Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Луганщина: люди и судьбы

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Луганщина: люди и судьбы
Легенды спорта

Сорок суток под куполом парашюта

Начать рассказ о нашей землячке, самой титулованной парашютистке бывшего Советского Союза Валентине Николаевне Закорецкой, хочется с сухой статистики. Ведь цифры иногда могут сказать гораздо больше, чем эмоции. На ее счету 50 мировых рекордов, трижды попадала в книгу рекордов Гиннесса, а сколько раз покидала самолет, чтобы отправиться в свободный полет, не может подсчитать даже сама. В некоторых источниках фигурирует цифра 11500 раз, а Валентина Николаевна говорит, что 11270 (80). Единственное, что можно с уверенностью утверждать — официально в мире только два человека прыгали больше, чем она — это двое мужчин.






Откуда появился такой разнобой и насколько верна официальная арифметика, мы еще разберемся. Несложные подсчеты показывают еще одну деталь — за свою спортивную жизнь Валентина Закорецкая провела в свободном падении и планировании под куполом парашюта сорок суток.
В 1970 году она впервые приняла участие в чемпионате мира в Югославии и сразу победила. В следующем году впервые стала абсолютной чемпионкой Советского Союза, повторила это достижение в 1972 году и тогда же получила вторую золотую медаль чемпиона мира. А затем в 1975 и 1976 годах — опять золотые дубли чемпиона СССР и мира. Но все победные этапы перечислить невозможно, гораздо интереснее узнать, как же она встретилась со спортом, впоследствии ставшим делом всей жизни.
— Валентина Николаевна, ходят слухи, что по здоровью вы никак не могли попасть в большой спорт. Как же вам это удалось?
— Да, у меня с детства были нелады с сердцем, врачам не нравилась моя кардиограмма. Была болезненным ребенком, освобожденным от физкультуры. Но хуже других быть не хотелось, в спортивных секциях тогда медицинской карточки не спрашивали, вот и увлеклась волейболом, баскетболом и легкой атлетикой — занималась толканием ядра и метанием диска.
— Метанием? Это при вашем росте 170 см и весе 60 кг?
— У меня была хорошая техника, за счет этого были и результаты. Это уже потом спортсменки начали наращивать вес. Но именно такой фундамент и дал возможность достаточно быстро освоиться в небе. А вот современные родители даже свое здоровое чадо стараются освободить от физкультуры под предлогом того, что ребенок не выносит нагрузки. Но если не бороться за свое здоровье, то можно потерять даже то, что имеешь.
— В парашютной секции тоже медицинской карточки не спрашивали?
— Нет, комиссию проходили обязательно, но вместо меня врачи осматривали подругу. Такой трюк приходилось применять перед каждыми соревнованиями. Медики отстали только тогда, когда у меня появились серьезные результаты и имя.
— Получается, что, если бы не сложилось с прыжками, вы бы остались в легкой атлетике?
— То, что в спорте, так это точно. Еще в первых классах кто кем только не мечтал стать, а я — учителем физкультуры. Поэтому, когда поступила на факультет физвоспитания пединститута, училась сама, без всяких поблажек — знала, что буду тренером, а для этого нужны знания не только своего дела, но и педагогики, психологии, медицины и т.д. Тем более что с накоплением опыта появилась потребность его передать.
— Многие спортсмены, бросив большой спорт, не находят себе применения, а вы уже заранее определились…
— Да, не все могут самостоятельно и безболезненно переквалифицироваться из знаменитого спортсмена в рядового гражданина, найти свое место в жизни. О дальнейшей судьбе человека, прославившего свой город и страну, никто никогда не думал. А такие люди должны состоять на учете, им надо помогать в трудоустройстве, ведь не все остаются в спорте, поскольку не из каждого хорошего спортсмена может получиться такой же хороший тренер. Но если у нас вся молодежь брошена государством, то что уже говорить о спортсменах-
ветеранах…
— Давайте вернемся к спорту. В каких видах вы устанавливали рекорды?
— На точность приземления, в групповой и индивидуальной акробатике. Первый вид мне нравился меньше, в нем нет свободного падения, полет слишком короткий. Зато акробатика привлекает эмоциональностью, красотой, возможностью парить и любоваться землей. В групповой акробатике эмоциональность проявляется вдвойне — после выполнения упражнений дальше летим вместе, лица у всех счастливые…
— Во время выполнения упражнений бывает время любоваться пейзажами?
— Конечно, хватает на все. Особенно красиво, когда под тобой облака…
— Сколько человек одновременно могут выполнять упражнения?
— Смотря какие. Например, если просто собраться в кольцо, то мировой рекорд — 302 человека.
— И сколько же надо времени, чтобы образовать такую фигуру?
— При прыжке с высоты 6 тысяч метров на это уходит две минуты двадцать секунд — этого вполне достаточно. Ведь прыгают с нескольких самолетов, вначале собираются отдельными группами, которые потом стыкуются. Но такие рекорды уже не представляют особого интереса. Ну собрались в кольцо сегодня больше человек, чем вчера, ну и что? Ведь мало соединиться — надо еще успеть разойтись, чтобы все успели открыть парашюты, и никто при этом никому не помешал, иначе может произойти несчастный случай. Тогда и рекорд не засчитают. А с увеличением количества человек увеличивается и такая опасность. Я считаю, что устанавливать достижения, связанные с риском для жизни, неразумно. Ведь отменили же фиксацию рекордов при затяжных прыжках. Эти камикадзе соревновались, кто ближе к земле откроет парашют, показывая характер, некоторые не успевали это сделать…
— А отличается сегодняшняя акробатика от той, которой занимались вы?
— Мы просто выполняли комплекс фигур на скорость, а сегодня оценивается и красота исполнения. Рядом со спортсменом или командой летит оператор, который снимает упражнения. Выполняется шпагат, сальто, бочка, полет сидя или стоя — это все надо зафиксировать. От его квалификации тоже многое зависит, ведь если воздушный акробат выйдет из кадра — насчитываются штрафные очки.
— Оператору?
— Всей команде, в которую входит и оператор. Он полноценный участник и в случае победы тоже получает медаль. Кстати, при выполнении упражнений командой вес участников уравновешивается с помощью свинцовых поясов. Это нужно для того, чтобы спортсмены падали на одном уровне и не разлетались друг от друга. А вообще сегодня существуют типы парашютов, специально рассчитанные на разный вес, как костюмы определенного размера на разные фигуры.
— Я как раз хотел спросить — чем отличается сегодняшняя техника от той, которую использовали двадцать-тридцать лет назад. Ведь и парашюты, и самолеты как-то изменились…
— Разновидностей парашютов сегодня столько, что я даже не успеваю за ними следить. Новички прыгают на традиционных круглых, более опытные — на планирующем «крыле». Есть скоростные для парашютного пилотирования, позволяющие в воздухе делать слаломные фигуры, проходя через ворота — появился и такой вид парашютирования. Что касается летательных аппаратов, то, действительно, они сейчас тоже разные, но удобнее всего выходить из старых добрых АН-2 или МИ-6, у них удобная дверь во весь рост. Но это имеет значение только для новичков, опытному спортсмену практически безразлично, какой самолет, какая скорость.
— А первый шаг из самолета сделали сами или, извините, вам «помогли»?
— Сделала сама, но в полусознательном состоянии.
— Тем не менее впоследствии «допрыгались» до гиннессовских рекордов…
— Я не считаю это большим достижением, так как рекорды засчитывались всего лишь за количество прыжков. А я просто люблю прыгать, даже когда у нас была зима, ездила для этого в Среднюю Азию. Было время, когда звание «Мастер спорта международного класса» выдавалось за пять тысяч прыжков без учета участий в соревнованиях и спортивных заслуг. Меня удивляет, что все обращают внимание на гиннессовские рекорды, за которыми стоит не труд, а мое увлечение, удовольствие. Честно говоря, прыжков-то у меня на самом деле гораздо больше, чем зафиксировано. Было время, когда не разрешалось в день прыгать больше десяти раз — считалось, что это вредно для здоровья. А поскольку прыгать хотелось, то я некоторые просто не записывала, сознательно занижая их количество, поэтому точное число сегодня установить невозможно (наверное, Валентина Николаевна уже давно «перепрыгала» своих ближайших конкурентов-мужчин, о которых говорилось выше, и именно по количеству прыжков она первая, хотя и не считает это достижением — С.З.). Просто прыгнуть много раз — не проблема, а вот установить пятьдесят мировых рекордов — намного сложнее, для этого действительно надо было потрудиться.
— Говорят, что за время прыжка парашютист теряет больше килограмма веса, а вы прыгали и по двадцать раз в день. Как это удавалось?
— Возможно, новички его и теряют, перегорая от волнения, а опытным спортсменам это не грозит. Представьте себе, что я, делая до двадцати прыжков в день, каждый раз теряла бы по килограмму? Да от меня к вечеру мало бы что осталось! Так что все эти страсти из области сказок для перворазников.
— А когда прыгали последний раз?
— В прошлом году на свой день рождения. Сегодня один прыжок стоит примерно 200 гривень. К сожалению, я себе такое позволить не могу. Этот вид спорта стал уделом богатых, регулярно заниматься могут только состоятельные люди. Молодежь же может наскрести нужную сумму для одного-двух прыжков, чтобы проверить характер и получить дозу адреналина, но это не спорт. Для достижения хороших результатов надо регулярно тренироваться.
— Значит, перспективные ребята, у которых нет достаточно денег, не имеют шансов?
— Но ведь такая ситуация не только в парашютном спорте. Какие могут быть разговоры о повышении здоровья нации, если все секции платные? Не каждая семья может себе позволить оплачивать тренировки ребенка. Но не все дети пытаются освободиться от физкультуры, многие хотят вырасти крепкими и здоровыми, хотя бы для того, чтобы защитить себя от хулиганов, которых развелось достаточно. А почему? Да потому, что закон от них не спасает — если при нападении человек не получил хотя бы сотрясение мозга, никто даже не станет возбуждать уголовное дело. Вот так и порождается безнаказанность… В каждой школе, как и раньше, должны быть какие-то бесплатные секции.
— Получается, что такой красивый и эффектный вид спорта потихоньку угасает?
— Ничего удивительного. Инфраструктура развалена, авиация уничтожена. Спортивная подготовка команды области, которую я консультирую, находится на уровне 15 — 20-летней давности, на украинских соревнованиях выше третьего места не поднимались. Да что говорить об области, если сборная Украины выставляет на чемпионат мира спортсменов в возрасте 50 — 60 лет! Каждый из них отрабатывает только за счет базовых навыков, полученных еще в советское время. А ведь для достижения результатов надо расти, то есть регулярно прыгать, а того мизерного количества прыжков, которые они делают, хватает только на поддержание формы. Но смены нет и не предвидится. Кстати, за рубежом уже давно начальные этапы тренировок проводят в специальной аэродинамической трубе, где в восходящих потоках воздуха, позволяющих парашютисту парить, отрабатываются различные технические элементы. Это значительно дешевле и безопасней, чем прыгать с транспортного средства, да и делать это можно независимо от сезона. Но у нас такой техники нет. Из-за всех этих обстоятельств мне сегодня как тренеру в аэроклубе делать нечего, не в моих правилах получать зарплату ни за что.
— Но соревнования в Украине хоть проводятся?
— Да, если найдется спонсор. Хотя пару десятков лет назад для участия в чемпионате спортсмену приходилось проходить отборочные зональные соревнования, в которых участвовало до трехсот человек, и только потом он мог попасть в финал. Сегодня собираются от силы человек тридцать, когда однажды приехало сорок пять, это было уже счастье.
— И последний вопрос. Вы коренная луганчанка?
— Да, я родилась в Каменном Броде, никогда отсюда не уезжала и не собираюсь, хотя и было много предложений. Я из тех людей, которые не могут оторваться от своего дома, за рубежом мне всегда было тяжело, ведь там совсем другой менталитет…

* * *
С 1978 года Валентина Закорецкая тренирует молодежь. Сначала молодежную сборную Советского Союза и сборную Украины, теперь консультирует луганчан. Она подготовила двадцать восемь мастеров спорта и двух мастеров спорта международного класса. После первого же выступления на чемпионате мира, когда она сразу ворвалась в элиту парашютного спорта, ей доверили стажировать космонавтов — Владислава Волкова и Виктора Пацаева. Тогда ей было двадцать три года. Недавно ей исполнилось шестьдесят два, и сегодня она работает старшим контролером в супермаркете.


Сергей ЗАРВОВСКИЙ.
28.04.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: