретились с заместителем генерального директора по охране труда ГП «Ровенькиантрацит» Дмитрием Шашневым, и вот что он нам рассказал:
— В результате несанкционированного вскрытия сбойки бывшей шахты «Венгеровская», которая была ранее засыпана, пострадали три человека, один из них смертельно. Эта информация была у меня 3 июля в 16 часов. Туда выехали специалисты МЧС города Антрацита, инспектор пож-надзора, заместитель председателя Антрацитовской райгосадминистрации. Поскольку эти выработки находятся на территории горного отвода шахтоуправления «Ровеньковское», выехали туда и представители шахты для выяснения обстановки на месте, чтобы определиться, как потом вскрытую сбойку изолировать и закрыть. Когда осматривали это все, маркшейдер захотел что-то замерить и подошел близко к устью открытой выработки и, как мне говорили, потерял сознание.
— Он не спускался вниз?
— Он не дошел до нее метра два или три и потерял сознание. Заместитель директора шахты по охране труда кинулся его спасать и сам тоже потерял сознание. Потом их вытащили. Маркшейдера, который проявлял признаки жизни, увезли в больницу, а заместитель по охране труда скончался на месте.
— Там был опасный для жизни газ?
— Там не было газа — наши шахты не опасны по газу. Причина смерти неизвестна. Ровеньковской экспертизой она не выяснена. Материалы направлены в Луганскую судмедэкспертизу. Результаты будут известны дней через семь.
— Не было шахтного метана — значит, что-то другое было…
— Углекислый газ замещает кислород, и если кислорода меньше 16 процентов, это уже опасно.
— Нам жительница Михайловки говорила, что там был сильный сероводородный запах.
— Может, сероводород, может, еще какой-то газ. Выработки старые, в 1970 году эта шахта была ликвидирована. Конечно, там какие-то процессы происходят…
— Погиб специалист по охране труда. Выражая соболезнования его родным и близким, всему вашему коллективу, все же трудно отрешиться от вопроса: как такое могло произойти?
— Человек кинулся выполнить свой долг. Может, он подумал, что с сердцем плохо у того, кто упал? Туда люди опускались после этого, фотографировали. Местные жители говорят, что дети туда лазили днем…
Как бы там ни было, а 34-летнего Виталия Довгополова в воскресенье похоронили. Его сынишка в этом году должен идти в школу. С Владимиром Надичем, главным маркшейдером шахтоуправления, мы виделись в неврологическом отделении центральной городской больницы. Поговорить с нами он отказался, как, впрочем, не он один во время этой командировки в Ровеньки. Настаивать мы не могли — человек лечится, можем разве что пожелать скорейшего выздоровления.

Версия вторая
Историю болезни Владимира Викторовича Надича нам рассказала заведующая неврологическим отделением ЦГБ Аснельда Репина:
— Он поступил к нам 3 июля в 19.20. На момент осмотра жалоб не предъявлял. В тот день в 18.00 спустился в глухую выработку, начал проводить замер и потерял сознание.
— Это с его слов?
— Да, мы все пишем с его слов.
— Какие были симптомы заболевания?
— Заторможенность, критика к своему состоянию снижена, дезориентирован во времени. Давление повышено, пульс немного частил… Со стороны сердца, легких все было в порядке, никаких отклонений. Диагноз: отравление рудничным газом. 4 июля состояние было неплохое, жалоб не предъявлял, лечение проводилось соответственно.
Спускались специалисты шахтоуправления во вскрытую сбойку или не спускались — следствие установит, не наша это функция. Но вот что нам поведал вчера утром заместитель начальника территориального управления Госгорпромнадзора по Луганской области Виктор Бобринский, возглавляющий комиссию по расследованию этого группового несчастного случая со смертельным исходом. Несмотря на то что изучение и анализ данного ЧП продолжаются, следствие идет, предварительные причины произошедшего можно, по мнению комиссии, назвать уже сейчас. Первая: непринятие работниками МЧС мер по предупреждению проникновения посторонних лиц к устью несанкционированно вскрытой горной выработки. Вторая: производство обследования вскрытого устья бывшей горной выработки шахты без применения средств индивидуальной защиты и при отсутствии замера состава рудничной атмосферы.
Конечно, у тех, кто тайно вскрывает шахтную сбойку, требовать соблюдения правил охраны труда некому: сами рискуют, сами гибнут. Кстати, точное число жертв нынешней крупномасштабной добычи полезных ископаемых в обход закона вряд ли кто-либо назовет. Некому вести такую статистику, да и прав никаких не имеют нелегальные работники нелегальных «копанок», чтобы в случае несчастья их родные или они сами, став инвалидами, добивались каких-то компенсаций через суд. Более чем полугодовая, до сих пор не закончившаяся история с бывшей шахтой «12-я Западная» в том же Антрацитовском районе, в выработках которой в ноябре прошлого года тоже погибли работавшие там люди, только потому обрела широкий резонанс, что похоронить своих родных семьи смогли лишь совсем недавно — в начале июня. Ситуация экстраординарная!
За металлом ли проникали в сбойку «Венгеровской» те первые трое, за углем ли — одного из них сегодня в живых нет. Двое других поправляются. Как сообщили нам в центральной городской больнице Ровеньков, один из них еще в пятницу уехал лечиться в Антрацит, где проживает, второй, житель Михайловки, переведен из реанимации ЦГБ в терапевтическое отделение одной из больниц города.
Случившаяся с ними беда — рукотворная ими самими, думается, вряд ли стала бы столь известной, если бы в числе жертв этого несчастного случая не оказались работники шахты государственного предприятия «Ровенькиантрацит». Тут уже надо расследовать, разбираться, выяснять, искать виновных, привлекать к ответственности, если таковые будут найдены.
Где это было
На местности же это выглядит так. Прямо у подножия старого террикона, рядом с развалинами бывшего здания почти сорок лет назад закрытой шахты — невысокая горка породы. Это свежезасыпанный ствол вентиляционной сбойки, в которой (или рядом с которой) в пятницу, во второй половине дня, умерли двое мужчин.
Примыкают ко всему этому огороды михайловчан, и на ближайшем мы нашли собеседницу, рассказавшую нам, что же тут происходило в конце прошлой недели. Галина Костенко, бывшая работница обувной фабрики, которая действовала до 1993 года в шахтном здании, разрушенном лишь в прошлом году.
— Здесь, на этой сбойке, работали и раньше, даже в прошлом году еще, — говорит Галина Ивановна. — После этого заровняли яму. А недавно снова тут люди появились. В пятницу, где-то часов в шесть вечера, закричала отсюда женщина: «Зовите мужчин с улицы! Нужно спасать, вытаскивать!» Здесь был резкий запах сероводорода. Когда одного рядом с ямой приводили в чувство, опять волной пошел газ, и спасатели сказали: «Давайте поднимем его повыше!». Потом это место оградили. Я проходила в субботу утром, тут один с шахты дежурил и участковый из Черниговки. Пока не пришли трактора и не засыпали яму.
По словам Галины Ивановны, таких «копанок» в округе много, в том числе и работающих. Михайловские же мужчины в основном трудятся в шахтоуправлении «Ровеньковское». А вот женщинам вообще некуда приложить руки. Была обувная фабрика, где наша собеседница трудилась двадцать лет, — нет уже ее, и здание стерли с лица земли. Был завод, изготовлявший комплектующие для Симферопольского телевизионного завода. «Фотоны» мы делали! Вон там вертолеты садились из Симферополя, — вспоминает женщина. — А детям нашим куда идти работать после школы? Даже если выучим мы их, куда дальше?»
Принято считать, что от подобной безысходности и уходят люди в незаконный, зато дающий кусок хлеба (а хозяевам — миллионы) бизнес. Сколько таких мест на нашей Луганщине, где бесконтрольные «копанки» или «норы» буквально пожирают людей — их человеческое достоинство, их мораль, а нередко — и саму жизнь! Прибыль от такого «черного золота» тем временем непрерывным потоком течет в другие карманы.
Да, на юге нашей области шахты не столь газоопасны, как в том же Краснодоне, к примеру. Но и там подземная стихия — это все-таки стихия, она сильнее человека, особенно беспечного, и если с ней не считаться, то платить приходится очень дорого.
Эксперты работают, комиссия продолжает изучать обстоятельства произошедшего. Придет время, и мы узнаем ответы на многие, пока неясные вопросы. Но жизни человеческие уже не вернуть…
Зоя ПУТРЕНКО.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: