Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Рынок труда

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Рынок труда
Затишье — перед бурей или рассветом?

В преддверии январской сессии областного совета, когда в постоянных комиссиях традиционно обсуждался проект программы экономического и социального развития Луганской области на 2009 год, депутаты, представляющие областной центр занятости, неожиданно (по крайней мере, для постороннего наблюдателя) заявили о том, что они инициируют и предлагают внести в эту программу отдельный раздел о рынке труда. Чем это было продиктовано? Зачем базовому документу региона понадобился этот отдельный, новый раздел? С этого вопроса мы и начали нашу беседу с депутатом областного совета, директором Луганского областного центра занятости Андреем ЧЕРКАСОВЫМ.




— Это было вызвано тем, что до сих пор рынок труда как составляющая программы просто не рассматривался. Сегодня безработица стала колоссальной проблемой не только из-за экономического кризиса, но и потому, что рынком труда, прогнозированием его развития никто системно не занимался. Поэтому мы, служба занятости, и предложили: давайте определим отдельным разделом программы, что такое развитие нашей области с точки зрения трудовых ресурсов на ближайшую перспективу. И впервые это обозначили в программном документе развития области.
Замечу, что с конца прошлого года во исполнение договоренности между министерствами труда и социальной политики, науки и образования областные службы занятости стали визировать всем учебным заведениям (профтехучилищам, колледжам, вузам) план приема абитуриентов на следующий учебный год. В рамках этой задачи планируем проанализировать — кого собираются готовить наши вузы, колледжи, училища. Для чего? Потому что наши учебные заведения порой выпускают такое количество ненужных специалистов, которое даже служба занятости переварить в полном объеме не в состоянии. Например, сегодня почти все вузы (за редким исключением) готовят юристов. А сколько этих юристов нужно реально — на предприятиях, в бизнесе? И куда этот человек пойдет дальше работать, если его профессия не востребована на рынке труда? И чем служба занятости сможет ему потом помочь?
Поэтому мы хотим на основании региональной статистики, в разрезе городов и районов проанализировать, сколько, по каким профессиям у нас за последние пять-семь лет стояло на учете безработных. И в каких специалистах больше всего нуждалась наша экономика. И на основании этого анализа сделать кадровый прогноз на перспективу. Почему служба занятости вышла с такой инициативой? Потому что нам неинтересно, когда молодые люди, окончив ПТУ или вуз, тут же приходят к нам становиться на учет. Поэтому служба занятости начала реализацию обширной программы, направленной на профориентацию детворы и их родителей. В рамках этой программы буквально несколько дней назад мы получили первые тридцать (из тысячи для всей Украины) терминалов, которые уже начали устанавливать в городе Луганске (презентация первого такого терминала недавно состоялась в специализированной школе-гимназии № 30), а в перспективе (до 2012 года) они появятся в каждой, даже самой маленькой и отдаленной сельской школе. Подобного опыта нет нигде, даже в Европе. Технически это очень сложный проект, потому что в итоге все эти терминалы предстоит связать в единую сеть через Интернет со всеми службами занятости страны, включая центральный, киевский офис. Задача — дать возможность учителям, родителям и их детям (для каждой категории терминал оснащен отдельной программой) увидеть, какая сегодня ситуация на рынке труда, какие профессии перспективны.
Параллельно в прошлом году Луганская областная служба занятости по собственной инициативе и первой в стране охватила профориентационной работой все смены всех 43 дет-ских оздоровительных лагерей, включая ДОК «Южный» в Крыму. Такого опыта в стране тоже больше нигде нет — прошлым летом через эти мероприятия прошли почти 15 тысяч детей. И в этом году, несмотря на кризис, мы будем продолжать этот опыт.
Еще несколько цифр. За прошлый год мы переобучили новым профессиям почти 12 тысяч человек. При этом вся система профтехобразования области за год выпускает около 15 тысяч специалистов. Вы спросите — а нужно ли столько переобучать? Нужно, потому что у людей нет востребованной рынком профессии.
— И все эти задачи нашли отражение в программе?
— Да. Скажу больше. Сегодня у нас сложился тесный контакт с главным управлением экономики облгосадминистрации. Наши специалисты совместно выработали модель, благодаря которой в управлении экономики аккумулируются прогнозы профильных управлений по отраслям — в АПК, промышленности, на транспорте, в строительстве и т.д. На основании этих прогнозов служба занятости моделирует ситуацию на рынке труда, которая свидетельствует о том, что в нынешнем году уровень безработицы в Луганской области может составить 9,9 процента (по методологии МОТ).
— А какова ситуация на рынке труда сегодня?
— В абсолютных цифрах — по состоянию на 1 апреля 2009 года в статусе безработного официально зарегистрировано 34,9 тысячи человек. Для сравнения: на 1 октября прошлого года на учете в нашей службе было чуть больше 22 тысяч человек.
— А вы не учитываете тех, кто сегодня находится в неоплачиваемых отпусках, трудится неполную рабочую неделю?
— Этих людей учитывает главное управление экономики. Но, исходя из действующей методики расчетов, можно говорить, что на самом деле сегодня в области около 76 тысяч безработных. То есть примерно вдвое больше, чем зарегистрировано официально.
Между тем в феврале и по всей стране в целом, и в нашей области в частности, стремительный прирост безработных прекратился. Смотрите: число безработных в области начало увеличиваться с октября. В ноябре в службу занятости обратилось 10 тысяч человек, в декабре — 11,5 тысячи, в январе — 7,2 тысячи, феврале — 4,6, а в марте — уже 4,2 тысячи. Пик обращений граждан в поисках работы пришелся на ноябрь — декабрь прошлого года.
— Чем объясняется такая ситуация?
— Дело в том, что все, кто планировал массовый выброс рабочей силы, уже сделали это. И в феврале практически прекратилось сокращение на крупных промышленных предприятиях. Практически закончились сокращения в банковской, финансовой сфере, в малом и среднем бизнесе. Однако это не значит, что нижнюю точку экономического падения мы уже прошли. Теперь многое зависит от политической составляющей, от согласованности в руководстве Украины и предпринимаемых в столице действий — продолжится ли падение экономики еще дальше или страна начнет все-таки выкарабкиваться. Если оценивать ситуацию объективно, то в январе — феврале статистика показала прирост валового продукта к декабрю в металлургии, коксохимической, химической промышленности. В том числе и на таком крупном предприятии, как Алчевский металлургический комбинат. Кроме того, посмотрим, как начнут работать весной наши строители. Если они свернули свои строительные программы преимущественно по причине сезонности, а не из-за отсутствия кредитования, то вскоре вновь появится спрос на рабочих строительных профессий. Весной традиционно оживает и сельское хозяйство. Это значит, что и в сельских районах тоже поубавится безработных. То есть в целом есть все предпосылки для возможных позитивных тенденций.
Да, в феврале — марте на рынке труда было относительное затишье. А вот перед бурей или перед весенним рассветом — прогнозы в нашей политически непредсказуемой стране занятие неблагодарное…
— Андрей Владимирович, как повлияли на ситуацию те изменения, что недавно произошли в законодательстве?
— Есть два вида изменений. Первый касается непосредственно тех, кто становится или уже стал безработным.
Из числа «глобальных» новаций: теперь человек, который приходит в центр занятости с формулировкой «уволен по соглашению сторон», начинает получать пособие не на 8-й, а на 91-й день. Хорошо это или плохо — говорить сложно. С одной стороны, конкретному человеку, конечно же, плохо. С другой, сама формулировка говорит, что человек согласился на такой шаг сознательно.
Кроме того, закон ужесточил еще ряд моментов. В частности, если безработный дважды отказывается от предложенной работы или участия в общественных работах, служба занятости может снять его с учета или прекратить выплату пособия. Ведь наша задача — трудоустроить человека. Через переобучение, через семинары, подбор вакансии, но трудоустроить! Пособие — это лишь социальная поддержка на тот временный период, пока у человека нет работы. Поэтому, думаю, скоро мы будем снимать с учета гораздо больше людей.
Из позитивных новаций: вступили в силу нормы закона, которые позволят службе занятости финансировать затраты работодателя на оплату труда работников, которых с целью предупреждения высвобождения временно переводят на другую работу при условии сохранения за ними основного места работы — в случае временной чрезвычайной остановки предприятия по независящим от него причинам. Также введен еще один новый вид социальных услуг — частичная компенсация затрат работодателя на переобучение его специалистов. Условный пример. Скажем, сегодня «Лугансктепловозу» не нужны токари, но нужен электросварщик. Да, завод может уволить токаря и в службе занятости «взять» сварщика. Но нам невыгодно, чтобы люди вообще увольнялись. Поэтому мы предлагаем предприятию: возьмите своего токаря, переобучите за наш счет на сварщика, не увольняйте, но гарантируйте, что он после переобучения проработает еще определенный промежуток времени. А мы компенсируем ваши затраты на его переобучение.
Это два хороших профилактических момента, они введены на период кризиса.
Второй вид законодательных изменений касается действий службы занятости по отношению к работодателю, как основному плательщику взносов в фонд на случай безработицы. В частности, расширилась база плательщиков взносов в фонд: стали платить военнослужащие-контрактники, потому что они тоже могут стать безработными, а также работающие пенсионеры. Несколько увеличился и размер страховых взносов. Но ряд мер будут действовать исключительно как антикризисные — до 1 января 2011 года.
И в целом законодательные новации имеют позитивное значение: с одной стороны, они стимулируют человека искать работу, а нас, службу занятости, активнее помогать тем, у кого проблемы.
— И все же: если случится всплеск безработицы…
— Сегодня бюджет фонда просчитан с большим запасом. В январе — марте вся сумма пособий выплачена в полном объеме. Но мы спрогнозировали несколько большую сумму — и вся страна, и область в частности. И, соответственно, есть резервы. Мы считаем, что даже в случае развития событий по самому худшему, пессимистическому сценарию, денег на пособия хватит.
Второе. Когда у нас были всплески в декабре там, где нужно, служба работала с семи утра до семи вечера, в том числе и по субботам. Если человек обратился сегодня — он и на учет станет сегодня. При условии, конечно, что у него на руках все необходимые документы. Легенды о том, что где-то раздают номерки на неделю вперед, это были всего лишь легенды.
— А как получилось, что в Стаханове в декабре не смогли «переварить» более двух тысяч уволенных с вагоностроительного завода?
— В Стаханове был колоссальный и неплановый всплеск, и это продолжалось всего лишь первую неделю. Если бы это шло по сокращению штатов, по 40-й статье КЗоТ, мы бы все предусмотрели заблаговременно, добавили людей — из Брянки, Кировска, компьютеры завезли. Но когда работодатель выплеснул столько людей по соглашению сторон…
— Где-то еще в области подобная ситуация повторялась?
— Столь мощного всплеска больше не было нигде. Хотя мы готовы к большому и массовому всплеску безработицы. Но люди стали грамотнее — их уже просто так за ворота не вы-ставишь. Кроме того, областной центр занятости по своей инициативе провел большой семинар с участием федерации профсоюзов, работодателей, мы ведем большую разъяснительную работу со всеми. И настаиваем: во главе угла стоит человек. Потому что пройдет и экономический, и политический кризис. Но нашу страну ждет более серьезное испытание — демографический кризис. Уже сегодня мы видим, что до 2016 года в нашей области произойдет значительное сокращение трудовых ресурсов, при этом параллельно очень высокими темпами будет расти число пенсионеров.
Поэтому сегодня совместно с главным управлением экономики облгосадминистрации мы пытаемся смоделировать ситуацию в отношении трудовых ресурсов хотя бы на ближайшую перспективу — на 2010 — 2011 годы.
— И что просматривается в этих моделях?
— Что надо ориентировать людей на получение рабочей профессии (а рабочие профессии сейчас очень востребованы, причем в самых разных отраслях — от сельского хозяйства до перерабатывающей промышленности), учить молодежь экономике и ориентировать ее на открытие собственного дела. Кроме того, в нашем регионе все равно будет развиваться промышленность. Значит, будут нужны инженерно-технические работники в этот реальный сектор экономики.
К слову, мне, как депутату областного совета, очень импонирует состав нашей постоянной комиссии по вопросам промышленной политики, предпринимательства, экологии и жилищно-коммунального хозяйства. За исключением двух-трех депутатов в этой комиссии — все первые руководители крупных предприятий: Виктор Быкадоров, Андрей Недовес, Надежда Осыченко и другие. И мы общаемся на одном, понятном друг другу языке. И все вопросы (включая предоставление недр в пользование частным предприятиям) рассматриваем профессионально, в том числе и с позиций развития рынка труда. Потому что мои коллеги-депутаты представляют тот реальный сектор экономики, который формирует основу благополучия всей Луганской области.
Лично я глубоко убежден: занятость — это в первую очередь категория экономическая. И только потом — социальная. Если мы совместно с исполнительной властью сумеем разработать модель, в которой развитие региона будет рассматриваться сквозь призму конкретного человека, а не через цифры и политику, тогда у нас в области все получится. Потому что иного пути просто нет.

Ирина Ефанова.
7.04.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: