Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Реалии

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Реалии
«На выпускном у одноклассницы...»
(из дневника остарбайтера)

13 января. Ну и поперло! Оказывается, во время отпуска можно «подшабашить». Да не где-нибудь, а в самой дорогой столице мира — Москве. Заманчиво, правда? Во-первых, посредники утверждают, что минимальная зарплата плотников гарантирована — не менее 25 тысяч рублей в месяц. Во-вторых, расчет за проделанную работу будет производиться каждую неделю. А это значит, что по первому желанию можно будет «навострить лыжи». И, в-третьих, очень уж хочется погулять по Москве. В режиме пятидневной рабочей недели (суббота — короткий день) осуществить это желание будет совсем несложно. Третьяковка, Поклонная гора, Красная площадь, Мавзолей, Крылатское, Арбат и многое-многое другое, чем богата Москва — звало в дорогу. Поэтому ребятам из бригаду плотников ответил сразу и кратко:
— Годится. Еду с вами. Оформляйте билет. На сегодняшнее 13-е число, на суеверия не реагирую. Все будет тип-топ, если вам, конечно, не соврали.




15 января. «Лапшу на уши» нам все-таки повесили, и это стало понятно с самой первой минуты. Комендант Владимир Николаевич на вопрос о заработной плате ответил дипломатично:
— А это сколько заработаете. Никаких гарантий не даем. Ставок и нормативов как таковых нет. За качество работ и их сроки отвечает прораб. Его слово закон и для вас, и для финансового директора. Это имейте в виду. Но аванс — каждую субботу. Тут некоторые сразу сваливают, а остальные — работают.
А мы для чего приехали? Мы приехали, чтобы работать, вернее, за-ра-ботать, поэтому «сваливать» еще рановато:
— Рассказывайте, где можно оставить вещи и устроиться на ночлег? Время покажет.

17 января. Работаем на строительстве детского сада. Наша сельская и поселковая ребятня может только позавидовать детям, которые будут здесь проводить время: просторные игровые комнаты… и бассейн. Интересно, во сколько будет обходиться содержание ребенка? Впрочем, что нам до детишек, которые когда-то переступят порог и откроют двери, которые как раз сейчас навешиваем, если эти самые двери, сопя и чертыхаясь, мы устанавливаем дедовским способом — отвесом и древком от лопаты. Молодой прораб Владимир Сергеевич на мои запросы улыбается:
— Нет пока в наличии ни уровня, ни гвоздодера, ни пассатижей, ни отвертки, ни шуруповерта. Что было, то роздали. Сейчас лишь отвес и молоток — чем не инструменты?!
Так что не будете ли вы так добры, уважаемый, с установкой дверей все-таки поторопиться?!
Бригадир плотников подходит и протягивает рулетку:
— Бери и пошли со мной, я тебе свой гвоздодер дам. Здесь пока дождешься инструментов…
Бригадир родом из Белоруссии. Мастеровой и компанейский парень, он вводил нас в курс здешних правил:
— С начальством не разговаривай, (прорабы потом «заклюют»), раньше времени на обеденный перерыв, а также к автобусу после окончания работы — не появляйся, иначе могут прогул записать. Это здесь быстро. Система штрафов работает исправно.
Как работает система штрафов, еще не знаю, но сегодняшний «короткий» день закончился, как всегда, в 19 часов и ни минутой позже. На вопрос о том, всегда ли здесь так, перфораторщик Ибрагим ответил важно:
— А каждий воскрэсений работать не захотэль?

18 января. Вот и не угадал Ибрагим. Сегодня как раз воскресенье и этот день объявлен выходным. Нас выпускают за пределы территории, на которой расположено общежитие. Более того, на каждого новенького выписали аванс в 500 рублей. Деньги, вообще-то не очень, но, оказывается, и за это мы должны благодарить руководство. Другим работникам, менее «благонадежным», то есть лицам, ранее замеченным в пьянках, на руки выдается от 200 до 300 рублей. На сигареты.
Недалеко Черкизовский рынок, а одеты мы не ахти, вот и решили «прибарахлиться». Охрана пропускает через первые ворота, затем, минуя вторую проходную, мы оказываемся на улице. Переходим через Амурскую и видим, как возле магазина милиция проверяет документы у наших новых знакомых по стройке, которые уже успели «ударить по пивку». Хорошее настроение как рукой слизало. Ведь у нас ни местной прописки, ни разрешения на работу. Такое ощущение, будто попали на вражескую территорию…
Правда, на рынке впечатление изменилось. Там настоящий «Шанхай». Китайские лица, китайские вывески, китайский разговор. Славянской физиономии не увидишь… Мой новый знакомый Саня, с которым сдружились на стройке, рассказывал о том, что Москва уже давно поделена между влиятельными группировками. Центр столицы держат «свои» авторитеты, а окраины находятся под влиянием лиц восточных и кавказских национальностей. Мы оказались в «китайской» зоне. Ну все, как в Китае, только велорикши не увидишь.
Быстренько скупились и сразу же подались восвояси. Не дай Бог, стражи порядка задержат, а у нас и на штрафы денег не хватит.

20 января. Говорят, понедельник — день тяжелый. У нас он начался как обычно. Без пятнадцати семь автобус выехал за ворота и, укутанный сонным сопением сидящих и стоящих пассажиров, уныло поплелся по улицам. Больше часа пробивались к месту работы через всю Москву по автострадам и переулкам. Ни на ругань, ни на разговоры просто не было сил. Эти переезды забирают каждый день по 2 — 3 часа. Прибавляй сюда еще одиннадцать часов работы (с 8 до 19) с перерывом на обед и в итоге получается, что общая продолжительность работы «остарбайтера» ООО «Русь» доходит до 13 — 14 часов в сутки. Каждый день на участок выходит более 80 человек, и местных среди них нет, за исключением инженера да прорабов. Именно прорабы тщательно следят, чтобы не было частых перекуров и чтобы никто не ушел с работы раньше положенного времени, даже если выполнил производственное задание на полчаса раньше. Признаться, меня сегодня очень позабавила картина, когда человек семь бетонщиков собрались за туалетом, внимательно высматривая, не идет ли кто из начальства. Работу они закончили, но идти раньше времени в раздевалку — это значит получить очередной штраф. Ни один москвич над собой такого издевательства не потерпел бы, в этом я убежден. Да и в руководстве компании, которая с удовольствием гребет лопатой наемников из Украины, Молдовы, Белоруссии, Казахстана, а также подбирает приезжих из Пензы, Вологды, Челябинска и Урюпинска, прекрасно понимают, что на такой рабочий день никто из москвичей не подписывался и не подпишется. «Свои» такой крик поднимут, что небу будет жарко. А с приезжих какой спрос? Да и какие права у этих самых «остеров»? Никаких! Прописка? На меня и еще на 13 человек, которые приехали за день-два до моего приезда, свалилась благодать. Оказывается, нас прописали у какой-то там Татьяны Кондратьевой, проживающей по Дмитровскому шоссе в доме таком-то, квартире такой-то. Почти цыганский табор…
Наши бывалые наставники советуют:
— Если будут проверять документы и спросят, отчего так, говорите, мол, приехали на выпускной в институт и поселились временно у сокурсницы (или одноклассницы). Если не поверят, рублей по 200 в паспорта положите и дело с концом. Москва деньги любит.
Деньги, понятное дело, все любят, но у нас на сегодняшний день появился хоть листок прибытия иностранного гражданина. Ну почти что коренные москвичи.

22 января. Сегодня наряд прошел весело. После переклички Ираида (прораб), вдруг спросила одного из рабочих:
— Ты где проживаешь?
— В общежитии.
— А ты? — обратилась к другому.
— На Дмитриевском шоссе.
— Ну вот, хоть один человек нашелся думающий. Я еще раз напоминаю, что в общежитии у нас никто не живет. Нет у нас просто общежития. У всех есть бланк уведомления о прибытии в Москву, вот там и указано место проживания. Заучите и зарубите себе на носу. Это — первое. Второе: если на стройке появляется человек в милицейской форме, все, кто не имеет разрешения на работу, бросают инструменты и мчатся на третий этаж, на чердак. Оттуда поднимаетесь на крышу, становитесь на ляду и ждете, пока мы вас не позовем. Если кого-либо здесь найдут и оштрафуют, фирма ответственности не несет. Штрафы будете платить сами.
Нужно понимать, что монолог этот навеян вчерашними событиями. После работы один из автобусов с рабочими в районе Останкино задержала милиция. Стали проверять документы. У кого все в порядке — в одну сторону, у кого нет необходимых документов — в другую. Ночь. Снег. Голод донимает, а тут — проверка. У «нарушителей» (а таких оказалось более пятнадцати) отобрали паспорта и стали предлагать проехать с ними в отделение. Прораб отошла со старшим наряда в сторону, пошепталась о чем-то, потом собрала 3 тысячи рублей для стражей порядка и забрала нелегалов. Деньги, понятное дело, все любят.

23 января. Сегодня обворовали соседнюю комнату. Ребята приехали с работы, а в сумках наведен капитальный порядок: у кого деньги, у кого куртку, у кого свитер утянули. Оказалось, что поселившиеся двое новеньких в первый же вечер изрядно выпили и на работу не вышли. Когда все уехали — собрали все, что понравилось, и дали ходу. В милицию, понятное дело, заявлять не стали. Общежития-то нет.
По этому случаю рассказали анекдот о том, как к одному хозяину кум приходил именно в тот момент, когда он собирался выпить. Но однажды кум пришел с бутылкой, а хозяин, увидев его в окно, подумал, что тот опять будет просить налить «соточку». Сорвал со стены ружье, снял патронташ и шмыгнул под кровать, наказав жене, чтобы соврала, будто бы на охоту ушел. Кум от такого известия, понятное дело, огорчился, но тут же предложил составить компанию куме. Выпили они по одной, потом по второй, по третьей… А когда начала над хозяином поскрипывать кровать, он с огорчением подумал:
— И ружье есть, и патроны имеются. Выстрелить бы!.. Да нельзя, я же на охоте.
Вот так и у нас. И паспортные данные воров имеются, и личности известны, и где проживают ведомо, а подавать заявление в милицию нельзя, потому как здесь никто не прописан.
— Следите друг за другом сами, — ответила комендант.

24 января. Сегодня у нас еще одно ЧП. У нескольких человек в постели объявились клопы. Раньше я о таких насекомых знал понаслышке, а сегодня увидел воочию. Так сказать, посчастливилось… Впрочем, а что здесь удивительного? В комнате проживает 14 человек. На этаже — больше сотни. На работу мы уезжаем в 6.45, а приезжаем к 8, а то и к 9 часам вечера. Ужин. Подготовка ко сну. Вот и прошел рабочий день. После ужина можно принять душ, но надо выстоять в очереди, так как на весь этаж всего два душевых крана. Вчера, например, я добрался до воды в 0 часов 15 минут. Что же касается остальных, то, мягко говоря, моются они нерегулярно. Вот и пожаловали к нам «гости из прошлого». Кстати, в комнате напротив, которую занимают девчата, эти насекомые тоже объявились.
Понятно, что личная гигиена — личное дело каждого, но иногда мы стоим перед фактом, когда необходимо уповать только на Господа Бога. К примеру, обеденный прием пищи у нас происходит в отдельном вагончике. Чашки, естественно, свои. После первого и второго блюда они ополаскиваются в одном большом ведре. Ни о какой проточной воде разговор, естественно, не ведется. Вот и приходится надеяться, что не занесет кто-то в ведро туберкулезную палочку или еще какую-либо гадость.

27 января. Сегодня на наряде прораб произнесла фразу настолько унизительную, что и сейчас вспоминать гадко. На совершенно логичный вопрос об оплате труда ответила как отрезала.
— По поводу заработной платы сообщаю, что увеличиваться она не будет, а вот уменьшение, связанное с кризисом, грядет. В первую очередь это коснется хохлов и молдаван. Вопросы есть?
Вопросов, конечно, не было. Вчера бригаду хохлов-плотников в полном составе перевели на бетонные работы. Трудимся в котловане под неусыпным оком другого прораба. Иногда находим повод забежать в подвальное помещение погреться. Сварной Василек принес кипятильник, и время от времени балует нас чаем. Самые отчаянные используют подвальное помещение для распития более тонизирующих напитков. Вчера вечером Ираида внезапно нагрянула в подвал и застала одного такого нарушителя со стопкой в руке. «Воспитательная работа» началась не отходя от кассы: удар ногой в пах, хук справа и такой же хлесткий удар по физиономии слева.
— А ты чего стоишь? — удивилась Ираида.
— Та я ж пид баб не ложусь, — ответил тот. — Не звик.
— Ну живи, хотя «премию», считай, заработал.
«Премия» — это условное название штрафных санкций. Они предусмотрены по 18 параграфам, в которых учитывается все — от алкогольного увлечения до появления в нижнем белье в коридоре общежития. Нельзя курить в туалете (некурящих, включая женщин, всего 5 — 6 человек), нельзя материться (а без матов редко обходятся даже женщины), нельзя плохо отзываться о начальстве. Словом, здесь многое «нельзя», поэтому если тебя захотят наказать, то накажут. Рычагов для этого предостаточно. Электрик Славка, который по жизни спиртное не пьет и занимается по системе Норбекова, как-то мне сказал:
— Ты понимаешь, небольшие авансы, которые выдаются накануне воскресений, скорее провоцируют выпивки. Вчера с пьяных глаз в коридоре двери сняли, позавчера ночью — разборки с мордобоем, а сегодня уже вывешены списки оштрафованных нарушителей. Суммы, заметь, немалые — от 2 до 4 тысяч. Только одним даже такие нарушения с рук сходят, а другим, как видишь, «на всю катушку».

30 января. Третий день по ночам душит кашель. Сегодня подошел к коменданту насчет врача или больницы. Но Васильевна широко раскрыла глаза, то ли от удивления, то ли от моей наглости:
— Какой врач? Тебе аванс выдали? Выдали. Так иди в аптеку, покупай себе лекарства. А если совсем плохо, тогда езжай домой. Здесь не лазарет. Твой сосед по кровати уже два месяца кашляет, но на работу выходит.
Я понимаю, что не только болен. Я устал. Устал от грязи и унижений, устал от блох и от положения второсортного человека, устал от постоянных матов и лицемерия. Поэтому начинаю собирать вещи. Может быть, Украина все же позволит поработать на себя и, конечно, на державу. Ведь если мы помрем здесь, на чужбине, там, на Родине, завтра без нас не наступит.

Владимир МАРТЫНОВ.
7.04.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: