Сегодня

Почему люди боятся больниц?

0
Почему люди боятся больниц?
Почему люди боятся больниц?

На этот, на первый взгляд нелогичный вопрос, пытались ответить на заседании коллегии облгосадминистрации. Руководители ОГА и областного совета, организаторы здравоохранения областного и местных уровней, ученые-медики, главы райгосадминистраций, мэры городов и ряд других лиц рассматривали проблему, которая касается в буквальном смысле каждого жителя области. Потому что от болезни не зарекаются, она настигает всех — от мала до велика.




Сколько денег ни давай…
Как отметил Александр Антипов, проблемы эти накапливались годами, поэтому быстро поправить положение дел в отрасли не удастся.
— Время показало, что возрастающий из года в год уровень финансирования, к сожалению, не дал желаемых результатов, — заявил губернатор.
По его словам, в 2006 году финансирование областного здравоохранения составило 685 миллионов гривень. В минувшем году эта сумма увеличилась практически вдвое, однако эффективность работы лечебной сети на старом уровне.
Хотя Луганщина и занимает первое место в Украине по количеству коек и наличию специализированных учреждений, но при этом является 22-й в рейтинговом списке по показателям здоровья населения и работы лечебной сети.
По словам губернатора, здравоохранение области требует кардинальных и эффективных реформ. Александр Антипов отметил, что необходимо проанализировать сложившуюся ситуацию в здравоохранении по каждому городу и району, по каждому лечебному учреждению, выяснить причины и ответственных за происходящее, определить пути решения проблем.
Поэтому и звучали на заседании коллегии тревожные высказывания «детская и младенческая смертность», «патология беременных», «устаревшее медоборудование», а также «вода из колодцев для больниц и выгребные ямы вместо канализации», доступные не только узким специалистам. Ударами гонга сыпались становящиеся понятными не только для больных термины — «структурирование», «оптимизация лечебной сети», «интенсификация больничных коек». За последние почти двадцать лет эти призывы постоянно на слуху. За ними — проблемы с оказанием медицинской помощи из-за переброски ряда медучреждений то в одно, то в другое подчинение, что особенно характерно для сельского населения. Теперь, например, будут ликвидированы маломощные родильные отделения, поскольку в них нет круглосуточного медицинского наблюдения за пациентами, а их заменят несколькими пока виртуальными родильными центрами. В них, опять обещают, что ни женщины при родах, ни родившиеся дети умирать не будут. Утверждают, пока тоже только на словах, что в этих центрах произойдут и рост качества медпомощи, и рациональное использование медицинского оборудования. Об этих центрах говорят уже несколько лет, но пока никто не озвучил, сколько же в них пойдет работать акушеров-гинекологов, врачей неанатологов, реаниматологов, анестезиологов и других специалистов, необходимых для экстренной и обычной в таких случаях медицинской помощи; где они будут жить в том или ином райцентре; да и захотят ли они вообще переезжать с насиженного места? Такие условия, как для создания Славяносербской областной туберкулезной больницы, когда рядом были брошенные многоэтажки и их переоборудовали под жилье персонала, вряд ли где найдешь. Словом, пока больше вопросов, чем ответов.
Еще один центр, но уже областного подчинения, так называемый перинатальный — виртуальная стройка, превратившаяся в идею-фикс, которую чиновники от медицины подсовывают каждому новому начальнику главного управления здравоохранения ОГА и неоднозначно воспринимаемую, в том числе и медицинской общественностью. Как заметил председатель постоянной комиссии по вопросам охраны здоровья и социальной защиты населения областного совета Александр Гудзенко, детская смертность довольно высока не только в прошлом году, но и за ряд последних лет. Но ведь до этого были лучше показатели, без того же перинатального центра. Значит, дело в чем-то другом?
Многие реформы в здравоохранении зарождаются не в жизни, а в умах чиновников Минздрава, а затем уже перемещаются на конкретные территории страны. Или в умах местных чиновников. Разве у нас раньше не было ТМО — районных территориальных медицинских объединений? Были. Но кому-то на самом медицинском верху они показались неэффективными, и их сломали. Районное звено медицины осталось в районах, а сельское оторвали и от района, и от области. Сегодня «неотложку» из райцентра нельзя послать за больным в село — это посчитают неэффективным использованием медицинских финансов. Поскольку сельское, самое первичное звено в оказании медицинской помощи — фельдшерские пункты (ФП) и фельдшерско-акушерские пункты (ФАПы), сельские врачебные амбулатории — отдали нищим сельским и поселковым советам. А те, долго не ломая голову, на свое усмотрение урезают медицинские средства, направляя их на все, кроме медицины.
Вот только два примера, прозвучавшие на коллегии. Бюджет поселка Штеровка (г. Красный Луч) в минувшем году составлял 311 тысяч гривень. Треть этой суммы необходимо было направить на нужды фельдшерско-акушерского пункта (ФАП). Реально ФАП получил 46 тысяч гривень, а остальную сумму забрали на содержание чиновников аппарата поссовета. В то же время на медикаменты для оказания не-отложной помощи выделили аж 950 гривень на год… Это ж сколько копеек на человека приходится?
Бюджет села Бондаровка Марковского района в два раза больше Штеровского — 623 тысячи. На медикаменты сельский совет отвалил аж… 260 гривень на целый год — 72 копейки на день.
— Кто-нибудь знает, сколько стоит флакон зеленки или одноразовый шприц? — спросил у собравшихся губернатор...
И снова реформаторские идеи, возможно и неплохие, выкапываются из прошлого. Говоря о ситуации с оказанием медпомощи в сельской местности, начальник главного управления здравоохранения областной государственной администрации Павел Малыш предлагает вновь передать ФП и ФАПы, врачебные амбулатории в города и райцентры и создать ТМО. По его словам, в трех районах области такая работа уже завершается. Его аргумент в пользу старого новшества: это создаст систему оказания медицинской помощи от области до каждого села, поселка, более эффективной станет кадровая политика, консолидируется разрозненный сегодня бюджет здравоохранения. Поживем — увидим. Вот только вопрос напрашивается: а на собаках медики экспериментировать не пробовали?

Кто нас будет лечить завтра?
А пока приблизимся к нынешним жестким реалиям. Свою информацию Павел Малыш и начал с кадровой проблемы. Дал анализ: кого, где и сколько не хватает, сколько ежегодно в практическую медицину приходит выпускников Луганского государственного медицинского университета (ЛГМУ) и сколько человек уходит на пенсию. И даже в мир иной. Не высказал одного: если предположить, что завтра в нашу область, неизвестно откуда, придут врачи на все вакантные 700 должностей, то где они будут жить? Призыв и на этой коллегии к органам самоуправления заботиться о предоставлении жилья медработникам также вряд ли будет услышан. И не потому, что мэры и главы районных государственных администраций люди черствые или бездушные. Просто в местных бюджетах не хватает на строительство жилья средств.
Но на что-то же все-таки хватает? Констатацией фактов не ограничились. Губернатор рассказал, какие огромные средства отваливаются на премии местным чиновникам — от городской мэрии до сельского совета. Каждый, кто может, там гребет под себя эти деньги, как будто последний день работает. А заботы о медицине, все ее беды стараются переложить то на область, то на Киев, то элементарно отмахнуться от них, сославшись «на нищету». Скинулись бы премированные чиновники, гляди, город или район купил бы аппаратуру для своевременного выявления врожденных пороков младенцев, или для других неотложных целей.
Но вернемся к анализу ситуации облздравом. Вот сухая статистика по той же педиатрии, неанатологии. За пять лет убыло более тысячи врачей. Медуниверситет продолжает ковать кадры, но все больше для экзотических стран; все медицинские училища области готовят медсестер, фельдшеров и фельдшеров-акушеров, и их тоже не хватает более четырех тысяч. Поэтому многим приходится работать по совместительству. (Куда врачи деваются? Кто исследовал проблему?)
Павел Малыш считает необходимым улучшить профориентацию молодежи, в частности, открывать медико-биологическоие классы в средних учебных заведениях тех регионов, где ощущается дефицит медицинских кадров, активнее использовать возможности целевых направлений на учебу в ЛГМУ, в том числе за счет бюджета и на дефицитные специальности. Вопрос только: а как это согласуется с новой системой оценки знаний выпускников? Да и вообще: услышат ли его в этом вузе и на местах?
И снова — больше вопросов, чем ответов…

«Опухоль» ЛОКОДа перезрела?
Областной клинический онкологический диспансер — это то лечебное учреждение, где пациенты борются за свою жизнь гораздо сильнее, чем где-либо. Раньше слово «рак» здесь не произносилось даже шепотом. Сегодня диагноз особо не скрывается от больных, а в договоре (?) на лечение завуалированно указывается, что лечащий врач не несет ответственности за выздоровление, но подчеркивается, что ему обязаны доверять.
На нынешней коллегии говорилось не только о некоторых успехах в лечении этой страшной болезни, но, к сожалению, и о другом. Об опутавших ЛОКОД густой сетью частных медицинских структурах, оказывающих по направлению его врачей платные услугы за обследование пациентов, о заоблачной стоимости предлагаемых лекарств, а то и просто о вымогательстве денег у больных. Недавно ЛОКОД возглавил новый руководитель Мераб Надирашвили, начавший, по его словам, бескомпромиссную и довольно жесткую борьбу с этими ненормальными проявлениями.
Предоставляя ему слово, губернатор заметил:
— В поликлинике онкодиспансера катастрофически не хватает помещений. В то же время почти тысяча квадратных метров площадей сдана в аренду. Как вы собираетесь исправлять ситуацию?
— В онкодиспансере на протяжении ряда лет сосуществовали государственная и частная медицины. Действительно, почти тысяча квадратных метров сдавалась в аренду. Часть врачей, в том числе и руководящего состава, работает и здесь, и в частных структурах, действуют пресловутые «откаты» (своеобразные премии за посредничество — Ред.), — отмечает Мераб Надирашвили. — Я — за раздел частного и государственного здравоохранений. Руководители всех частных диагностических структур уведомлены, что с 1 июля с ними будет разорвано сотрудничество. При этом с помощью облгосадминистрации и областного совета мы поднимаем собственную диагностику на новый уровень. Я поставил в коллективе условие: работать или в онкодиспансере, или в частной структуре.
— Учитывая печальную «славу» онкодиспансера, — продолжал новый глава ЛОКОДа, — не обойду один вопрос: взаимоотношения персонала с пациентами, а попросту — вымогательство. Часть сотрудников уже лишилась работы, однако другим это не послужило уроком. Председателю комиссии Минздрава, проверявшей ЛОКОД, пожаловались две больные раком женщины, рассказав ему о вымогательстве врачом в общей сумме более двух тысяч гривень. Врач тут же была уволена…
Александр Антипов добавил к этому факту:
— Одна из этих женщин, старушка, не имела дома даже тапочек для больницы, их ей одолжили соседи, чтобы она не ходила здесь в калошах. А ее в больнице буквально «раздели», как хотели. Больше такого здесь не будет…
Если сил у нового главврача хватит, то частные структуры будут выведены за территорию онкодиспансера. Но они уже обсели ЛОКОД за его забором, и пациентов направляют теперь туда. Причем на те же обследования, которые можно провести и в диспансере. Отсюда и денежные «откаты». А реклама некоего городского маммологического центра, находящегося напротив диспансера, вывешена на заборе ЛОКОДа. Рядом — еще один частный центр по онкологическому профилю, и такой же не только здесь, но и в других концах города.
На коллегии Александр Антипов констатировал: факты вымогательства за предоставление гарантированных государством бесплатных медицинских услуг есть:
— Я бы просил прокуратуру и правоохранительные органы установить жесткий контроль за работой врачей больниц областного центра, Алчевска, Сватовской областной психиатрической больницы, родильных стационаров, где у рожениц требуют от трех тысяч гривень и более. Мы должны принять самые жесткие меры к мздоимцам. Дальше нельзя мириться с положением, когда люди всей улицей или всем селом собирают деньги на проведение операции больному, которую ему должны сделать бесплатно.
Также губернатор выступил с инициативой подготовить обращение к депутатам Верховной Рады о внесении соответствующих изменений и дополнений в действующее законодательство в сфере здравоохранения.

* * *
Подводя итоги коллегии, Александр Антипов подчеркнул:
— Считаю, что нынешнее состояние здравоохранения требует от нас не только безотлагательных действий по продолжению реформирования отрасли, но и наведения в ней элементарного порядка. Для этого необходимо проанализировать выполнение принятых региональных программ. Главному управлению здравоохранения разработать и внести в действующие программы конкретные планы по оптимизации сети областных специализированных учреждений здравоохранения, коечного фонда. Думаю, что назрела необходимость передачи лечебно-профилактических учреждений, которые предоставляют медицинские услуги исключительно населению городов, являясь при этом областными, в собственность соответствующих территориальных громад.
В свою очередь руководители районов и городов должны рассмотреть ситуацию со здравоохранением на сессиях городских и районных советов и коллегиях райгосадминистраций и наметить конкретные меры по улучшению медицинского обслуживания населения.
С целью решения проблем, рассмотренных на заседании коллегии, подготовлен соответствующий проект распоряжения, который, с учетом высказанных предложений, будет дополнен и подписан губернатором.

Андрей НИКОЛАЕВ.
4.06.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: