Сегодня

До смерти — сватовчанин

0
 (голосов: 0)
До смерти — сватовчанин До смерти — сватовчанин

Уроженец города Сватово, кинорежиссер-документалист, член Союза кинематографистов СССР, член Национального союза кинематографистов Украины, автор многих документальных и научно-популярных фильмов, поэт Валентин Николаевич Пивоваров долгое время жил в Торонто (Канада), но не отказался от украинского гражданства.
Вот что он сам рассказывал о своей жизни.
«Год 1946-й от Рождества Христова был годом активного Солнца.
Август бил все рекорды — температура стояла небывалая. Цельсий показывал почти 40 градусов. Особенно жарко было в день Преображения Господнего — 19 августа. Именно в этот день я и собрался явиться на белый свет.
Зримо представляю тесные и душные палаты старого сватовского роддома — я бывал там позже, когда родился мой первенец — сын Роберт. Роддом стоял в начале Дубынивки — улицы Революции, над изгибом речки Красной. Мама отпустила меня в этот мир в начале первого, в ночь на 20 августа. Так и записали: мальчик Пивоваров родился 20 августа 1946 года. (В этот же день и год на другой стороне планеты родился еще один мальчик — его назвали Биллом. Позже он стал Президентом США Биллом Клинтоном).
Утром в роддом верхом на лошади
(из сельской командировки) приехал мой дед — отчим мамы Тимофей Васильевич Пащенко. (Его фото и телеграмма И.В.Сталина на его имя висят на
одном из стендов в Сватовском музее).
«Ну, кто родился — Спас или Спасительница?» — спросил дед.
Через много лет я узнал, что в Украине тогда было московское время, да к тому же летнее, которое ввели еще до войны, а потом забыли отменить. Значит, я родился все-таки 19 августа, в 22 ч. 15 мин. по украинскому времени.
Не знаю точно — какого числа забирали меня и маму из роддома, но знаю, что везли нас на «линейке» — так называли тогда легкую конную повозку. А маршрут легко могу представить и сейчас.
Наша семья — дедушка, Пивоваров Александр Власович, кузнец горбыткомбината, бабушка, Пивоварова (Дзюбан) Александра Васильевна, отец, Пивоваров Николай Александрович, художник РДК им. Кирова, и мама, Пивоварова (Пащенко по отчиму, Чубук по родному отцу, погибшему в 1925 году, в день ее рождения) Любовь Тимофеевна — жила на ул. Пролетарской, как раз напротив лесничества (дом сохранился — и наш, и лесничества).
Линейка везла меня по первому в моей жизни маршруту (сколько их будет еще!) — сначала по Набережной-Водокачки, потом по ул. Дзержинского, мимо школы №2, в которой мне еще предстояло в будущем учиться, потом по площади, и по ул. Ленина (Дворянской, говорила бабушка), потом мимо РДК им. Кирова, и вниз, по нынешнему Театральному переулку, а потом направо, уже по Пролетарской. Там и прошли первые три года моей жизни.
В сентябре 1949 года внезапно умер мой отец — сердечный приступ. Ему шел всего лишь 29-й год…
Все на той же «линейке» меня и маму перевез к себе дедушка Тимофей Васильевич. Он и бабушка, Пащенко Лидия Филипповна, жили тогда на ул. Дзержинского (Старобельская, говорила эта бабушка), в угловом доме, где долгие годы был магазин «на ступенках» (он и сейчас сохранился).
В 1950 году мама вышла замуж за Еременко Владимира Павловича. Недолго жили мы на ул. Артема.
А потом отчима направили в Тернопольскую область, г. Зборов. Он работал там сначала в редакции районной газеты, потом в парткоме районной МТС, в райкоме партии.
В этом старинном (старше Москвы!) западно-украинском городке в 1953 году я пошел в первый класс. И учился до конца 1956 года. Там я заговорил как щирый галичанин, на местном диалекте, там исподволь выучил польский язык, на котором в городке говорили почти все. Там увидел все ужасы бандеровских «вызвольных змагань» — трупы, кровь, зверства… Но это отдельная тема…
В декабре 1956 года, сразу после венгерских событий, испугавших маму, мы возвратились в Сватово. Снова поселились на ул. Дзержинского,9 — у дедушки и бабушки. Половина 4-го, 5, 6 и 7-й классы я учился в уже упомянутой школе №2 — теперь там этой школы уже нет. Из-за галицкого акцента и воинственного характера получил прозвище «бандера». Смешно и грустно вспоминать…
После 7-го класса я уехал учиться в Белореченскую школу-интернат, что в Лутугинском районе, под Луганском.
8-й класс прошел там. А 9-й — в Ольховской школе-интернате, в том же районе.
После 9-го класса поступил в Северодонецкое техучилище №4 (позже ПТУ №53, сейчас какой-то колледж). Это был 1962 год. Закончил училище весной 1964 года. Получил профессию слесаря по ремонту промышленного химического оборудования. Но работать по профессии не стал. К тому времени я уже писал стихи. Мечтал о Литературном институте им. Горького, что в Москве, при Союзе писателей.
Романтика позвала в дорогу. Вместе с двумя приятелями-сватовчанами уехали в Эстонию, в г. Таллинн — устраиваться в «загранку», на морские корабли. Но смогли мы устроиться только разнорабочими на строительство нового таллиннского вокзала, где и проработали недели две.
Эстония поразила мое воображение — это была настоящая «заграница», на взгляд сватовского 18-летнего паренька. Три месяца прожили мы в этой «загранице». Но надо было возвращаться домой.
В Сватово я немного поработал штамповщиком на заводе торгового оборудования, потом слесарем по ремонту паровозов в локомотивном депо. А хотелось чего-то иного…
В январе 1965 года я снова приехал в Северодонецк. Первый секретарь горкома комсомола Эльза Резникова, знавшая меня как начинающего поэта, еще по ТУ №4, вдруг предложила мне работу в горкоме комсомола — инструктором орготдела. Целых три месяца я был комсомольским работником! Меня даже хотели послать в Высшую комсомольскую школу в Москве. Но я грезил поэзией.
В апреле 1965 года в Северодонецке появился Иосиф Курлат — поэт, член Союза писателей СССР, в общем, небожитель — в моем представлении! Ему показали мои стихи. Курлат тут же предложил их к публикации в газете «Комсомолец Донбасса». А еще через месяц рекомендовал меня в эту газету на работу — специальным корреспондентом, ответственным за спецвыпуск газеты ЦК ЛКСМУ «Комсомолец Донбасса» на Всесоюзной ударной комсомольской стройке — строительстве Северодонецкого химического комбината.
Так началась моя новая — творческая! — жизнь. Низкий поклон и вечная память Иосифу Курлату, человеку, давшему мне путевку в эту творческую жизнь! …Еще через год я перешел на работу сначала в газету «Севердонецкий химик», а потом в новую городскую газету «Коммунистический шлях» — завотделом культуры.
В Северодонецке я познакомился и подружился с известными людьми — поэтами Евгением Евтушенко, Робертом Рождественским, Беллой Ахмадулиной, Василем Стусом, Василем Голобородько, Миколой Винграновским, Владимиром Мищенком и многими другими. Они приезжали в Северодонецк с выступлениями. Это было время Поэзии — в самом истинном понимании этого слова!
И одновременно — это было время КГБ, которое особенно интересовалось теми, кто писал и говорил по-украински. В орбиту этого интереса попал и я, в ту пору уже написавший и опубликовавший немало стихов и прозы на украинском языке. Сыграло свою роль и знакомство с такими выдающимися украинцами, как Василий Стус… Тема эта тоже требует особого рассказа. Скажу только, что мне пришлось покинуть и редакцию, и город Северодонецк… По сути — это было бегство. В то же время — нет, как говорится, худа без добра. Я уехал в новую жизнь, где меня ждали новые испытания и новые творческие опыты.
В 1969 году я поступил одновременно в два вуза — в Литературный институт имени Горького при Союзе писателей в Москве и на кинорежиссерский факультет украинского ВГИКа — при театральном институте им. Карпенко-Карого в Киеве (ныне Академия театра и кино).
В Киеве познакомился с земляком — известным кинорежиссером Николаем Павловичем Мащенко. Позже он станет художественным руководителем моего дипломного фильма на киностудии им. Довженко.
Кинорежиссерский факультет я окончил в 1974 году. Отказался от работы в художественном кино — и пришел на работу на Украинскую киностудию хроникально-документальных фильмов в Киеве. Это был правильный выбор. На студии я проработал до ее развала в 1996 году. Снял более ста документальных, научно-популярных, публицистических фильмов, к большинству из которых написал и сценарии. Стал членом Союза кинематографистов СССР (позже — Национального союза кинематографистов Украины), лауреатом и дипломантом республиканских, всесоюзных и международных кинофестивалей, получил Золотую медаль ВДНХ СССР, Бронзовую медаль ВДНХ Украины, Почетный диплом Международного Олимпийского комитета и т.д.
В 1993 году я впервые прилетел на съемки в Канаду. А в 2000-м стал постоянным жителем этой страны. Но остаюсь гражданином Украины.
Мой сын Роберт Пивоваров (родился в Сватово) — известный программист, живет в г. Лос-Анджелес, США. Моя дочь Екатерина Пивоварова (родилась в Киеве) живет и работает в г. Торонто, Канада. У меня есть внучка Настя и внук Гавриил — дети моего сына.
А я живу и в Украине, и в Канаде. Часто бываю в Америке, у сына. Езжу по всему миру. Догоняю те времена, когда меня не выпускали за границу. Легче сказать — где я не был, чем — где я был.
И в родном городе Сватово тоже бываю ежегодно, иногда и чаще. Там похоронены мои родители, мама и отец, две моих бабушки, прадед. Надеюсь, когда-то и я найду там свой последний приют».

* * *
В 2007 году Валентин Николаевич купил дом в Сватово и приехал жить сюда с женой, а в октябре 2008 года умер и погребен, согласно его последней воле, рядом с мамой и бабушкой. Все стихи, написанные автором в разные годы жизни, пронизаны ностальгией по Сватово. Ни Рим, ни Москва, ни Торонто не сумели завоевать сердце Валентина Николаевича Пивоварова. И повидав полмира, он душой остался неразлучен с городом своего детства, где бегал босоногим мальчишкой и откуда пошел в большой и сложный мир взрослой жизни.

svatovo.lg.ua.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: