Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Конфликт

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Конфликт
Так жить нельзя

Вынесенное в заглавие название нашумевшего документального фильма перестроечных лет актуально у нас, похоже, во все времена. И сегодня тоже. Правда, разоренные обезлюдевшие дома и квартиры приходилось до сих пор видеть и фотографировать в основном в городах и поселках закрытых шахт. А тут вот, пожалуйста: сравнительно молодой и прогрессивный Северодонецк тоже зияет такой открытой раной — общежитием по улице Маяковского, 17-б. Сочувствовать обшарпанным отсыревшим стенам, разбитым окнам или выломанным дверям было бы смешно — жалко людей, которые вынуждены жить в таком антураже.





Дважды проданные
Расположенное в глубине квартала рядом с такими же блочными пятиэтажками, это здание внешне ничем особым раньше не выделялось, разве что отсутствием балконов. Принадлежало общежитие научно-производственному объединению «Импульс», и жили здесь молодые создатели вычислительной техники, можно сказать, интеллектуальная элита города. Северодонецк строился быстро, и люди просто ожидали получения полноценного жилья.
Потом наступил капитализм, и у тех, кто «застрял» в общежитии в 90-х, уже и дети здесь повзрослели, и у них свои дети растут. Под ударами экономического кризиса «Импульсу» было не до этого здания, и, наконец, бывшее НПО, ставшее в 1997 году ОАО, продало его частному лицу. Точнее: дочернее предприятие «Управление недвижимостью» в марте 2004 года продало общежитие Сергею Мыцикову, северодончанину. Он передал здание в аренду другому частному предпринимателю, а тот — в субаренду ООО «Сплендор».
Однако новый собственник вскоре, видимо, разочаровался в приобретенной недвижимости, и в октябре 2006 года продал общежитие. Нынешними его хозяевами в долевом соотношении являются лисичанин Игорь Пурик и киевлянин Сергей Шаблиенко. Последний, правда, тоже уже поостыл к приобретению, приносящему не прибыли, а проблемы, и свою долю продает. Да и Киев от нас далеко. Так что реальные жилищно-коммунальные отношения строятся между жильцами общежития и Игорем Пуриком. Строятся весьма и весьма сложно. Но прежде чем вдаваться в их подробности, давайте побываем в самом общежитии.
…Центральный вход в него закрыт металлическими дверями, две трети общежития пустуют, фактически разорены. В единственный жилой подъезд мы входим с тыльной стороны, через запасный вход. Там ремонт не делался явно еще с советских времен, вместо выбитых стекол сами жильцы натянули пленку, вставили картон. Освещения нет. Лестничная клетка закопчена — был пожар в одной из квартир. По стенам слишком смело и безответственно протянута обвисающая местами даже до уровня детского роста электропроводка. Сыро, холодно, мрачно…
Три года, рассказывают встретившие нас женщины, в здании нет отопления, год как отключена электроэнергия — она по таким сомнительным «времянкам» подается лишь в те комнаты, жильцы которых подписали с собственником договор аренды жилья. Остальные в качестве коммунальных услуг имеют только холодную воду и газ. А как же купаться, стирать? «Вот здесь, — показывают на закрытую металлическую дверь на первом этаже, — были душевые и постирочная, теперь тут сделали офис».
Представьте себе: три года без отопления, а этой зимой и без света. Быт без электроприборов — без телевизора, утюга, холодильника… Ладно, колбаса, а если лекарства надо при низкой температуре хранить? Не средневековье, а XXI век, не таежное селение, а готовящийся к своему 75-летию город Северодонецк, где строится современное элитное жилье, другие «продвинутые» объекты…
Это надо увидеть. Эти отсыревшие, покрытые грибком стены («Тут мы дезактином промыли сами, почистили все, хоть дышать стало можно»). Эту покорную обреченность в глазах инвалида Николая Потоцкого («Как зимую? Ватник не снимаю всю зиму… В туалете тряпку надо постоянно менять на полу: течет из-под муфты каждый раз, после того как на пятом этаже пользуются унитазом»). Это печальное лицо молодой женщины, тоже инвалида Ирины Меликовой, которую мы встретили в единственном относительно теплом месте — у печки на кухне, под веревками с просыхающими вещами. Сыро, стекла на окне покрылись росой — как же они сохнут? Надо услышать возмущение пенсионерки Валентины Садухиной: приехала она из деревни, где жила из-за болезни мужа, а дверь в ее комнату выломана вместе с косяком. Кто, по какому праву? Где же теперь жить? Пока ночует у дочери, которая снимает квартиру…
— Выбивали двери и в секции, и в комнаты средь бела дня, — комментирует депутат горсовета, первый секретарь Северодонецкого горкома Компартии Украины Сергей Дьяков, написавший письмо в «НГ» о злоключениях жильцов общежития. — Они к нам в горком прибегали и плакали. Обращались в милицию. Милиция приезжает, составляет протокол и уезжает. А они остаются…
Так ныне «налаживает» взаимоотношения с жильцами теперешний хозяин здания. Поначалу «воспитывал» тоже не менее жестко: как рассказали наши собеседницы, поставленная на центральном входе охрана не пропускала людей в их комнаты, потом все жильцы были переброшены в один подъезд, в ходе чего некоторые из них остались вообще без квадратных метров.
Так собственник убеждает людей в необходимости подписывать с ним договоры аренды. Но наиболее активная часть проживающих здесь продолжает, во-первых, оспаривать в судах законность самой купли-продажи общежития, во-вторых, не соглашается с предложенной арендной платой — она явно завышена.

Пятилетка выживания
Если кто-то решит, что мое восприятие условий, в которых живут прописанные по ул. Маяковского, 17-б, — чисто субъективные «охи» и «ахи», приведу выдержки из акта обследования общежития, проведенного год назад, в апреле 2008-го, комиссией в составе руководителей УЖКХ горсовета, специалистов пожарного и энергонадзора, СЭС, депутатов горсовета. «Санитарно-техническое состояние здания общежития неудовлетворительное… В первом жилом подъезде… уборка мест общего пользования (лестничные клетки) не выполняется. В блочных секциях в некоторых незаселенных комнатах выбиты двери, в коридорах практически отсутствует освещение, электропроводка находится в аварийном состоянии со следами короткого замыкания. Распределительный щит электроэнергии в подвале общежития обследовать не представилось возможным в связи с отсутствием доступа к нему (не было ключа у коменданта, а собственник общежития не прибыл на комиссию). Помещение общежития находится в пожароопасном состоянии, которое может привести к возникновению пожара и осложнению эвакуации жильцов общежития. Стены, потолок в коридорах и на кухне в копоти, местами осыпалась штукатурка, отклеились обои…»
Проверка проводилась по просьбе прокурора города, а не потому, что в горисполкоме услышали жалобы людей и прониклись к ним состраданием. Жильцы общежития не раз пикетировали здание мэрии, ночевали в палатках рядом с ним — впустую. Был, правда, подписан согласительный документ, который ситуацию не разрешил: ни собственники здания не приводят его в надлежащий вид, ни часть проживающих в общежитии, оплачивая коммунальные услуги, не принимает условия оплаты жилплощади и не подписывает арендные договоры.
Несколько слов по этому поводу. Игорь Пурик, по словам жильцов, вначале предложил проживающим в его здании арендную плату 7 гривень за квадратный метр, потом 6, последняя цифра — 3 гривни. Сравним: в соседней панельной пятиэтажке квартплата в два раза ниже, а я в Луганске примерно в таком же доме, но кирпичном, плачу и того меньше. Почему люди, не имеющие элементарных бытовых удобств, должны отдавать за эти холодные, темные и покрытые плесенью метры такие большие деньги?
— У меня две комнаты по 8 метров, — поясняет Надежда Добровольская, лидер жильцов общежития, отстаивающих свои права. — Я оплачиваю общую площадь 38 метров. Посчитайте, сколько получится.
Выходит, господин Пурик хотел получать от госпожи Добровольской вначале 266 гривень ежемесячной арендной платы, потом спустил сумму до 228, теперь согласен на 114. На что она и ряд других жильцов не согласны. И не только они. Первый заместитель председателя Луганской облгосадминистрации Юрий Арефьев 6 октября прошлого года на их коллективное обращение в ОГА, ссылаясь на Примерное положение об общежитиях, в частности, отвечает: «Граждане, которые проживают в помещениях, находящихся в их обособленном пользовании, вносят плату за пользование жилой площадью и за коммунальные услуги по ставкам квартирной платы (тарифам), установленным для домов государственного и общественного жилого фонда. Действующим законодательством не предусмотрено право собственника общежития требовать от жильцов заключения договоров аренды помещений».
И основной пункт противоречий — несогласие части жильцов с самим фактом продажи общежития в частную собственность. Тут у них городская прокуратура тоже в союзниках. Желаемого результата, правда, пока нет, тем не менее и прежний прокурор Северодонецка Владимир Глаговский, и нынешний Сергей Григоров неоднократно обращались в городской и областные суды, отстаивая в этой ситуации интересы жильцов и государства, то есть тоже требуя признать продажу общежития незаконной. Но городской суд дважды отказал в удовлетворении прокурорских исков на сей счет, а областные апелляционный и хозяйственный суды в силу разных причин это дело по существу рассматривать пока не брались.
Хотя процесс не завершен — «непокорные» жильцы общежития намерены отстаивать свою правоту и на уровне столицы. Тем более что находят поддержку своей позиции в ряде инстанций, куда настойчиво обращаются начиная с 2004 года. В этом плане их особо вдохновляют постановления Высшего хозяйственного суда Украины от 21 февраля 2007 года №6/31-92 и Верховного Суда Украины от 2 сентября 2008 года №3/372, согласно которым проданные предприятиями в частные руки общежития, подобные бывшему «импульсовскому», оказались в коммунальной собственности Луцкого и Черниговского горсоветов. Для этого, правда, нужна была прежде всего инициатива этих органов местного самоуправления.

Наш «белый дом» с краю?
Северодонецкая мэрия делает вид, что к ней все это отношение если и имеет, то весьма косвенное. Городской голова Владимир Грицишин отвечает 7 апреля 2005 года на запрос адвоката, что горсоветом никаких решений о разрешении на продажу этого общежития гражданину Мыцикову С.И. не принималось. В то же время президент ОАО «Импульс» Владимир Елисеев 7 мая 2004 года ответ на запрос прокурора города Владимира Глаговского заканчивает фразой: «Необходимо отметить, что продажа здания была согласована с Исполнительным комитетом г. Северодонецка». Имелось в виду, очевидно, письмо в адрес господина Елисеева от 10 февраля 2004 года, подписанное заместителем городского головы Иваном Шевченко, где, в частности, сказано: «По существу дела сообщаю, что исполнительный комитет городского совета не возражает против отчуждения вышеуказанного объекта без изменения профиля».
Судя же по ответам на эту тему, которые заместитель городского головы Сергей Егоров направляет в различные адреса, ответственны за сложившееся в общежитии критическое положение исключительно его владельцы и жильцы. Но коль они между собой не могут найти общего языка, в результате чего людям приходится существовать в жутких жилищных условиях, наверное, местная власть сторонним наблюдателем этого быть не должна! Надо бы ей искать не формальные обоснования своей непричастности, а действенный выход из тупика. Исходя прежде всего из главного: не должны страдать люди. Владельцу общежития законодательство запрещает ухудшать условия проживания в нем, а он это делает. Пусть тоже через суд, как жильцы, а не силовым давлением отстаивает свои интересы. Да, статья 41 Конституции Украины предусматривает право каждого владеть, использовать и распоряжаться своей собственностью, но это (все по той же статье Конституции) не должно наносить вред правам, свободам и достоинству граждан. А что мы имеем в данной ситуации?
Выход? Его предлагает, например, Сергей Григоров в письме Владимиру Грицишину от 14 мая 2008 года. Прокурор города, в частности, требует рассмотреть проблемы проживания в помещениях данного общежития на очередном заседании исполкома горсовета «в отношении целесообразности, с целью предупреждения дальнейших нарушений жилищных прав граждан со стороны собственников общежития (Пурик И.А., Шаблиенко С.А.), переселения жильцов в другие общежития, которые находятся в коммунальной собственности территориальной громады города…».
У мэрии, правда, на этот счет своя позиция. Сергей Егоров пишет 4 сентября прошлого года Людмиле Лысенко, лишившейся комнаты в ходе «большого переселения» в крайний подъезд: «Согласно законодательству, собственник общежития должен предоставить жильцам другое жилье, если комнаты, в которых они проживают, не соответствуют санитарно-техническим условиям». А если не соответствует все общежитие?
К сожалению, задать лично вопросы Сергею Валерьевичу я не смогла: за четыре дня телефонных переговоров его секретарь время от времени мне сообщала, где он и чем занят, и наконец подвела черту: занят настолько, что уделить время журналисту областного издания не может. Возможно, позже… В пресс-службе горсовета нам, впрочем, сказали, что он вообще мало контактирует со СМИ, по местному телевидению, например, еще ни разу не выступал, так что «НГ» — не исключение.
Особенность ли это руководителя, отвечающего за состояние жилищно-коммунального хозяйства города, достоинство его или недостаток, решать не нам. И какую-то точку в этой истории газета поставить не может. Думается, могла бы городская власть, если бы хотела. Тем более что из 32 северодонецких общежитий, три из которых находятся в частной собственности, два — в государственной, остальные — в коммунальной, только вокруг одного, по улице Маяковского, возник такой резонансный конфликт. Этот город, сказали нам в главном управлении жилищно-коммунального хозяйства обл-госадминистрации, вообще из наиболее спокойных в данном отношении. И вот те на — такое противостояние! Оно вовсе не запутанное, как кажется, и вполне разрешимое, если исходить из элементарного и естественного: люди должны жить в человеческих условиях, и заботиться об этом обязана в первую очередь местная власть.
В целом же и по области, и по стране острота проблем защиты интересов жильцов общежитий не спадает давно. Наконец в сентябре прошлого года был принят Закон «Об обеспечении реализации жилищных прав жильцов общежитий», который предоставляет им давно ожидаемое право приватизировать свое жилье. Увы, закон не распространяется на общежития, которые на законных основаниях находятся в частной собственности. Вот эти-то основания и начали оспаривать жильцы бывшего «импульсовского» общежития задолго до принятия упомянутого закона. Теперь у них появился новый стимул. А проблемами проживающих в таких спорных общежитиях ныне занимается и созданная Кабмином межведомственная рабочая группа, и аналогичная областная, возглавляемая первым заместителем губернатора Юрием Арефьевым. На ее заседании 6 февраля ситуация в злосчастном северодонецком общежитии тоже рассматривалась, даст ли это реальный эффект — покажет время. Но в любом случае перспектива нашумевшего конфликта в значительной мере определяется степенью желания местной власти разрешить проблемы проживающих там людей.
Господа из мэрии Северодонецка, не пожалейте полчаса своего времени, зайдите в этот квартал, в этот дом и посмотрите на его лестницы, коридоры, кухни, комнаты, посмотрите, как живут там люди — хоть «согласные», хоть «непокорные»…
Так жить нельзя!

Зоя ПУТРЕНКО.
11.04.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: