Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Законность и правопорядок

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Законность и правопорядок
Безответственность порождает преступность

Расположились на интервью в кабинете криминалистической тактики ЛГУВД имени Э.А. Дидоренко. В соседнем кабинете криминалистической техники идет госэкзамен. Студенты любят сдавать здесь зачеты и экзамены — еще бы, вокруг столько наглядных материалов на стендах. Об этом с улыбкой заметил наш собеседник — начальник кафедры криминалистики ЛГУВД, кандидат юридических наук, доцент, полковник Валерий Васильевич БИРЮКОВ. За его плечами 32 года работы в системе МВД, из них 17 лет — в экспертной службе на оперативной работе (оперуполномоченный, эксперт, начальник подразделения и др.) и 15 лет научно-педагогической работы. Изначально предполагалось, что речь поведем о подготовке специалистов-криминалистов в рамках данного вуза. Уж очень запомнились проводимые здесь Интернет-телемост (на тему необходимости всеобщего дактилоскопирования населения) и семинары международного уровня с привлечением широкого круга ученых и практиков. Разговор же получился значительно шире.





— Образ криминалиста у нас складывается такой: он первым из оперативной группы входит на место убийства или иное место происшествия: фотографирует, снимает следы пальцев, осматривает, упаковывает все вещественные доказательства. По одному найденному следу может определить пол и примерный возраст того, кто его оставил. По следам на пули — из какого оружия стреляли. По отпечаткам шин — марку автомобиля, по почерку — автора письма и так далее. То есть всезнающий эксперт. Так?
— Криминалистика — это наука о расследовании преступлений. Криминалист же это, по сути своей, следователь, расследующий преступления. В широком смысле слова специалист в области уголовно-правовых дисциплин. На практике же криминалистом называют эксперта-криминалиста. Есть прокурор-криминалист — он занимается организацией расследования.
Порошки, отпечатки пальцев — это раздел криминалистической техники, то есть то, что связано с материальным отображением и базируется на методе криминалистической идентификации (отождествлении). В основе лежит самое простое: в природе нет двух одинаковых подобных объектов. Они существуют лишь до какого-то определенного уровня детализации. Объект может быть равным только самому себе. Двух одинаковых объектов не бывает. Отображение оставлено именно этим объектом и никаким другим. След, который мы обнаружили вчера, это есть след, оставленный именно этим объектом именно вчера.
Должен сказать, что мы с вами вольно или невольно, но все время занимаемся идентификацией объектов, или, проще говоря, распознаванием. На подсознательном уровне. Иногда в кино показывают, что преступление раскрыли лишь по отпечаткам пальцев. Поверьте, отпечатки лежали лишь в основе идентификации объектов. А дальше уже разрабатывается причинно-следственная связь.
— Именно умению обнаружить эти связи вы и обучаете студентов? Вы строгий преподаватель? За шпаргалку «неуд» поставите?
— Я не сторонник того, чтобы строго следить — пользуются студенты или нет шпаргалками при ответах на экзамене. Конечно, мы не разрешаем откровенно списывать. Но если студент не может объяснить простейшие вещи, то тут никакие подсказки не помогут. Ведь сразу видно, когда речь связная, ответ логически построенный, значит, суть вопроса знает.
— Но это, наверное, заметно и во время каждодневных занятий, семинаров.
— Не сказал бы… Конечно, можно установить, у кого есть способности, а кто просто пытается запомнить. Во время учебы можно определить, у кого есть накопленные знания, кто постоянно учится.
— Экзамен не всегда бывает показателем знаний. Ведь кто-то схватывает на лету, а кто-то берет усидчивостью, порой и зубрежкой.
— Бывает и так, что во время обучения студент на занятиях особо ничем не выделяется. Но зато на экзамене он может ответить значительно лучше того, что демонстрировал в течение семестра. Мое мнение, что нынешнюю внедряемую Болонскую систему вряд ли можно считать серьезным положительным решением проблем образования. Объясню почему. Мы изучаем какую-то дисциплину — это комплекс знаний, и подход нужен комплексный. А в предлагаемой системе все разбито по отдельным блокам. Сдав одну часть, тут же забыл о ней. Получаются обрывочные знания. Поневоле вспомнишь нашу традиционную систему обучения, когда даже пропуски занятий не влияли на целостность восприятия того или иного предмета. Главное — студенты разбирались в нем.
— Судя по фильмам, эксперту-криминалисту приходится выезжать на места происшествия много раз за день (или ночь). Да потом еще в лаборатории работать. То есть надо быть усидчивым и кропотливым. Иметь железные нервы, внимательность, мобильность и ответственность. Ошибаться эксперт не имеет права — слишком многое зависит от достоверности представленных в суде доказательств. Какими качествами должен обладать нынешний студент, будущий криминалист-следователь?
— Я бы тут разграничил качества следователя и качества специалиста-криминалиста. Любой юрист, специалист должен обладать знаниями в области юриспруденции, то есть быть юристом в широком значении слова — знать уголовное право, уголовный процесс. Он должен быть юридически подкован, быть классным правоведом. Ведь при решении некоторых вопросов ему пригодятся и знания в области гражданского права, административного. И как следствие, хорошее знание криминалистики — это наука, которая аккумулирует знания всех юридических наук плюс все знания, накопленные в процессе жизни. Та же физика, химия, психология и прочее. Понятно, что семи пядей во лбу иметь непросто, да и нужно ли? Ведь учиться никогда не поздно и не стыдно.
Например, выезжаете на место происшествия и не можете описать какой-то объект — ну не хватает знаний по строительной части, допустим! Что ж, на первый раз как-то исхитритесь описать. А затем открываем словарь и ищем, изучаем термины. Следователь должен быть грамотным.
— То есть учимся всю жизнь…
— А по-другому грамотным специалистом не станешь. Вы же тоже пользуетесь словарями, уточняете значение незнакомых слов, которые ваш собеседник произнес во время беседы.
— Учиться — это хорошо. А бывает, что у человека дар? Нюх криминалиста?
— В любом случае — это труд. Каждодневный. А бывает, что человека просто превозносят, не заслуженно. Тогда обидно. Потому как нельзя судить по одному-двум удачно раскрытым преступлениям. А бывают просто хорошие специалисты, которые берут упорством и настойчивостью. Только так получаются профессионалы-практики. Профессионализм — это знания плюс опыт, навыки. Только в такой взаимосвязи.
— Мы-то работу следователей-криминалистов представляем по фильмам, телесериалам, книгам. Насколько она приукрашена или, наоборот, подана в чистом виде?
— Есть разные фильмы. Наиболее удачным, с моей точки зрения, в плане подачи работы криминалиста считаю фильм «Место встречи изменить нельзя». Это классика, здесь все очень грамотно и правильно поставлено. Реальные ситуации показаны были в первых сериях сериала «Улицы разбитых фонарей», пока его не поставили на поток. А есть фильмы, вроде бы на милицейскую тематику, а там вообще непонятно, что хотели показать. То есть создатели не понимают специфики работы, а проконсультироваться не хотят.
— Вы читаете современные детективы?
— Читаю. Чтобы знать о творчестве того или иного писателя. И оценить с точки зрения профессионала. Но люблю хорошую литературу на эту тему — произведения Кивина, Дашковой, Марининой. Хорошо знаком с писателем Даниилом Карельским (его фильмы «Киллер», «Антикиллер»).
— А передачи на криминальную тему смотрите? Те же «Следствие ведут…».
— Смотрю, но не всегда досматриваю до конца. Хотя есть вполне приличные передачи, интересные. Дело в том, что к некоторым из показанных дел я имел отношение во время оперативной работы, поэтому знаю изнутри процессы. Убежден: не надо прославлять бандитов. Это лишнее. Иначе потом мы от наших же детей слышим: «Хочу быть…», а далее следуют клички бандитов. Согласитесь, это не лучшие примеры.
— Журналистов часто упрекают в том, что в погоне за сенсацией при описании каких-либо происшествий выносим свои предположения и тем самым вредим следствию…
— То, что связано с оперативной работой, и то, что не положено вам знать, вы не вынесете. Вы даже будете в упор смотреть на какие-то детали, но не поймете. Вы рассматриваете с позиции обывателя, а мы с позиции профессионалов.
Считаю, что освещать криминальную тему в прессе, на ТВ, по радио — надо. Особенно в отношении того беспредела, который нанес обществу установленный по законодательству нижний предел кражи в 900 гривень, после которого могли только возбуждать уголовные дела. И лишь недавно Верховная Рада внесла изменения и установила предел в 60 гривень. Считаю, что любое вмешательство в жизнь гражданина — это уже беда, и никаких пределов не может быть. Украли хоть 10 копеек — должна быть ответственность. Но вину человека надо еще установить. А у нас, к сожалению, пока действует сила статистики, которая подчиняет себе всю работу оперативников.
Вот сколько у вас сейчас в сумочке денег?
— Гривень двадцать… Ну еще из ценностей можно назвать мобильный, не самый дорогой…
— Вот и всё! Для вас они имеют значение, а для возбуждения уголовного дела в случае кражи — это не сумма! А на севере нашей области дом можно купить за тысячу гривень! Подобная непродуманность тянет за собой разгул преступности. Сегодня он украл 10 гривень, завтра — 20… И полная безнаказанность!
А насчет статистики — лучшие времена, считаю, были в годы работы министра Власова, когда фиксировались все правонарушения. Но это никак не отразилось на статистике, так как и раскрываемость стала выше.
— Вы сторонник ужесточения наказания? Должна торжествовать справедливость?
— Я сторонник ответственности. Лучше Карла Маркса еще никто не сказал: «Право — это воля правящего класса, возведенная в закон». Все должно быть создано для нормального функционирования государства.
Безответственность порождает преступность и самую страшную вещь — жестокость. Человек переходит через определенный барьер и начинает чувствовать вседозволенность. Хотя в какой-то мере я допускаю саморасправы, если государство не в состоянии защитить своих граждан. Почему должны страдать нормальные люди, а всякая мразь ходить по улице? На моей памяти были разные случаи.
— Может, поэтому людей и раздражает бездеятельность государства, когда они не видят защиты, не чувствуют себя в безопасности? Когда боишься сделать замечание подвыпившим малолеткам, ибо не знаешь, чем закончится для тебя разговор…
— К сожалению, и правоохранительные органы не на высшем пике своего развития. Профессионализм упал. Нет преемственности поколений. Простой пример: когда я пришел в следствие, у нас работали ветераны — участники Великой Отечественной войны, то есть у них стаж работы в органах был около 35 лет. Сегодня же самый старший сотрудник не будет иметь столько календарных лет выслуги. Начальниками подразделений могут быть наши выпускники, окончившие вуз 2-3 года назад. Идет очень большая ротация кадров. Они не успевают достигать профессионального уровня. Люди уходят в поисках лучшей жизни. Это нормально. И никто не может их осуждать.
— А чем тогда можно их заинтересовать? Но вы же тоже пришли в органы не на самую высокую зарплату сразу.
— О высокой зарплате все мечтали всегда, начнем с этого. Это ключ к благополучию, чего уж тут скрывать. Опять же, как говаривал Карл Маркс: «Богатство народа определяется наличием свободного времени для удовлетворения своих потребностей». А сегодня молодой человек приходит на службу к 8 часам утра, а в 9 часов вечера… совещание. Он не может уже мыслить после напряженного дня. Физически — да, присутствует, но кому нужен такой работник? И человек в таких условиях просто не будет работать
— То есть нужна нормальная организация труда?
— Да, конечно. Не буду говорить о льготах на проезд, за коммунальные услуги — нормальная зарплата покроет все затраты. А жилье? Получаемой зарплаты не хватит, чтобы квартиру снимать, не то чтобы откладывать на покупку своего жилья. И перспектив на получение жилья от государства — тоже никаких. Вся надежда — на родителей.
В 1977 году направлялся на работу в Артемовский РОВД, и мне еще тогда кто-то из высоких чинов сказал, что через несколько лет будет новое здание райотдела. До сих пор ждут. К государственной службе надо относиться по-государственному. Причем в первую очередь со стороны власть предержащих.
— Давайте вернемся к обучению в вузе. Изменилась ли техническая сторона вопроса?
— Начну с того, что расследование — это информация, прежде всего. Разновидность познания о событии, которое имело место в прошлом. Информационные технологии развиваются совсем не теми методами и способами, как раньше. С появлением компьютерных технологий произошел большой скачок во всех сферах, привнеся в них изменения, принципиально поменяв целую систему. Появилась цифровая фотография, цифровая видеозапись. Средства коммуникации тоже претерпели огромные изменения. Умению обращаться с ними мы также обучаем наших студентов и курсантов.
С сожалением приходится констатировать, что в последние пять лет у нас в стране есть проблемы с внедрением современных компьютерных технологий. Хотя по Украине наше областное управление МВД в этом вопросе, бесспорно, занимает первое место.
— Вы, как преподаватель, должны идти на шаг вперед студентов, быть в курсе новинок, общаться с зарубежными коллегами...
— Да, конечно, педагоги тоже должны все время обучаться. Мы должны обобщать опыт, применяемый, допустим, на Западе, за океаном. Но скажу прямо, что сам предпочитаю ездить к коллегам в Россию за опытом. База может быть одна и та же, но практика у каждого разная. Задача науки — осмыслить, показать тенденции, направления. Но даже при самых совершенных технологиях нужны теоретические знания.
А в криминалистике сегодня другая проблема — использование в разных странах разных терминов. Плюс накладывается чисто украинская проблема — языковая. Скажите, кто знает нашу «мову» за пределами Украины? У нас есть хорошие достижения, теоретические наработки, статьи, но как сможет процитировать выдержки из моей статьи, допустим, тот же аспирант из Волгограда? Наши статьи нечитаемы за пределами Украины! Вот в чем проблема. А наука не должна иметь границ.
— А может так случиться, что у наших правоохранительных органов будет вся самая навороченная техника и сотрудников не нужно?
— Фантазируете… (качает головой). Это может случиться только тогда, когда все будут жить в достатке. И тогда сразу же упадет уровень преступности. Сразу! Это факт, подтвержденный жизнью.

Разговор о жизни вела
Елена КОПТЕВА.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: